ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Северянин положил руку ему на плечо.

— Гляди, Этиоль, там что-то происходит.

Между двумя башнями, стоящими на противоположных мысах, появилось темно-синее свечение. Пронзенное тысячами слабых ярко-желтых и белых вспышек, сияние, словно плененная молния, расходилось от верхушек башен вниз к поверхности реки, не доходя до воды полфута. Из глубин мощного свечения доносился глухой рев, словно огромная океанская волна бесконечно закручивалась и обрушивалась на самое себя. Вспомнив, что говорила ему Пригет о назначении башен, Эхомба представил себе, как глубокий кобальтовый свет, должно быть, окружил весь Хамакассар.

— Вот оно что. — Станаджер выглядела озадаченной. — Нам велят пристать. Пригет, заходи в инспекционные доки.

— Да, капитан. — Рулевая немедленно крутанула штурвал. Слегка замедлив ход, «Грёмскеттер» резко повернул влево.

— Что случилось? Мы причаливаем? — Беспечный и разговорчивый несколько минут назад, Симна вдруг занервничал.

— Вероятно, всего лишь выборочная проверка, — успокоила его Станаджер. — Мастера ворот проводят их время от времени — как для того, чтобы поиграть мускулами и напомнить путешественникам, кто на реке хозяин, так и для того, чтобы проверить состояние временных ворот. — Она кивнула в сторону плотного синего блеска. — Эти по крайней мере функционируют безупречно.

— Я не понимаю. — Симна говорил как за себя, так и за своих друзей. — Что такое временные ворота? И что за полоска синего света?

Станаджер Роуз не улыбнулась.

— Вы действительно пришли издалека?

— Капитан, — ответил ей северянин, — несмотря на все ваши дальние и трудные плавания, вы даже представить себе не можете.

Она мельком взглянула на него и повернулась к Эхомбе.

— Этот искрящийся синий свет — само Время. Древние Логики Хамакассара давно подозревали, что время движется как поток, наподобие Эйнхарроука. И им удалось найти Время, которое проходит по великой реке, и направить его в русло. Здесь Время течет по каналу, напоминающему те, сотни которых вы видели в городе. Оно бежит сквозь временные ворота и может быть пущено или перекрыто при помощи главных ворот, что находятся на северо-востоке от города. Когда главные ворота открыты, Время свободно течет по кольцевому каналу вокруг границы Хамакассара. Пока их не закроют и не остановят временной поток, никто не может войти в город или покинуть его. Ни один преступник не в состоянии убежать, ни один враг не способен приблизиться. — Она кивнула. — Как видишь, оно течет одинаково свободно как над водой, так и по земле.

— Что случится, если попробовать пересечь его? — Симна был человеком прямым, и вопрос был поставлен прямо.

Однако, судя по реакции капитана, точного ответа она не знала.

— Любое судно, попытавшееся переплыть его, будет затянуто в поток Времени и смыто им. Никто его больше не увидит и ничего о нем не услышит. Я не знаю, как это происходит, поскольку ни один корабль или человек, попавший во временной поток, никогда не возвращался, чтобы рассказать о своих ощущениях. — Станаджер показала на быстро приближающуюся заставу. — Посмотрим, чего они хотят, и продолжим путь. Уверена, что ничего серьезного и мы потеряем не более получаса.

Несмотря на заверения капитана, Эхомба встревожился, увидев двойную шеренгу тяжеловооруженных воинов, построенную на причале. Люди были вооружены арбалетами и боевыми мечами, однако не носили доспехов, неудобных в жарком и влажном воздухе хамакассарских равнин. На них были изумрудно-зеленые мундиры и сандалии вместо сапог, что также было целесообразно в таком климате.

Когда «Грёмскеттер» стукнулся бортом о причал, его уже встречали с полдюжины людей разного возраста, облаченных в одежды того же цвета, что и воины, только из гораздо более тонкой материи. Напоминающие тоги одеяния, перехваченные на талии золотисто-желтым кушаком, доходили только до колен, а рукава — до локтя. Головы были покрыты странными треугольными шляпами, копирующими форму временных ворот. Никто из присутствующих не улыбался.

Ухватившись одной рукой за такелаж грот-мачты и свесившись над водой и причалом, к которому пристал корабль, Териус приветствовал собравшихся:

— Доброго вам утра, благородные Мастера ворот! Желаете подняться на борт?

Красивый лет сорока мужчина с суровым лицом ответил:

— Только если возникнет необходимость, «Грёмскеттер». Мы вас долго не задержим. Мы ищем одного человека.

— Беглый преступник? — пробормотала сама себе вслух Станаджер, стоя у поручней рулевой палубы. — Мы наняли трех новых мужчин и одну женщину. Интересно, всех ли как следует проверили? — Перегнувшись через поручни, она крикнула Мастеру ворот: — Как зовут человека, которого вы ищете?

Озабоченные лица стоявших на причале людей повернулись к ней. Другой Мастер ворот — старая женщина — ответила:

— Имя неизвестно, только аура… Это он! — Подняв руку, она указала пальцем. Прямо на Эхомбу.

XXIV

Все взгляды на борту «Грёмскеттера» устремились на явно ошеломленного пастуха. Этиоль никак не отозвался, и Станаджер снова обратилась к собравшимся чиновникам:

— Этот человек — пассажир моего судна. Несмотря на то что мы знакомы всего несколько дней, я считаю его человеком достойным и заслуживающим доверия. Чего вы от него хотите?

— Не ваше дело, — прокричал другой мужчина. — Выдайте его — и можете продолжать плавание. Если откажетесь, мы поднимемся на корабль. Те, кто подчинится, будут отпущены на свободу. Те, кто окажет сопротивление, будут убиты или предстанут перед Коллегией Логиков для определения их дальнейшей судьбы.

Отступив от поручней, Станаджер повернулась и внимательно поглядела на своего длиннолицего пассажира:

— Я ровным счетом ничего не понимаю. Чего хотят от тебя Мастера ворот? Что ты натворил?

— Отвечу вам совершенно честно, капитан: насколько мне известно, ничего. — Эхомба чувствовал, что на него выжидательно смотрят не только друзья, но и вся команда. — Однако я не могу допустить, чтобы мои личные трудности подвергали опасности вас и ваших людей. Вы ни в чем не виноваты.

— Так ведь и мы тоже, Этиоль, клянусь шлемом Горкуона! — Правая рука Симны ибн Синда твердо легла на рукоять меча. — Я не допущу, чтобы тебя увели неизвестно куда. Это немыслимо после всего, что мы пережили вместе!

Пастух с нежностью улыбнулся другу:

— Что такое, Симна? Преданность? И абсолютно бесплатно?

— Если хочешь, смейся надо мной, длинный братец. — Лицо северянина пылало яростью. — Умереть в схватке с каким-нибудь чудовищем или сражаясь с нападающей армией — достойная смерть для мужчины. Ты заслуживаешь лучшего, нежели гнить в камере по обвинению в Гвинбар знает каком воображаемом преступлении.

— Никто ничего не говорил ни о смерти, ни о гниении в камере. — Эхомба держался невозмутимо. — Возможно, они хотят только побеседовать со мной.

— Ага, но как долго? — Симна ткнул пальцем в сторону стоявших на причале воинов и должностных лиц. — Они сказали, что, когда возьмут тебя, остальные смогут продолжать плавание. Сдается мне, они не собираются отпускать тебя слишком скоро, а ты сам говорил, что мы не можем два месяца ждать другого корабля.

— И не жди. — Подняв руки, пастух положил их на плечи другу. — Отныне я поручаю, тебе, Симна ибн Синд, завершить мое дело, выполнить мое обещание умирающему Тарину Бекуиту. Оставайся на «Грёмскеттере». Переплыви на нем через Семордрию, а оттуда иди сам.

Северянин весь напрягся.

— Это что еще за сумасшествие? Ты что такое говоришь, Этиоль?

Опустив руки, Эхомба повернулся к поручням:

— Я покидаю корабль. — Он посмотрел на Станаджер. — Капитан, как только я буду на причале и Стремнину снова откроют для прохода, продолжайте плавание вниз по реке.

Она поглядела на него долгим многозначительным взглядом и кивнула.

С палубы сбросили веревочную лестницу. Эхомба начал было спускаться, но северянин схватил его:

— Не делай этого, братец! Мы вооружены, здесь Алита и Хункапа Аюб. Мы можем дать им отпор! — Его пальцы впились в руку высокого пастуха.

75
{"b":"9067","o":1}