ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— А в чем разница? — спросил любознательный Эхомба. Усевшись на стул, бин Гру поднял пивную кружку, которая чудесным образом оказалась уже наполненной. Он пил большими глотками, не смакуя напиток. Пиво капало с его пухлых губ, и он быстро утер рот. В манере пить торговец был старомоден и грубоват, однако не неряшлив.

— Обычные ларцы содержат только таверну. Ничего больше. — Он сделал еще глоток. — Мне нравится атмосфера, которую создают посетители.

Симна наблюдал, как люди вокруг пьют, едят и веселятся.

— А они настоящие? Или только призраки? Могу я просунуть руку сквозь кого-нибудь из них?

Бин Гру хихикнул:

— А можете просунуть руку сквозь стул, на котором сидите? Я бы не стал пробовать. Согласитесь, довольно унизительно быть вышвырнутым из несуществующего кабака искусственными завсегдатаями. — Его глаза блеснули, голос чуть посуровел. — Кроме того, если вы затеете здесь драку, то вас может засосать внутрь шкатулки, когда она снова свернется. Колдовство действует только в течение определенного времени.

— Тогда давайте лучше приступим к нашему разговору. — Эхомба попробовал жидкость в высоком металлическом кубке, и ему понравилось. Он учтиво пил маленькими глотками.

Симна же подобных ограничений не признавал. Осушив свою кружку одним глотком, он потребовал еще. Служанка, наполнявшая его сосуд, одарила Симну кокетливой улыбкой и не особенно возражала, когда он притянул ее к себе, чтобы поцеловать.

— Эх, вот такая некромантия мне по душе! — Подняв кружку, северянин одобрительно поприветствовал хозяина.

— Однако вы, должно быть, голодны. — Повернувшись, бин Гру хлопнул в ладоши.

Из невидимой кухни, находящейся в каком-то немыслимом обломке пространства, появился квартет половых и скорым шагом направился к их столу, неся блюда, доверху наполненные самой разнообразной и обильно приправленной снедью. На последнем подносе лежали длинные куски сырого мяса. Его поставили перед довольным Алитой, который принялся пожирать угощение с величайшим смаком.

— Кушайте! — потчевал их хозяин, с энтузиазмом обгладывая ногу жареного единорога.

— Вынужден отдать вам должное. — Симна нечетко вы говаривал слова, поскольку рот его был набит мясом. — Я видывал путешественников, которые с помощью волшебства вызывали еду. Но целую таверну с кухней, стойкой и посетителями?.. — Он махнул обглоданной куриной ножкой в направлении своего друга. Жаль, что, когда мы пересекали пустыню, при нас не было этой маленькой коробочки!

— Замечательное произведение магического искусства, — кивнул Этиоль, не переставая поглощать значительные количества пищи.

Они ели и пили, казалось, в течение многих часов, пока даже грозный Симна ибн Синд не изнемог. Северянин сидел, откинувшись на спинку стула, выпятив живот, и был похож на беременного шакала. Раздувшийся громадный черный котище лежал около него на полу и спал мертвым сном.

Только Эхомба, к неподдельному изумлению Гру, продолжал есть, размеренно и без видимого вреда для желудка.

— Куда только в вас лезет? Ваш живот лишь слегка увеличился.

Дожевывая вареные овощи, пастух с довольным видом объяснил:

— Тот, кто родился и вырос в засушливой бедной стране, никогда не отказывается от предложенного угощения и приучает тело вмещать довольно много еды в тех редких случаях, когда она доступна в большом количестве.

— Не верьте ни единому слову… О-ох-х-х… — Постанывая, Симна попытался обхватить свой живот обеими руками, но не сумел. Затем он увидел, как Этиоль достал из своей котомки маленькую бутылочку. — Вот видите! Без колдовства не обошлось! Расскажи ему, братец. Какая такая уменьшающая алхимия содержится в крохотном пузырьке, из которого ты тайком отхлебываешь?

— Пожалуйста. — Пастух перевернул бутылочку над своей наполненной тарелкой. Из дырочек в пробке высыпались мелкие белые частицы. — Морская соль. Она не только напоминает мне о доме, я вообще люблю приправлять еду.

Огорченный этим откровением, не содержавшим ничего загадочного, Симна с недовольным ворчанием откинулся на спинку стула. Поглядев вверх, он увидел улыбающееся лицо и прочие составляющие знойной служанки, подносившей им напитки.

— Потанцуешь с одинокой дамой, солдатик?

— Потанцуешь?.. — пробормотал Симна. — Разумеется! — Не без труда поднявшись, он обнял девушку, и они, пошатываясь, направились к свободной площадке напротив тихо игравших музыкантов. Трудно было понять, кто кого поддерживает. С удивлением и восторгом фехтовальщик убедился, что его руки, как и обещал торговец, не проходят сквозь партнершу.

И все это время, к затянувшемуся недоумению коренастого купца, Эхомба продолжал есть.

— Никогда не видел, чтобы даже три человека съедали столько, сколько вы, — открыто изумлялся бин Гру. — А еще я помню кое-что, сказанное ранее вашим другом. Вы действительно волшебник?

— Вовсе нет. Простой пастух с дальнего юга, пасу крупный скот и овец. А теперь объясните мне, Харамос бин Гру, как вы собираетесь помочь нам добраться до далекого Хамакассара?

— Сделать это трудно, но не невозможно. Сначала вы должны… Этиоль Эхомба, вам дурно?

Пастух чувствовал себя не то чтобы плохо, а скорее неустойчиво. Хотя он еще отнюдь не насытился и по-прежнему в значительной мере не потерял своего необыкновенного аппетита, перед глазами все начало расплываться. Смех посетителей коробочной таверны не просто звучал, а эхом отзывался в ушах, а свет в зеркалах за стойкой подернулся дымкой. Очертания предметов стали смутными, и даже округлый купол головы внушительного бин Гру приобрел некоторую расплывчатость. Он что-то говорил пастуху, но его слова вдруг стали такими же неразличимыми, как и лицо, на котором теперь отдельные черты, казалось, беспорядочно плавали: нос менялся местами со ртом, губы наползали на брови…

Взгляд Эхомбы упал на изящный узкий бокал. Вино в нем было светлое и искрилось маленькими пузырьками, приятно щекотавшими нёбо. Наверно, всему виной эти пузырьки, о которых он раньше не имел представления. Подвижные и занимательные, они могли также служить для того, чтобы отвлекать внимание человека от истинного вкуса напитка. И тут он понял, в поданной бутылке вина было нечто такое, что никак не могло вести свою родословную от благородной лозы.

Попробовав посмотреть вверх, Эхомба понял, что не в состоянии даже поднять голову. Негоциант оказался ловкачом. Его грубоватые манеры и откровенные высказывания заставили пастуха поверить, будто их хозяин не из тех людей, которые проявляют терпение в деле. Надо отдать ему должное, он сумел отлично скрыть эту черту своего характера. Щедро потчуя их обильной едой и тонкими напитками, он в то же время выжидал благоприятный момент.

Эхомба попытался что-то пробормотать, но губы и язык служили ему не лучше, чем глаза. Когда начала опускаться тьма, застилая яркий свет зеркал и поглощая теперь уже глумливый смех посетителей, Этиоль увидел, как бин Гру встал и поманил кого-то рукой. Не кого-то из гостей или бестелесных завсегдатаев, а нескольких крупных и проворных мужчин, входивших через пыльный дверной проем.

Потом зрение ему полностью отказало, лишь пищеварение продолжало активно действовать, и желудок оставался единственным органом, еще способным издавать звуки.

III

Когда чувства вернулись к Эхомбе, было еще светло. Мучаясь нешуточной головной болью, он сидел на жестком голом полу пустынного склада. От карманной раскрывающейся таверны и жизнерадостных ее посетителей не осталось и следа. Нигде не было видно и владельца замечательного ларчика.

Слегка пошатываясь, пастух поднялся и наконец обрел равновесие. Его пожитки лежали поблизости, не тронутые вторгшимися людьми, настоящими или мнимыми. Без сомнения, такие, как Харамос бин Гру, считали столь жалкое имущество недостойным внимания, овчинка не стоила выделки. А возможно, алчного торговца отвлекли более интересные дела.

Алита исчез. Большого кота не было ни на полу, где он лежал, ни среди немногочисленных ящиков, ни в углах. Эхомба молча стоял, освещенный солнечным лучом, и изо всех сил старался сложить обрывки воспоминаний, похожие на рваные лохмотья.

6
{"b":"9067","o":1}