ЛитМир - Электронная Библиотека

Мемоу повернулась к Джон-Тому, и крики оборвались.

– Ты все еще не дал четкого ответа на вопрос Дрорч, человече. Если ты не найдешь общего языка – что бы это ни значило – с Маркусом Неотвратимым, как ты собираешься заставить его прекратить свою деятельность?

– Естественно, наши действия будут зависеть от его реакции. Если он станет упорствовать и откажется сотрудничать, что ж, у меня есть разрешение великого волшебника Клотагорба, моего наставника, поступать так, как я сочту нужным в интересах жителей Квасеквы. Как сообщил вам Мадж, я в некотором роде чаропевец. Это известно Броненосному народу, поэтому они так стремились захватить меня.

– Жуки начисто лишены элементарного вкуса, – проворчал Мадж.

Он стоял немного в стороне с угрюмым видом и отказывался принимать участие в разговоре.

– Предположим, что твоя волшебная сила действует. Ты всерьез считаешь, что сможешь превзойти этого мага? По слухам, он необычайно могуч. Он нанес поражение знаменитому Оплоду Хитроумному.

– Как я уже сказал, – ответил старой выдре Джон-Том с уверенностью, которой, однако, не испытывал, – мы сделаем все, что необходимо.

Он пробрался сквозь толпу выдр, чтобы подобрать свой рюкзак, забросил его за спину, проделал то же с дуарой и взял свой посох.

Затем со значением глянул в сторону одинокой фигуры, стоящей отдельно от остальных.

– Мадж!

– Что?! – прорычал выдр не оборачиваясь.

– Нам пора.

Мадж грустно покачал головой.

– Вот, всегда так!

Испустив тяжкий вздох, он поплелся за Джон-Томом, который направился к берегу.

Сзади напряженно совещались рыболовы, сдвинув головы в круг, что со стороны походило на команду регбистов, сгрудившихся вокруг мяча.

Первым поднял голову Фрэнджел.

– Постой-ка, человече! Мы идем с вами.

Помедлив, Джон-Том повернулся.

– Это чертовски благородно с вашей стороны, и нам, безусловно, было бы веселее в компании, но это – не ваша драка, у вас нет тех обязательств, что у меня.

– Да ну тебя с твоими обязательствами! – заявила Куорли. – Мы не собираемся оставаться здесь и терпеть, чтобы нас душили налогами.

– Вот это правильно! – сказал Джон-Том. – Никакого налогообложения без представительства.

– И этого мы тоже не желаем! – зло бросила Сэссвайз.

Джон-Тому осталось только пожалеть о своей реплике. Куорли придвинулась к нему поближе.

– Во всяком случае, тебе не обойтись без нашей помощи, Джонни-Том.

– Это почему?

– Ведь у тебя больше нет лодки.

«Из-за всей этой кутерьмы я стал хуже соображать, – подумал он. – Такую важную деталь упустил из вида».

– Думаю, нам придется попросить у вас плот или что-то в этом роде.

Броненосный народ уничтожил наш. Не могли бы вы нам одолжить один из ваших?

– Не будь дураком, – подмигнула она и присоединилась к суете своих товарищей.

Джон-Том остолбенело наблюдал, как выдры свернули лагерь, упаковали вещи и приготовились к отплытию. Все заняло около пяти минут. Во всяком случае, судно было всего одно: большая низкая лодка, стоявшая на якоре на другом конце острова. Снасти были аккуратно сложены под палубой. Джон-Том последовал за выдрами на борт, чувствуя, что уже устал. А ведь он ничего не делал, только наблюдал.

– Но почему, – спросил он Куорли, – почему вы рискуете собой, чтобы помочь нам?

– По ряду причин, – ответила она. – Основная – нам скучно. Даже ловля рыбы может надоесть, знаешь ли.

Джон-Том попытался принять серьезный вид.

– Это не игра. Если я не полажу с Маркусом, это может оказаться опасным для всех. – Он вспомнил, как описывал Пандро атаку безликих демонов, почти наверняка посланных магом. – Он способен применить силу против тех, кто, по его мнению, задумал что-то против него.

– Тю! – деликатная маленькая Сплитч сплюнула за борт. – Если он тебе чем-то досадит, мы быстро научим его, как надо себя вести, не так ли? Немного опасности придаст пикантность визиту.

Джон-Том мог только восхищенно наблюдать, как дружно они отчалили от берега. В компании не чувствовалось никакого волнения. Напротив, все работали и возбужденно говорили, словно предчувствуя грядущую схватку.

– Не знаю, что и сказать.

– Побереги слова для Маркуса Неотвратимого, – предложил Кноркл, усаживаясь за весло. На коротких лапах вздулись мускулы. – Судя по тому, что говорит Фрэнджел, они тебе еще пригодятся. Этот тип, волшебник, кажется, довольно несговорчив.

Команда встретила это заявление одобрительными возгласами.

Джон-Том осмотрел середину лодки. Там не было мачты, но она и не предполагалась – только два ряда весел. Он поискал незанятую скамейку.

– Какие проблемы, молодой человек? Вы что-то ищете? – Мемоу заняла место на корме у румпеля.

– Хочу немного размяться.

– Любезно с твоей стороны, но, боюсь, свободных мест нет. Каждый из нас знает, что делать. Так что устраивайся поудобнее и сиди, пока мы не доберемся до Квасеквы.

– Спасибо. Но мне это не нравится.

– А тебе это необязательно должно нравиться. – Она весело улыбнулась. – Ну, садись же, не путайся под ногами и веди себя прилично.

– Да, мэм, – послушался Джон-Том.

Все, кроме Сэссвайз, которая была впередсмотрящей, налегли на весла. Аккуратно развернувшись под руководством Мемоу, лодка начала двигаться на юг. Джон-Том сидел, ерзая, пока наконец, не выдержав, не зашептал кормчей на ухо:

– Я вовсе не хочу опрокинуть лодку, Мемоу, но я не могу сидеть просто так, когда все остальные работают. Я не так воспитан.

– Чепуха! Тебе в любом случае делать нечего. Здесь всего восемь весел.

Джон-Том задумался, потом радостно воскликнул:

– Знаю!

Он пристроил дуару так, чтобы на ней можно было играть.

– Я могу спеть несколько песен, которые помогут вам грести.

– Да-а-а!.. Здорово!.. Отличная мысль!.. Послушаем его пение!.. – с энтузиазмом подхватили гребцы.

– Нет, нет, нет! – рванулся Мадж, хватая Джон-Тома за пальцы. – Ты можешь своей магией забросить нас обратно к броненосным или что-нибудь того хуже.

– Успокойся, Мадж, я просто хочу сыграть. Без всякой магии.

– Слыхал я это раньше, слыхал! – Этот возглас был адресован собратьям Маджа. – Он, конечно же, чаропевец. Беда в том, что у него случаются побочные эффекты, которые…

Весело запев, Джон-Том заглушил предостережения выдра, сосредоточившись на дуаре и настроив ее на предельную громкость. Маджа нельзя было расслышать при таком звуке. В конце концов выдр сдался и отодвинулся от певца настолько далеко, насколько это было возможно без риска упасть за борт. Он сидел на корточках на носу лодки, его глаза нервно следили за музыкальным инструментом в ожидании грядущей катастрофы.

Джон-Том модифицировал традицию Дионы Ворвик и начал веселую ритмичную песенку с новым текстом: «Ты не знаешь ли пути на Квасекву?», затем перешел к «Вот когда я попаду в Кворумат». Поскольку лодка продолжала скользить по воде без всякого ущерба для себя, Мадж в конце концов позволил себе расслабиться. Куорли очень помогла ему в этом.

Строчки не рифмовались, но это не смущало Джон-Тома. Песни о путешествиях всегда приятно петь, а тем более песни про плавания.

Время от времени вступали выдры, и их высокие фальцеты набрали силу, когда они запомнили слова припева. Не важно, что все пели вразнобой.

Неустойчивый тенор Джон-Тома прекрасно вписывался в нестройный хор.

Недостаток таланта они компенсировали избытком энтузиазма. Каким-то непостижимым образом лодка, несмотря на это, держалась курса.

К тому времени, как Джон-Том взял последние аккорды «Мы плыли по заливу Лунного Света» и начал «Греби, греби, греби, налегай на весла», Мадж готов был провести остаток пути привязанным к корме, опустив голову под воду.

– Лишь одно меня утешает во всем этом, приятель, – сказал он Джон-Тому в паузе между куплетами.

– Что именно?

– Нет такой жестокой пытки, такого ужаса, даже такой медленной казни, какую Маркус Неотвратимый может мне придумать и которую я не смог бы выдержать после этого.

43
{"b":"9063","o":1}