ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Они уже начали спускаться вниз, как вдруг повстречали овец. Симна заявил, что это вполне обычные овцы, однако для пастуха с дальнего юга они разительно отличались от тех животных, среди которых он вырос. Их руно было густым и волнистым, в то время как в стадах наумкибов шерсть овец была прямой и длинной. Сужающиеся морды были черными или грязно-белыми, а не коричневыми и желтыми. И ноги у них были прямо-таки изящные. Подобные изнеженные животные, решил Эхомба, не сумели бы жить неделями в дикой сухой степи вдали от деревни. И все же это были, вне всякого сомнения, овцы.

Но когда путники приблизились, овцы показали, что они не столь беспомощны, какими выглядели на первый взгляд. Громко блея и мыча, животные торопливо образовали круг; в центре поставили ягнят, их окружили ярочки, повернувшись наружу, а молодые бараны расположились по окружности.

Один старый баран, очевидно, вожак стада, нагнул голову и зло бил копытом землю. Яростно блея, он сделал несколько вызывающих прыжков в сторону пришельцев. В этот момент Алита, который плелся далеко позади людей, рысцой догнал их. Заметив краем глаза наскоки барана, огромный кот снисходительно зарычал вполсилы, отчего парализованный вожак вдруг замер в прыжке и, миг-другой пошатавшись на четырех ногах, завалился набок в глубоком обмороке, вытянув копыта параллельно земле.

— Легкая добыча, — прокомментировал кот, когда они проходили мимо трепещущего стада.

— Веди себя пристойно, — пожурил Эхомба четвероногого спутника. — Ведь есть ты не хочешь. Во всяком случае, после того, как проглотил половину того бизона.

— Верно, я не голоден. Но мне слишком часто приходилось жарким утром преследовать добычу, которая в конце концов ускользала, чтобы сейчас спокойно пройти мимо чего-нибудь, что так напоминает жаркое на вертеле. — Гривастая голова презрительно кивнула в сторону стада, и тонкие ножки с копытцами задрожали от этого небрежного кивка. — Домашние!.. Они стали прислужниками людского аппетита.

— Ну и что? Мне нравится баранина. — Симна поглядывал на упитанных овец более алчно, нежели большой кот.

Эхомба вздохнул. Несмотря на маленький рост, аппетиты Симны были чрезмерными во всех отношениях.

— Мы должны повстречать если не пастуха, то владельца земли. Может, удастся выторговать у него несколько кусков мяса, если тебе так уж нужно.

Пройдя дальше, они действительно наткнулись на жилище землевладельца — скромную и невзрачную постройку из камней с соломенной крышей. Перед домом был колодец и небольшой сад, обнесенный забором, чтобы не забредали вредители, а также овцы и козы. Из каменной трубы неторопливо поднимался дымок, а по стенам, вокруг двери и единственного окошка вилась цветущая глициния. В загоне позади дома щипали траву несколько ягнят. Старая собака подняла голову и осмотрела путников. Ее длинную черную шерсть прочерчивали широкие белые полосы. По всей видимости, удовлетворенная осмотром, она снова положила нижнюю челюсть на лапы. Собака не залаяла даже при виде кота.

— Тихое, чистое местечко, — завистливо проговорил Симна. — Простой кров простых людей.

— Даже простые люди могут сообщить полезные сведения. — Повернув голову, пастух покосился на небо. — Да и тучи собираются. Если будем вежливыми и обходительными, возможно, хозяин позволит нам тут переночевать. — Пытаясь заглянуть внутрь, Эхомба низко нагнулся и прикрыл глаза рукой. — Когда путешествуешь по незнакомой стране, полезна всякая информация.

Приблизившись к полуоткрытой качающейся двери, нижняя часть которой была заперта на щеколду, он повысил голос. Как ни странно, собака по-прежнему не обращала на них внимания.

— Эй! Есть кто-нибудь дома? Мы видим ваш дым.

— Это не мой дым, нет, не мой. Он принадлежит огню. Но вы все равно входите.

Эхомба первым шагнул в домик, который оказался очень скромным и чистым. Наумкибы сочли бы его дворцом. Вокруг стола стояли крепкие стулья, украшенные резьбой и прекрасным орнаментом в виде завитков. На крюке в большом камине висел железный котелок, а в дальнем конце комнаты находился рукомойник с ручным насосом. Справа перед камином стояли большие кожаные кресла и диван. По стенам шли книжные полки, уставленные захватанными томами, а с потолка свешивались масляные лампы, дающие свет в вечерние часы. Дверь слева вела в невидимые комнаты, а лестница, прислоненная к одной из стен, намекала на наличие обширного чердака. Единственный обитатель домика что-то делал около рукомойника, его руки были мокрыми по локти. Когда путешественники вошли, хозяин обернулся и встретил их улыбкой.

— Не ушибите голову, незнакомец. У меня бывает мало посетителей, особенно вашего роста. Буду к вашим услугам через секунду, только домою тарелки.

Хозяин был одет просто: темно-коричневые штаны до колен и того же цвета рубашка. Скупая изысканность и утилитарность обстановки наводили на мысль, что мебель не была изготовлена обитателем дома, а куплена и привезена сюда на повозке или каким-нибудь другим способом. По правде говоря, это означало, что уединение хозяина было обманчивым. Он находился здесь скорее по собственному выбору, а не по необходимости, и располагал средствами, чтобы оплачивать не только элементарные потребности.

Тем не менее нигде в доме не было явных признаков богатства, если не считать множества книг. Однако даже бедный человек способен составить приличную библиотеку путем тщательного приобретения, тем более если покупки осуществляются на протяжении десятилетий. А в распоряжении их миниатюрного хозяина, безусловно, были если не крупные средства, то долгие годы. Его борода и волосы, совершенно седые, пышные, но аккуратно подстриженные, указывали, несмотря на румянец на щеках, что этот человек уже довольно стар.

— Присаживайтесь у камина, — пригласил путешественников хозяин, вытирая полотенцем глиняную тарелку. — Должен был заняться этим раньше, но пришлось перенести в загон новорожденных ягнят — о них следовало позаботиться в первую очередь.

— Конечно, — согласился Эхомба. Он смотрел, как Симна, словно тряпичная кукла, плюхнулся в большое мягкое кресло, и осторожно последовал его примеру. Пастух не привык к подобным удобствам. В его деревне на кровати стелили матрасы, но стулья были жесткие, с прямыми спинками. — Лучше сделать это как можно быстрее, а то мухи могут отложить яйца.

Поставив тарелку на полку, хозяин удивленно обернулся:

— Стало быть, вы овцевод?

Симна закатил глаза.

— Да, овцевод и скотовод. Главным образом скотовод.

— Никогда не занимался скотом. — Взяв с полки трубку с изящной резьбой, хозяин неторопливо подошел к очагу. Выбрав из коробочки, прикрепленной к камину, вощеный фитиль, он приблизил его к огню, и, когда тот затлел, поднес к трубке. — Слишком хлопотно для меня, да и трудно управляться в одиночку. Даже с такой помощницей, как Роили.

— Роили? — Пастух оглядел комнату в поисках следов другого обитателя.

— Моя собака. — Хозяин очаровательно улыбнулся, не вынимая изо рта чубука трубки. — Она, правда, стареет, уже не такая резвая, но все равно это лучшая овчарка в здешних местах. Меня зовут Ламиди Куберт, и сдается мне, что вы не из Мыслящих Королевств.

— Откуда вы знаете? — хихикнул Симна. Хозяин в ответ тоже рассмеялся. Вынув изо рта трубку, он ткнул ею в сторону гостей.

— Ну, во-первых, никто из тех, о ком мне доводилось слышать, даже господа и аристократы, не путешествует с домашней кошкой столь внушительных размеров. Тем белее с говорящей. — Заметив выражение лица Эхомбы, он добавил: — Я слышал, как вы втроем разговаривали, подходя к дому. К тому же ваши одеяния, друзья мои, весьма необычны. — Он слегка нахмурился, повернувшись к Симне. — Впрочем, ваш наряд мне что-то напоминает.

— Вы здесь живете один, Ламиди Куберт? — принтересовался Эхомба.

— Да. Конечно, не считая Роили.

— И все-таки свободно впустили нас, троих незнакомцев, в свой дом. Двух хорошо вооруженных людей и третьего, плотоядного, огромного размера и силы. Вы не боитесь?

24
{"b":"9067","o":1}