ЛитМир - Электронная Библиотека

Последовала неловкая пауза. Потом Джон-Том подошел к кровати и опустился рядом с ней на колени.

– Послушайте, вы ведь самый великий на свете волшебник. Помогите мне!

Клотагорб, покачав головой, с трудом принял сидячее положение и скрестил лапы на панцире.

– Отказать такому проницательному юноше довольно трудно. Однако мне бы хотелось, чтобы ты выбрал себе в подруги кого-нибудь понадежнее.

– Но я люблю Талею.

– А как насчет девушки по имени Кинтера, которую ты притащил сюда из своего мира?

Джон-Том сглотнул, отвернулся и двинулся от черепаха.

– Зачем же вспоминать? Вы же знаете, как мне это неприятно.

– А почему? Не потому ли, что в конце концов она предпочла многомудрого кролика Каза? – Клотагорб погрозил ему пальцем. – Вот что бывает, когда думаешь, что твои желания совпадают с желаниями других.

Возможно, физически она была близка к твоему идеалу, но не умственно или эмоционально. То же самое можно сказать и о Талее.

– Нет. – Джон-Том завертелся на кровати. – Талея – то, что нужно! Я уверен в этом. Пусть наши отношения развиваются немного медленно…

Клотагорб прошу вас! Ведь вы можете помочь мне, если захотите.

– Каким образом? Сотворить любовное зелье, чтобы ты подлил ей в питье? – Маг покачал головой. – Такими мелкими эмоциональными воздействиями я не занимаюсь, и ты это прекрасно знаешь. Пойди к любому аптекарю в Линчбени, если уж на то пошло. Я дам тебе рецепт, но сам заниматься такой ерундой не буду. Однако ты только напрасно выбросишь деньги: в любой аптеке можно купить средство ничуть не хуже.

– Не нужны мне ваши зелья и рецепты! Я прошу совета, мудрый Клотагорб.

– Ах вот как? Пожалуйста! Пойди и подстригись.

Джон-Том даже застонал. Волосы его были длиной всего до плеч.

– И здесь то же самое! У вас предубеждение против волосяного покрова, и только потому, что на вас самом нет ни волоска.

Черепах внимательно осмотрел себя.

– Ай-ай-ай, да ты никак заметил? Вот так наблюдательность! И как это такой внимательный молодой человек не сумел завоевать вечной привязанности женщины, о которой думает, что она его любит? Не могу понять!

– При чем здесь «завоевать»? Мы не на войне.

– Напрасно! Возможно, лет через двести ты изменишь свой взгляд на любовь.

– Да прекратите вы изображать мудрого старца! Очень мне нужны поучения! Мне необходим совет, а вы тут со своим сарказмом!

– Если ты стремишься узнать, что такое любовь, тебе, мой мальчик, не следует пренебрегать сарказмом.

Джон-Том решил сменить тему.

– Знаете, я сочинил для нее песню.

– Если ты думаешь, что сможешь заколдовать ее при помощи песни, чтобы добиться…

– Нет, нет, это просто песенка, такая коротенькая дружеская песенка, чтоб Талея узнала о моих чувствах. Мне легче рассказать об этом в музыке. Хотите послушать?

– Разве у меня есть выбор? – пробормотал Клотагорб, правда очень тихо.

Джон-Том отправился в угол, где оставил свою дуару – редкий вид гитары с двумя наборами струн. Он поднял ее и ласково погладил.

Славный инструмент! Сколько раз он помогал ему, благодаря неожиданной способности творить волшебство, пусть не всегда предсказуемое и управляемое.

– Мелодия должна расположить ее ко мне. Мне хотелось придумать песенку о том, что ей нравится больше всего, и спеть при следующей встрече.

– Тогда спой о богатом алкоголике, заснувшем под забором в темном переулке. Вот это ей точно понравится! – предложил Клотагорб.

Джон-Том проигнорировал замечание.

– Я помню, как однажды она сказала мне, что любит розы. «Они – симпатяжки» – так она выразилась. Ей никогда в голову не придет сказать: прекрасные, романтические. Талея вообще не относится к романтическому типу женщин. Ей просто нравился запах роз, она думала, что они идут ее волосам. Поэтому я стал вспоминать какую-нибудь песню о розах. Но те исполнители, которых я люблю, о таких вещах обычно не поют. Приходилось быть очень осторожным, чтобы дело опять не кончилось какой-нибудь тигрицей… Помните, я рассказывал эту историю? Так вот, я выбрал в конце концов одну песенку и хочу, чтобы вы послушали и высказали свое мнение.

– Минуточку, мой мальчик, постарайся, чтобы в моем доме дело обошлось без твоего обычного горе-чародейства. Хочешь попрактиковаться – ступай на улицу.

– Все будет в порядке.

Джон-Том устроился на сиденье.

– Это просто песенка, я не собираюсь колдовать.

Клотагорб только устало прикрыл глаза.

– Ну, если ты совершенно уверен…

Джон-Том ухмыльнулся.

– Конечно, уверен на все сто. Что может быть странного в песенке о розах?

Он опустил пальцы на струны, сначала на первые, потом на вторые, ощущая их упругость.

Полились аккорды, мягкие, успокаивающие, совсем непохожие на те диссонансы, резкость которых так нравится исполнителям «хэви метал».

Клотагорб постепенно перестал волноваться.

– Ладно, мой мальчик, если ты уверен, что все будет в порядке, если ты контролируешь ситуацию…

Но тем не менее он отодвинулся от певца так далеко, как только мог.

Джон-Том ободряюще улыбнулся и начал песню. Музыка была прелестна, но Клотагорб не терял бдительности. Он следил не только за мелодией и был прав. У подножия кровати возникло красное свечение.

– Вот видишь, мой мальчик, я же говорил!

Но Джон-Том не слушал. Мысли о Талее перенесли его в царство любви.

Он думал только о том, как она будет слушать песню, сочиненную для нее человеком, который ее обожает.

Яркий кроваво-красный шар повис в воздухе, разбрасывая вокруг искры, а голос Джон-Тома набирал силу. Клотагорб в волнении замахал лапой. Шар упал на пол и тут же исчез.

Старый чародей облегченно вздохнул и прищурился, ожидая, когда певец умолкнет. Поэтому ветки, которые начали пробиваться из-под опилок, остались поначалу незамеченными. А росли они с устрашающей скоростью.

Джон-Том завершил куплет и гордо глянул на учителя.

– Ну, вы видите? Не о чем беспокоиться. Кое в чем я уже преуспел и теперь могу себя контролировать. Мне кажется, я достиг того уровня, когда могу наколдовать то, что хочу.

Тут выражение его лица немного изменилось, и он с любопытством спросил:

– Забавно! Я не помню, вы сажали что-нибудь около кровати?

Боясь увидеть нечто страшное, Клотагорб тут же перевесился через край ложа и едва не упал. Прямо из пола росли тонкие аккуратные веточки. Пока они смотрели, на этих веточках набухли и раскрылись бутоны нескольких десятков роз сорта «Американская красавица».

– Ну как? – восхищенно воскликнул Джон-Том. – Какая девушка устоит перед такой красотой?

– Пожалуй, – неохотно согласился Клотагорб. – Надо признать, букет у тебя получился премиленький.

Джон-Том вернулся к дуаре.

– Я не спел еще второй куплет. Какой цвет вы выбираете на этот раз?

Как насчет ярко-желтого?

Он снова запел, и новый куст появился быстрее, чем его предшественник. Он был раза в два выше и весь усыпан душистыми желтыми цветами.

– Все очень просто! Говорю вам, контроль я уже освоил.

Клотагорб, не отрываясь, смотрел на куст.

– Освоил? Хорошо. Тогда останови его рост.

У Джон-Тома даже челюсть отвисла.

– Что остановить?

– Останови рост этого куста.

– Но я же больше не пою!

– Ты ему об этом скажи.

Клотагорб указал на неукротимо растущие розы. Не требовалось никакой особенной остроты зрения, чтобы увидеть, как куст продолжает захватывать пространство. Он добрался почти до потолка и, когда ветки наконец уткнулись в него, пошел расти в стороны, выбрасывая все новые отростки и цветы.

– Не волнуйся, сейчас я спою последний куплет, и тогда с ним будет кончено.

Певец принялся за дело. В комнате, наполненной тяжелым ароматом, зазвучали нежные, сладкие слова.

Но на плодовитый куст это не произвело никакого впечатления. Он продолжал расти. Опутав потолок и стены, розы начали заполнять комнату. Ростки пересекались и перепутывались. Некоторые ветки были уже толщиной с березовый ствол. Комната ходила ходуном.

9
{"b":"9063","o":1}