ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Вратарь и море
Я куплю тебе новую жизнь
Не навреди. Истории о жизни, смерти и нейрохирургии
В ритме Болливуда
Академия черного дракона. Ставка на ведьму
Повестка дня
Тонкое искусство пофигизма: Парадоксальный способ жить счастливо
Голая. Правда о том, как быть настоящей женщиной
Ангелы спасения. Экстренная медицина
A
A

Эхомба серьезно обдумал это предложение.

— Вряд ли. Мне кажется, что с Накером и его знаниями все обстоит либо так, либо иначе. Середины нет.

Симна был разочарован:

— Плохо.

— Но так ему лучше. Он чувствует себя здоровым, у него появились перспективы на будущее. Посмотри на него!

— Ага, ага. Чистый и трезвый, вот только бесполезный. — Симна пытался что-то разглядеть на ближайщем холме. Они входили в густой лес, напоенный ароматом высоких сосен и елей. — Кажется, он что-то там говорил об интересном городе неподалеку?

Эхомба кивнул:

— Незербре. — Пастух разглядывал круто поднимавшиеся холмы. — Еще два дня пути, и мы будем далеко по ту сторону границы Бондрессея.

— Отлично. — Симна прибавил шагу. — Мне больше по нраву места интересные, а не цивилизованные.

— А разве не бывает одновременно того и другого?

— Только уж если выбирать, то я бы предпочел первое второму. Ой!

Подняв руку, северянин ощупал затылок. Источник несильной, но внезапной боли тут же обнаружился: внушительных размеров сосновая шишка, упавшая с немалой высоты, подкатилась прямо к его ногам. Легкая улыбка Эхомбы исчезла с лица, когда такой же снаряд ударил его по плечу. Они вместе посмотрели вверх на деревья. В этот момент еще одна шишка упала недалеко от друзей.

Досаду Симны утишило неведение его долговязого спутника. Пастух никогда раньше не видел подобных семян. В стране наумкибов не было вечнозеленых деревьев.

— Такие деревья постоянно сбрасывают шишки, — объяснил северянин. — Просто мы очутились в неподходящем месте в неподходящее время.

Не успел он договорить, как еще одна шишка ударила Алиту по заду. Огромный кот мгновенно повернулся и наподдал семенную коробочку так, что она отлетела футов на двадцать, прежде чем упала на землю. Достоинство левгепа пострадало больше, нежели бедро.

— Ваше местоположение здесь совершенно ни при чем. — Накер догнал своих новых друзей, однако глядел не на них, а на переплетенные ветви над головой. — В нас целятся.

Острые глаза Эхомбы не различали в вершинах деревьев никакого движения, кроме случайной птицы. Пара лазурных дракончиков увлеченно расширяла под будущее гнездо дупло в стволе гигантской ели; они по очереди заглядывали в отверстие, совали туда голову и выдували из открытого рта ровный язычок пламени, а потом сидели и ждали, когда огонь прогорит. Парочка уже прожгла кору и начала выжигать твердую древесину. Несколько дней такой аккуратной работы — и у них будет закаленное огнем черное убежище, где они выведут детей.

Пастух наблюдал за дракончиками, а его спутники продолжали идти среди прохладных, обступивших их древес. Оба дракончика были полностью поглощены углублением отверстия для гнезда и не обращали ни малейшего внимания на группу из трех мужчин и кота, топающих по лесной подстилке. Разумеется, они не отвлекались на то, чтобы метать сосновые шишки в этих людей где-то далеко внизу.

— Я не вижу никого, кто мог бы швырять в нас шишки, — сообщил Эхомба. Но пока он это произносил, еще две шишки ударились рядом о землю, едва не задев его. Пастух тут же взглянул вверх. В ветвях не было никаких признаков движения.

Накер, улыбаясь, постучал по ноздре длинным пальцем. На этот раз из носа ничего не появилось.

— Наверно, на нас напали гроуты. Их стаи во множестве обитают в этих лесах. Они не любят пришельцев.

Когда особенно тяжелая шишка скользнула по левой ноге Симны, он громко предложил обменять свой клинок на лук и полный колчан стрел.

— Это тебе не поможет, — заверил его Накер.

— Почему же? — Более обиженный, нежели пострадавший от шишки северянин говорил, не отрывая взгляда от ветвей над головой. — Я довольно метко стреляю из лука. Кстати, кто они такие, эти гроуты?

— Маленькие пушистые существа, которые живут на вершинах деревьев вот в таких лесах. — Вытянув руки перед собой, он раздвинул ладони фута на три. — У них длинные хвосты и лапы, которыми они могут крепко, как руками, хвататься за ветви, наподобие обезьян, вот только лица у них похожи на головы насекомых, жесткие и со странными узорчатыми глазами.

Эхомба увернулся от падающей гигантской шишки, которую ему посчастливилось заметить еще в воздухе. Она ударилась о землю с глухим стуком, который говорил о возможности тяжелого ранения. По мере того как бомбардировка продолжалась и первые маленькие шишки уступили место куда более крупным метательным снарядам, этот обстрел из просто докучливого становился потенциально опасным.

— У меня хорошее зрение, и я долго смотрел, — заметил пастух, — и все равно не видел ничего такого, о чем ты рассказываешь.

Лицо Накера стало серьезным.

— Это потому, что мех гроутов невидим. Надо искать их глаза — единственную часть тела, которая отражает свет.

Высматривать трехфутовых мохнатых существ, прыгающих в верхушках деревьев, — это одно. Отыскивать только глаза гораздо сложнее. Шишка, которая могла свалить без чувств человека, попала Алите прямо по голове, и он заревел так, что задрожали иголки на ближних соснах. Это не испугало невидимых гроутов, которые продолжали осыпать шишками злополучных путешественников сильнее прежнего.

Увеличившееся количество шишек наводило на мысль о возросшем числе гроутов. С одной стороны, положение путников становилось более опасным, с другой — появлялось больше возможностей заметить неуловимых тварей.

Симна исполнил изящный, хотя и вынужденный танец, позволивший ему увернуться от полудюжины падающих шишек, и ткнул рукой в небо:

— Вон! За той большой веткой, которая тянется на восток от следующего дерева. — Он машинально схватился за рукоятку меча.

Большие сложные глаза невидимого древесного мучителя блеснули в полуденном свете. Ни это создание, ни его сородичи не издавали никаких тревожных звуков. Они метали шишки в полной тишине.

Симна, однако, не молчал. Плохо снаряженный, чтобы отбить нападение сверху, он лишь выкрикивал проклятия невидимому противнику. Неудивительно, что это не оказывало ровно никакого воздействия на количество шишек, летевших в путников.

Путешественники бросились бежать. Трудность заключалась в том, что им не только приходилось более или менее придерживаться маршрута, намеченного Накером, но одновременно уворачиваться от падающих шишек и петлять среди густо растущих деревьев. Напрягая зрение, чтобы рассмотреть отражения глаз в ветвях над собой, Эхомба зацепил плечом за небольшое деревце. Когда он попытался осмотреть ссадину, в него угодили две шишки, пущенные сверху. Стиснув зубы, пастух оттолкнулся от ствола и побежал дальше.

— Эти гроуты!.. — крикнул он Накеру, которому было довольно трудно бежать. — Что они сделают, если убьют нас? Съедят?

— Нет, — заверил его запыхавшийся человечек. — Удостоверятся, что мы мертвы, и уйдут. Они просто хотят вернуть себе свой лес. Я уже говорил, им не нравятся пришельцы.

— Неужели они не видят, что мы пытаемся уйти как можно скорее? — Заслонив голову рукой, северянин укрывался от града мелких шишек. Несмотря на скромные размеры, они тем не менее, пущенные с большой высоты, ударяли весьма больно.

— Вероятно, не видят. — Теперь Накер уже хватал ртом воздух. Эхомбе было ясно, что их новый спутник долго не продержится. Надо что-то предпринимать, вот только что? Как бороться с противником, который находится вне досягаемости и практически невидим?

Симне показалось, что он нашел решение.

— Сделай же что-нибудь, Этиоль! Посшибай их с верхушек, преврати их в тритонов, произнеси заклинание, чтобы попадали с этих веток, как камни!

— Ну сколько раз мне повторять, Симна… я не волшебник! Я только могу воспользоваться тем, что мне дали более мудрые люди. — Глянув вверх, пастух отпрыгнул в сторону, и как раз вовремя, чтобы увернуться от шишки величиной с пивную кружку и почти такой же тяжелой.

— Тогда используй меч из небесного металла! Вызови звездный ветер и выдуй их прочь из леса!

— Не думаю, что это разумно. С ветром, который несется меж звезд, шутки плохи. Его нельзя сводить на землю всякий раз, когда возникает какая-нибудь сложность. — Этиоль на бегу помахал в сторону окружающих их величественных деревьев. — Я мог бы попробовать низвести ветер, но, вызвав, им нелегко управлять. Он способен повалить вместе с гроутами все деревья в лесу. Легче выдержать удары семенных коробочек, нежели падающих деревьев.

50
{"b":"9067","o":1}