ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

По своей сути эта операция на этапе позиционной войны подтверждала взаимодействие немецкого и финского командования при осуществлении блокады Ленинграда. В этом отношении нельзя не упомянуть о несостоятельности утверждения одного из финских авторов В. Эрккиля, что «финны не прикасались также к ленинградской снабженческой коммуникации, которая зимой проходила по льду Ладожского озера».[373] Справедливости ради, надо сказать о том, что в том же году финская сторона предпринимала попытку прекратить действие этой линии связи.

Задуманная операция проводилась 22 октября. 30 десантных барж и катеров, а также несколько небольших транспортов, прибывших по Сайменскому каналу и системе озер, предприняли попытку с боем овладеть островом Сухо, но были отброшены, хотя на первом этапе и смогли высадить десант. Официально во главе группы судов, в которые входили десантные баржи, немецкие минные заградители и итальянские торпедные катера, был полковник из финской береговой артиллерии (впоследствии генерал) Э. И. Ярвинен, а фактически боевыми действиями руководил немецкий полковник Зибель.[374]

Для разгрома судов десанта, неожиданно появившихся у острова, потребовалось быстрое введение в действие значительных сил авиации флота и Ленинградского фронта, а также отрядов кораблей Ладожской военной флотилии. Судя по заблаговременно проводившейся подготовке захвата острова Сухо, эта акция предусматривалась, как составная часть планировавшейся операции «Нордлихт». Независимо от проведения общей операции, которая была отложена, посчитали, очевидно, целесообразным осуществить замысел перекрыть Дорогу жизни.

Однако достижение цели захвата Ленинграда в 1942 г. так и осталось не реализованным. Штурма не получилось, но блокада города продолжалась. Неудача постигла осаждавшие город немецкие и финские войска, прежде всего в силу того, что они не были в состоянии сломить сопротивление защитников Ленинграда. Попытка еще туже затянуть блокадный узел, чтобы таким образом добиться абсолютной изоляции города, также не удалась.

ЛИКВИДАЦИЯ «ФИНСКОГО ЗВЕНА» БЛОКАДЫ

Финские бомбардировщики в зоне Ленинграда

Участие финских войск в блокаде Ленинграда с сентября 1941 г. и в последующее время имело существенное отличие от действий немецкой армии. Оно проявилось, прежде всего, в том, что с финской стороны не предпринималось разрушительного воздействия по городу, как это делали войска немецкой группы армий «Север». Вооруженные силы Финляндии не пытались в период всей блокады Ленинграда вести по нему огонь из дальнобойных орудий или наносить бомбовые удары. Достаточно красноречивым подтверждением тому являлся следующий широко известный факт. На памятной доске, на одном из зданий в центре Ленинграда, сохранившейся со времени блокады, написано предупреждение, что наибольшая опасность при артиллерийском обстреле была на обращенной к югу стороне улицы.

Возможно, особенность поведения осаждавших город финских войск имела определенную логическую связь с событиями самого начала войны. Тогда советская авиация нанесла, как отмечалось ранее, массированный удар по тем аэродромам, которые пытались использовать немецкие самолеты для бомбардировки Ленинграда. Опасение повторения таких налетов советской авиации в дальнейшем, может быть, являлось для финского руководства сдерживающим фактором.

Вместе с тем с началом блокады Ленинграда западные державы стремились повлиять на Финляндию в том отношении с целью предотвратить возможность применения ее артиллерии и авиации в целях разрушения города, как этого требовал Гитлер. Так, в конце сентября 1941 г. посланнику в Вашингтоне Прокопе ставился в жесткой форме вопрос: «Почему финская артиллерия обстреливает Петербург?».[375]

По этому поводу Госдепартаменту США было дано разъяснение, что, прежде всего, находящаяся у Финляндии на фронте артиллерия не имеет такой возможности — она «не достает до Петербурга».[376] В Вашингтон все же продолжала поступать подобная сомнительная информация. В частности, американский посланник в Хельсинки Шоенфельд, ссылаясь на сведения, исходившие из генерального штаба Финляндии, телеграфировал в Госдепартамент о том, что финские войска «продолжают бомбить Петербург.[377] Финляндии приходилось опровергать это, используя дипломатический канал. Действительно, по своим возможностям финская артиллерия и авиация не могли причинить сколько-нибудь серьезного ущерба Ленинграду, и это подтверждалось на деле.

Политическое и военное руководство Финляндии внимательно относилось в создавшихся условиях к оценке складывавшейся обстановки на восточном фронте и учитывало отмечавшиеся там серьезные перемены, особенно те, что происходили в конце 1942-начале 1943 гг. Тогда прежде всего потрясло сокрушительное поражение немецкой армии под Сталинградом. Вместе с тем, 18 января 1943 г. войска Ленинградского и Волховского фронтов прорвали блокаду Ленинграда южнее Ладожского озера. При таком развитии событий, естественно, в Финляндии возникло опасение, что может произойти и полное снятие блокады города.

Финский посланник в Берлине Кивимяки сообщал в Хельсинки, что по своей инициативе он там «особо заострил внимание на необходимости сохранения блокады». Его тревожило то, что в противном случае высвободившиеся советские войска частично «могут быть переброшены на Карельский перешеек».[378] Финское командование, исходя из этого, начало опасаться за свою оборону к северу от Ленинграда.

Однако немецкое руководство ориентировало Хельсинки в ином направлении — готовиться к захвату Ленинграда. В марте Риббентроп в беседе с министром иностранных дел Финляндии X. Рамсаем сказал, что «битва против России, в ходе которой овладение Ленинградом является для Германии главной задачей, будет, естественно, важнейшей».[379] В свою очередь представители германских вооруженных сил обращали внимание своих коллег в Финляндии на необходимость более эффективного использования занимаемых финской армией рубежей на подступах к городу. В частности, осенью 1943 г. в Финляндию прибыл представитель командования группы армий «Север» генерал Г. Томас. Он высказался за необходимость установления на Карельском перешейке немецких дальнобойных орудий, которые могли бы начать обстрел Ленинграда с севера. Реализация такой идеи, по мнению немецкого командования, к тому же способствовала бы вселению «уверенности в братство по оружию с Германией».[380]

Вообще на Ленинградском фронте с пристальным вниманием следили за действиями финской артиллерии. Ее полевые орудия вели, естественно, огонь по позициям советских войск, занимавших оборону на ближних подступах к Ленинграду. Существовала такая опасность, конечно, и для города. Но были явно и определенные факты преувеличения оценок действия финской артиллерии, которые использовались советскими дипломатами, чтобы показать сохраняющуюся угрозу для города самим присутствием финской армии вблизи него. По словам шведского посланника В. Ассарссона, 18 сентября 1943 г. Молотов во время беседы с ним возмущенно говорил, что якобы «финские пушки ежедневно ведут огонь по Ленинград?»[381]

Общая обстановка в военном отношении, складывавшаяся для Ленинграда к исходу 1943 г., характеризовалась наращиванием боевых сил оборонявших его войск, которые готовились к решительному наступлению против немецкой группы армий «Север». Эта серьезная операция была осуществлена в январе 1944 г. в результате мощного удара, нанесенного по противнику войсками Ленинградского и Волховского фронтов. Немецкие соединения и части оказались полностью отброшенными от города и отступили в Прибалтику. В этой связи президент Финляндии Рюти заявил с тревогой 2 февраля 1944 г. при встрече с германским посланником Блюхером: «Отход немцев от Ленинграда является для Финляндии большим несчастьем. Теперь Карельский перешеек может быть подвергнут мощному наступлению со стороны русских».[382]

вернуться

373

Erkkilä V. Vaiettu sota. Neuvostoliiton pardsaanien iskut suomalaisiin kyliin. Hels., 1998, s.151.

вернуться

374

Чероков В. С. Противодесантная операция у о. Сухо // Краснознаменный Балтийский флот в Великой Отечественной войне 1941–1945. М., 1981, с. 240.

вернуться

375

UM, 110 Bl. Jälkikaikuja erikoisrauhanhuhista; 12L. Salasähke Washingtonista 26. 09. 1941: Tottako Suomen tykistö pommittanut Pietaria?

вернуться

376

Ibid., 12 L. Procopen keskustelut, 17.09.1941: Sotapoliittinen tilanne; 110 В 1. Jälkikaikuja erikoisrauhanhuhista.

вернуться

377

UM, 12 L. Salasähke Washingtonista, 2.10.1941.

вернуться

378

Цит. по: Ленинградская правда, 1945, 25 декабря.

вернуться

379

Цит. по: Kivimäki Т. М. Op. dt., s. 255.

вернуться

380

Lehmus К. Op.cit., s. 354.

вернуться

381

Assarsson V. Stalinin varjossa. Porvoo—Hels., 1963, s. 239.

вернуться

382

Blücher W. Op. dt., s. 362.

30
{"b":"90676","o":1}