ЛитМир - Электронная Библиотека

Профессионализм нападавших не давал покоя Флинксу. Кровоподтеки виднелись по всему телу. Это наводило на интересную мысль: истязатели были заинтересованы, чтобы она как можно дольше оставалась в сознании. От этого несло садизмом. И очень напоминало допрос. Флинкс встревоженно размышлял об этом по пути в район набережной.

Увеселительное заведение стояло полупустым. Было еще рановато. В этот час тут собрались водители, грузчики, старатели и один независимый заготовитель тропических пород дерева, которого Флинкс определил по специальному инструменту, болтающемуся на поясе.

Была еще пара транксов, причем чувствовали они себя гораздо непринужденнее, чем их собратья-люди, с которыми они болтали. Поговаривали, что транксы вообще предпочитают человеческое общество. Флинкс прекрасно знал, что такие слухи специально распускали психологи транксов. Даже сейчас, спустя сотни лет после Объединения, все еще встречались отдельные представители человеческого рода, чья инсектофобия нуждалась в медицинском наблюдении и лечении.

Флинксу не было нужды обращать на них особое внимание. Люди и транксы давно уже жили бок о бок, отчего последние больше не воспринимались, как инородцы. Походили они на низкорослых людей в блестящих костюмах.

Посетители проявляли почти полное равнодушие к играм и другим увеселениям, которые можно было здесь найти. В глубине двое мужчин без особого интереса палили по движущимся мишеням. Никто, кроме них, не обращал внимания на кошмарных и довольно похожих на настоящих чудовищ, которые выпрыгивали из-за скал, обрушивались вниз с лиан или выскакивали из-под земли, атакуя охотников. В этих фантомов нужно было попасть несколько раз, причем в строго определенную точку, только тогда засчитывалась победа. Предсмертные судороги монстров-мишеней были преувеличенно шумными и драматичными. Собственно, в них и заключался смысл игры. То, что каждый зверь из голограммы реально существовал либо на Аляспине, либо на каком-нибудь другом мире, делало игру еще более увлекательной. Правда, любой педагог вряд ли назвал бы ее полезной и познавательной.

Сам Флинкс не был охоч до электронных забав. Всего один раз он играл в нечто подобное, и то только из уважения к напарнику. Эти забавы не затрагивали его души. И хотя ему на редкость везло, он оставался безучастным. Свою удачу он относил на счет хороших врожденных рефлексов и не придавал ей особого значения.

В конце игры какой-то шутник передвинул проектор, и с потолка на Флинкса шлепнулась огромная хищная рептилия. Результат получился именно такой, какого добивался шутник. От неожиданности Флинкс испуганно вздрогнул. Пип тотчас заняла оборонительную позицию. Ее в высшей степени сильный яд прожег линзы проектора, причинив тем самым значительный ущерб владельцу заведения. А так как Пип угрожающе зависла над головами посетителей, горе-шутнику пришлось полностью возместить ущерб из своего кармана.

Флинкс направился через весь зал к единственному занятому столику. Человек, сидевший к нему лицом, щеголял удивительными усами, напоминающими велосипедный руль. Они были щедро напомажены, а их заостренные кончики поблескивали, словно стеклянные. Когда человек смеялся, они начинали подрагивать подобно иголкам параксилоскопа. Звали этого человека Джебкоут, а прибыл он с Ульдома, главной планеты транксов, на которой родился и вырос. Вот почему духота и влажность были для него не в диковинку.

Насколько Флинкс мог судить о нем по их мимолетному знакомству несколько недель назад, когда он только прибыл в Миммисомпо, Джебкоут занимался всем понемногу. Если вы обращались к нему с вопросом, то шанс получить ответ был этак пятьдесят на пятьдесят. Однако вероятность получения правдивого ответа была еще меньше. Подружек же Джебкоута Флинкс видел впервые.

Джебкоут, заметив, что Флинкс направляется к их столику, оборвал разговор с дамами, чтобы поприветствовать молодого человека широченной улыбкой. Одна из женщин обернулась, с любопытством рассматривая незнакомого ей парня. Ее рост был лишь немногим меньше двух метров. На глазах у дамы были имплантированные линзы, отчего зрачки имели серебристый оттенок.

— Этот мальчишка из твоих знакомых? — спросила она Джебкоута, не сводя с Флинкса глаз.

Флинкс моментально напрягся, но вовремя понял, что она пытается его спровоцировать. На Аляспине было принято проверять чужаков подобным образом.

— Он вовсе не мальчишка, — беззлобно усмехнулся Джебкоут. — Но я бы не сказал также, что он уже мужчина. Откровенно говоря, мне вообще не известно, кто он такой. Однако если ты собираешься повертеться вокруг него, не советую распускать язычок. Он вместо игрушки таскает с собой смерть.

Словно поняв, о ком идет речь, Пип высунула голову из-под воротника Флинкса, а Поскребыш встрепенулся у него на запястье. Женщина мгновенно перевела взгляд с мамаши на змееныша. Флинкс не ощутил в ней ни малейшего страха. Это могло значить одно из двух. Либо эта особа действительно храбра, либо его фирменные таланты на сей раз, провались они, не сработали.

Вторая женщина тоже была велика ростом, но не такая великанша, как ее подруга.

— Ты с ним полегче, Лундамейла. А он даже очень ничего, хотя и немного костляв, — Она рассмеялась резким, отрывистым смехом, и все вокруг тоже осклабились. — Да, если вас обоих поставить боком в дверях, там хватит места для еще одной такой пары. Эй, присоединяйся к нам! Флинкс покачал головой.

— У меня всего пара вопросов. Я тут был в Ингре, и мне нужно разузнать кое-что о человеке, на которого я там наткнулся.

Услышав это, великанша подняла брови.

— Ты что-то там нашел в этих джунглях? — спросил Джебкоут, пристально разглядывая его.

— То, что искал. — Флинкс заметил, что вырос в глазах этой компании.

Здесь, на Аляспине, не считалось невежливым задавать вопросы незнакомцу, а вот отвечать на них считалось прямо-таки глупостью. Иногда это могло показаться даже чем-то худшим.

— Еще я нашел нечто такое, чего не искал. Ростом сантиметров этак более ста, женского пола, хрупкого сложения, лет двадцати двух — двадцати пяти. Пепельная блондинка со странной стрижкой и голубыми глазами. Не исключено, что недавно она их покрасила. Ужасно симпатичная.

— Как это — симпатичная? — заговорил мужчина, сидевший за этим же столом и до сего момента хранивший молчание. Он был крепкого сложения и широк в плечах, а лицо его заросло многодневной щетиной.

— Ну очень. На ней были только шорты и тонкая рубашка.

— Это в Ингре-то? — великанша состроила гримасу.

— Вся искусана миллимитами и жуками-бурильщиками. — Флинкс в упор рассматривал второго мужчину. — А еще кто-то хорошенько потрудился над ней. Сразу видно, что профессионал.

Улыбку с лица тяжеловеса словно ветром сдуло. Он откинулся на спинку стула.

— Господи, до чего веселая планета! — он повернулся к Джебкоуту. — Это тебе о чем-то говорит?

Джебкоут задумался, и его усы на минуту застыли на месте.

— Даже представить не могу, кого бы понесло на погибель в джунгли в одних шортах и рубашке. Как ее состояние?

— Уже лучше. Я израсходовал на нее все запасы из походной аптечки. Когда я выезжал, она была набита до отказа.

— Еще бы. А иначе пришлось бы подавать в суд на владельца проката. — Джебкоут посмотрел на великаншу. — Лунди, может быть, кого-нибудь припомнишь?

Женщина только покачала головой.

— Нет, подобные красавицы и подобные дуры мне не встречались.

— А ее удостоверение? — спросил Джебкоут.

— Нету. Я проверил. — Флинкс посмотрел на второго мужчину, но тот как-то сразу притих. Ситуация не располагала к веселью.

— Мы тут поспрашиваем людей. Правда, Блейд? Подружка великанши с готовностью кивнула.

— Я тоже, — сказал Джебкоут. — Однако я что-то не слышал, чтобы пропадал кто-то из местных. А ты ведь знаешь, с какой скоростью тут распространяются новости.

— Здесь никто не пропадал, — пробормотал второй.

— Никто. Мы бы уже прослышали. А когда ты ее нашел?

11
{"b":"9068","o":1}