ЛитМир - Электронная Библиотека

Синанвор, замерзая в почти безоблачной ночи, дежурил на фордеке, когда заметил какое-то мигание на склоне холма. Он поморгал своими двойными веками, но мигание не исчезло. Казалось, что в ночи подмигивает чей-то глаз.

К счастью, Синанвор не отличался богатым воображением. Тем не менее он задрожал теперь не только от холода. Кто в это темное время сойдет с корабля? Конечно, ходили слухи о молодом человеке и дочери ландграфа, но это была просто болтовня, помогавшая коротать время на вахте.

Караульный поднял повыше свой масляный фонарь, наклонив шест, на котором он был закреплен, над бортом корабля. Нет, все-таки это была просто игра воображения… Хотя — вот снова мелькнуло! Определенно что-то светилось на склоне, на уровне верхней реи фок-мачты. Ему стали вспоминаться малоприятные слухи. Если это, действительно, была страна призраков, то, может быть, какой-то ночной дух пришел, чтобы похитить его с палубы? И кто потом узнает, когда и как это произошло?

Все это заставило его тревожно оглянуться вокруг. Высоко в небе плыли две Луны, верный признак близости утра. Больше нигде никакого движения он не видел. Неужели его смена найдет только фонарный шест, одежду и оружие?

Ведь духи заберут его тело. Момонт должен быть сейчас в дозоре на средней палубе. Он, Синанвор, будет молчать, смотреть на этот таинственный огонь и ждать, когда заберут его душу или, может, позвать на помощь товарища?

Удерживая раскачивающийся фонарный шест, он спустился с бушприта на палубу и двинулся мимо кают.

— Чистого льда и ветра на шее, — послышался из темноты хрипловатый голос. Синанвор обвел вокруг шестом. Фонарь осветил полное любопытства лицо трана.

— Почему ты ушел со своего поста, Синанвор? — спросил обеспокоенный

Момонт. — Если тебя поймает дежурный помощник капитана, он тебе…

— Молчи, Момонт! — быстро зашептал Синанвор. — Там на горе глаз!

Второй вахтенный уставился на приятеля.

— Ты пожевал слишком много экстракта буи.

В голосе Синанвора звучала убежденность:

— Если сомневаешься, пойди и посмотри сам.

— Я не должен покидать пост.

— А кто узнает? Дежурный помощник не появится во время вахт, а ближайшие враги от нас по крайней мере в сотне сатчей.

— Это верно. Я схожу, но только на минуту. Поглядеть разве… — бормотал Момонт, следуя за первым вахтенным на фордек.

Махнув своему спутнику, чтобы тот замолчал, Синанвор выдвинул шест над бортом и стал медленно передвигать его, осматривая горный склон.

Несколько мгновений не было никакого признака свечения, и он больше чем призрака испугался того, как будет вышучивать его Момент утром. Но вдруг снова показалась вспышка. И продолжала светить, не исчезая, как и его фонарь.

— Видишь? Говорил я тебе?

Более прозаический Момонт разглядывал световую точку.

— Действительно, там что-то есть, но думаю, это не призрак. Кто слышал когда-нибудь об одноглазом духе? У ник у каждого по крайней мере по четыре глаза.

— Шш-ш! Не оскорбляй его!

— Да не дух это, идиот ты, приятель. — Момонт влез на ограждение и перекинул через него когтистую лапу. Синанвор встревоженно наблюдал за ним.

— Куда ты?

— На склон.

— Ты с ума сошел? Не делай этого, Момонт! Духи затянут тебя внутрь и утопят в грязи.

— Я думал, духи заберут нас, когда мы бежали из тюрьмы пойос и пробирались под океаном. Но люди и сэр Гуннар с рыжей бородой говорили, что это — суеверия. Потом они убили дьявола, который ночью поднялся из воды. Он вонял, как убитый хессавар. Теперь мне трудно, как раньше, верить в духов и демонов.

Он соскользнул с борта и с помощью подъемной веревки быстро спрыгнул на лед.

— Момонт… Момонт! — Синанвор поднял фонарь выше. В его слабом свете он увидел, как фигура его друга достигла склона холма и неуклюже начала подниматься. Очертания фигуры слились с ночной мглой, потом совсем в ней растворились. Проходили минуты, минуты молчания, нарушаемые только слабеющими завываниями ветра. Но хотя он не слышал победных криков, не доносилось до него и воплей ужаса.

С громадным облегчением он различил наконец фигуру возвращающегося живого вахтенного.

— Что это было? — протянув руку, он помог Момонту взобраться на палубу.

— Вот твой глаз призрака. Мне пришлось его выкопать.

К своему удивлению, Синанвор сразу узнал этот предмет.

— Да ведь это просто пуррас, обычная миска, такой пользуется мой напарник. Странно, что она так блестит. Это дерево, наверное, очень сильно полировали.

— Возьми в руки, — велел Момонт. — Это не дерево.

Синанвор принял у него этот предмет… и чуть не уронил. Он был сделан из плотного тяжелого металла, сильно потускневшего в одних местах и все еще блестящего в других. Металла такого он не знал. Вахтенные обменялись взглядами. Что за люди жили здесь, в этой лишенной льда пустыне, которые могли позволить себе делать обычную кухонную утварь из цельного металла? Металл копили, чтобы делать из него оружие, гвозди или инструменты, но не миски. Синанвор ничего не понимал и, не понимая, сказал:

— Я думаю, лучше пораньше разбудить дежурного помощника.

Офицер был не меньше обоих вахтенных поражен этой чашей. Он решил разбудить Та-ходинга, который поднял трех людей и сэра Гуннара, а также других, составлявших неофициальное руководство корабля.

Вскоре проснулась большая часть команды и отправилась осматривать склоны. Их фонари казались остававшимся на «Сландескри» собранием светлячков на ходулях. Никто из людей участия в раскопках не принял. Их защитные костюмы едва справлялись с ночной температурой минус семьдесят градусов, а дополнительное охлаждение ветром могло привести к мгновенной смерти. А если какой-нибудь инструмент, задев материю, оставит дыру, через нее наружный воздух заморозит тело, как струя жидкого гелия. Поскольку на холме было много народу, на палубе вскоре доставили для осмотра несколько мешков трофеев. Глядя сквозь маску, Этан увидел среди грязи целую сокровищницу металлических предметов. В большинстве миров их оставили бы без внимания, как ничем не примечательные, но на бедном металлом

Тран-ки-ки они были свидетельством богатства, которым владели исчезнувшие обитатели. Здесь были ножи, пряжки, сосуды для питья и даже металлические пуговицы и булавки. Гуннар повертел в руках булавки. До сих пор он видел их только из кости.

— Невероятно богатые, невероятно расточительные, — бормотал он, двигая фонарь так, что тот отбрасывал свет на узорчатую сталь. — Завтра мы покопаем более внимательно.

— Кто мог здесь жить? — вслух раздумывал Этан.

— Не траны и не сайя, — рыцарь обратил свое внимание на хитроумную металлическую бутылочку, обернутую тонкой проволочной филигранью. — Для нас здесь слишком пустынно я нет льда, а для сайи здесь слишком холодно.

Но это не работа духов, — кошачьи глаза стремились пронзить продутую ветром тьму. — Кто-то жил здесь…

На следующий день разделили склон на участки и принялись за работу группами. Раскопки приносили множество новых находок. Некоторые были сделаны из привычных материалов: дерева и кости, но большинство из различных сплавов, неизвестных даже Септемберу и Вильямсу. Неожиданно оказалось, что наиболее загадочными учитель счел деревянные предметы.

Когда Этан спросил его, почему, он ответил:

— Потому что это означает, что этот район покинут не так давно с геологической точки зрения. Ведь хотя верно, что холодный воздух помогает какое-то время сохраняться целлюлозным материалам, он не сухой, как в пустыне. Да и почва содержит в себе микроорганизмы, которые даже разрушают дерево, хотя они рассеяны в почве и количество их не очень-то велико. Это дерево слишком хорошо сохранилось, чтобы считать, что оно долго пролежало в земле.

Они решили остаться на несколько дней и выкопать все, что удастся.

Однако новое открытие вскоре изменило их планы.

Вернулись две группы разведчиков, посланных искать проход через холмы. Разведчики возбужденно рассказывали невероятную историю. Они так жестикулировали, ахали и перемежали свою речь восклицаниями, что Этан и его друзья ничего не могли понять.

61
{"b":"9062","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
С того света
Мечтать не вредно. Как получить то, чего действительно хочешь
Агент «Никто»
Забей на любовь! Руководство по рациональному выбору партнера
Осень Европы
Сильнее смерти
Дневник жены юмориста
Unfu*k yourself. Парься меньше, живи больше
Почему у зебр не бывает инфаркта. Психология стресса