ЛитМир - Электронная Библиотека

Он поднял к потолку левую руку. Из растопыренных пальцев вырвалась молния и перебила древко знамени, укрепленного за столом напротив мага. На сидящих посыпались куски дерева, а потом упало и само знамя.

Маркус только ухмылялся, наблюдая, как барахтающиеся под полотнищем члены Кворума пытаются выбраться и соблюсти при этом видимость достоинства.

– Ну как? Может, сотворить еще что-нибудь?

– Нет-нет, мы удовлетворены, – проскрежетал Трендави, вылезая из-под знамени.

– Ты способен накормить и разрушить, а можешь ли ты созидать? – резко вмешался Оплод.

И снова лапы саламандра задвигались в такт заклинаниям.

Утвердим и мощь и честь
Нашей доблестной державы!
Для величия и славы
Все, что надо, в недрах есть.
Есть сапфиры и рубины,
Бирюза, опалов груды,
Сердолик, аквамарины,
Аметисты, изумруды.
И, наконец, лаская глаз
Сверкает царь камней – алмаз!

В центре стола возникли кристаллы: голубые и желтые, розовые и синие. Казалось, они вырастали прямо из дерева. Их грани, отражая свет, бросали на восторженных зрителей разноцветные отблески. Когда Оплод закончил, вся поверхность стола была покрыта драгоценными камнями. Прислужники, стоявшие вдоль стен, громко зааплодировали.

Однако Маркус Неотвратимый улыбнулся еще шире и зашевелил пальцами.

Аплодисменты сменились испуганными перешептываниями.

Из каменных стен и потолка начали расти цветы – экзотические, незнакомые, издающие нежнейшие ароматы. Головокружительные расцветки и запахи заполнили зал Кворума.

Стало ясно, что мнение многих изменилось в пользу претендента.

– Вы довольны? – спросил Маркус. – Ответьте, кто из нас достоин звания самого могучего мага?

– Маг – это фокусник, а не волшебник, – заметил Оплод.

Маркус пожал плечами.

– Я предпочитаю называться магом. Я привык к этому и хочу, чтобы меня звали так. Что до моих фокусов, то они ничем не хуже твоего волшебства. Или показать что-нибудь еще?

– Разве только вот это, – медленно произнес Оплод. – Ты показал нам, что способен сделать для других, а что ты можешь сделать для себя самого?

Сказав эти слова, саламандр вытянул красно-черную лапу в сторону Маркуса и начал произносить заклинание такой страшной силы, что повторить его было просто невозможно. Потянуло сквозняком, на присутствующих зашевелился мех. Свет ламп потускнел. Все, кто был в зале, задержали дыхание, чтобы частица энергии, попав внутрь, не обратила их в прах.

Маркус Неотвратимый стал медленно подниматься в воздух. Он упер руки в бока и, склонив голову набок, одобрительно кивал, наблюдая за собственной левитацией.

– Скажите, а ведь неплохо! Совсем неплохо, – проговорил он и поднял руку. Потом что-то небрежно пробормотал.

И вдруг Оплод Хитроумный, Оплод-мудрец, Оплод – советник по вопросам магии и волшебства при Главном Кворуме Квасеквы исчез.

Пока Маркус медленно опускался на пол, все пришли в себя, и тут прислужники завопили, а самые впечатлительные члены Кворума ударились в панику.

– Что ты с ним сделал? – сквозь зубы проговорила Домурмур, потому что прекрасно понимала – это провал. – Где он?

– Где он? Дайте подумать… – Маркус потер подбородок. – Возможно, он там?

И он резким жестом указал в сторону дальней двери.

Слуги, стоявшие около нее, рассыпались в разные стороны, опрокинув блюдо с фруктами.

Но Маркус отвернулся от них, оглядывая зал.

– Нет, пожалуй, он там, под столом!

И некоторые члены Кворума невольно наклонились, но затем быстро выпрямились, потому что поняли, как ловко манипулирует ими пришелец.

– А может, он тут, прямо вот здесь? – И Маркус Неотвратимый снял черную шляпу, перевернул ее донышком вниз и три раза постучал. Оттуда вывалился ошеломленный, потерявший ориентацию Оплод Хитроумный.

Оттолкнув предложенную Маркусом руку, он с трудом встал на ноги, пошатнулся и потряс головой, стараясь сообразить, где находится.

Теперь большинство в Кворуме поддерживали Маркуса. Оплод, прищурившись, уставился на противника, не обращая внимания на крики присутствующих:

– Я не знаю, как ты это делаешь, но твердо уверен: что-то в твоей магии не совсем чисто.

– О, все в полном порядке, – возразил претендент, ничуть не смутившись. – Просто мое волшебство немного отличается от того, с чем вы знакомы. Или вы боитесь всего нового и непривычного? – Теперь он повернулся лицом к собравшимся. – Неужели вы боитесь незнакомых вещей даже в том случае, если они лучше известных вам?

– Нет, – быстро ответил Трендави. – Мы не боимся новизны. Напротив, Квасеква может гордиться тем, что всегда идет навстречу новым веяниям и поощряет нововведения.

Он с грустью поглядел в сторону Оплода.

– Мои рекомендации таковы: Кворум официально провозглашает Маркуса Неотвратимого Главным Советником по вопросам магии и волшебства, а Оплоду Хитроумному выносит благодарность за долгие годы безупречной службы и несколько позже предложит ему новую официальную должность.

– Поддерживаем! – раздалось сразу несколько голосов.

Дело было сделано. Маркус стоял, скрестив руки на груди, улыбаясь и принимая поздравления от своих сторонников и сдержанные слова признания от тех, кто был его оппонентом. Некоторые хотели выразить Оплоду сочувствие, но саламандр не стал медлить. Быстро, но с достоинством он покинул Кворум, потому что еще не пришел в себя после фокуса, который проделал с ним Маркус. Саламандр был потрясен, но не напуган и уж тем более не укрощен.

В кабинете было темно. Оплод предпочитал рассеянный свет и сырость.

Его апартаменты располагались на самой окраине комплекса Кворумата, ниже уровня воды. Древние камни стен не позволяли водам озера Печальных жемчужин проникнуть внутрь, но пропускали приятную сырость.

На стенах и потолке рос красный и зеленый мох. Вся мебель была сделана либо из камня, либо из корня дерева борам, устойчивого к влаге.

Под потолком висели магические шары-лампы, но светили они тусклее, чем всегда, что отражало подавленное состояние духа волшебника. Оплод лежал в каменной ванне для размышлений и, не отрываясь, глядел на слабо мерцающий шар. Ванну наполнили свежей озерной водой, в которой плавали кусочки мха и лишайников, тина, мелкие водяные насекомые и светло-голубые теплые грелки. В покоях царила атмосфера мягкая и влажная, весьма подходящая для саламандров.

Однако очевидно было, что Оплоду не до того. Он лежал на спине, скрестив лапы на груди и пошевеливая под водой хвостом. Неподалеку молодой, небольшой по размеру саламандр поддерживал огонь в очаге. Это был Флют, одетый в накидку подмастерья. Он прекрасно понимал причины беспокойства хозяина. Ученик выглядел плотнее своего учителя, и пятна на его спине были черные а не красные. Розовые перистые жабры плотно прижались к шее. Испытывая волнение и беспокойство, Флют тем не менее терпеливо ждал, когда учитель выйдет из ванны. Для него этот день тоже был полон печали, потому что он уже знал о событиях в зале Кворума. К вечеру новость разойдется по всему городу.

В конце концов, Оплод поднялся из воды, с трудом задышав воздухом, и торжественно провозгласил:

– Нет, этого нельзя допустить!

– Прости, мастер, – тихо осведомился Флют, – чего нельзя допустить?

– Да, я проиграл, и тут ничего не поделаешь. Не отрицаю, магия пришельца очень сильна. Он настоящий волшебник, или маг, или как там ему будет угодно себя называть. Блестящий престидижитатор с непонятными приемами. Однако меня страшат не его возможности, но его намерения. Их я понимаю даже хуже, чем его магию.

Оплод подошел к огню. Флют оглядел стол – все ли готово к ужину – и вернулся к очагу, где кипела похлебка из майской мухи. Ученик осторожно помешал ее. С этим блюдом надо обращаться особенно деликатно, иначе гнезда мухи станут мягкими, клейкими и не будут похрустывать на зубах – качество, которое особенно ценится гурманами.

3
{"b":"9063","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Как быть, а не казаться. Викторина жизни в вопросах и ответах
Как сделать, чтобы ребенок учился с удовольствием? Японские ответы на неразрешимые вопросы
Отбор с сюрпризом
Дыхание по методу Бутейко. Уникальная дыхательная гимнастика от 118 болезней!
Игра в ложь
Синий лабиринт
Нелюдь
Гнездо перелетного сфинкса