ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Икигай: японское искусство поиска счастья и смысла в повседневной жизни
Теряя Лею
Лавр
Чего желает джентльмен
Сезон крови
Тиргартен
Курортный обман. Рай и гад
Сам себе плацебо: как использовать силу подсознания для здоровья и процветания
Девушка с Земли

— Несколько дней назад, — ответил Флинкс.

— В таком случае, будь она из местных, все бы уже знали об этом. А раз ничего не слышно, она наверняка из вновь прибывших, — предположил Джебкоут.

— И мне так кажется.

— Я знаю одного агента в Аляспинпорте. Если хочешь, позвоню ему и возьму копию списка пассажиров с последней пары «шаттлов» вместе с фотографиями. Мы можем все это пропустить через мой компьютер.

— Что ж, из этого может что-нибудь получиться, — с благодарностью согласился Флинкс.

— А вдруг она прибыла частным рейсом? — заметила Блейд.

— Маловероятно.

— Согласна. Но не исключено, — она в упор посмотрела на Флинкса. — В этом случае ее прибытие нигде не отмечено.

— Может быть, и так, — тихо произнес Флинкс. — На это и могли рассчитывать те, кто избил ее до полусмерти.

Женщина вопросительно уставилась на него, затем обернулась к Джебкоуту.

— А ты прав, он вовсе не мальчишка. Ты, наверное, уже много повидал, малыш? — сказала она Флинксу.

— Это точно, детка, — ответил он, но тотчас осекся, однако она лишь одобрительно улыбнулась.

— Ладно, Лунди, нам пора.

Обе женщины поднялись из-за стола. Лундамейла, как каланча, возвышалась над сидевшими за столом мужчинами. Обе дамы притягивали к себе восхищенные взгляды.

— Обещаем, что наведем для тебя справки. А пока нам надо к себе, проверить свою драгу, у нас с Лунди в районе Самберлин есть свой прииск. — Блейд обошла вокруг стола и быстро наклонилась к уху Флинкса. — Если будешь в наших краях, заходи, будем рады. Может быть, даже покажем тебе, как мы с Лунди работаем вместе. Если скажешь, что тебе нужно, мы покажем тебе все — от и до.

— Оставь парня в покое, Блейд. — Джебкоут улыбнулся в усы. — Разве не видишь, он уже покраснел.

— Я не покраснел, — запротестовал Флинкс. — Просто у рыжих всегда красноватая кожа.

— Ну, ладно, ладно…

Лунди прошествовала мимо, и Флинкс явственно ощутил, как его ущипнули за левую ягодицу. Подмигнув напоследок, великанша оставила его в покое и заспешила вслед за подругой.

Флинкс состроил Пип рожицу.

— На меня напали, а тебе хоть бы хны. Самка минидрага в ответ спокойно посмотрела на него.

— Я сейчас позвоню в одно место, — сказал Джебкоут, кладя обе лапищи на стол.

Для того, чтобы позвонить, ему вовсе не надо было выходить из-за стола. Флинкс смотрел, как он набирает номер на коммуникаторе, встроенном прямо в столешницу. Интересно, какому ослу пришло в голову завозить сюда пластиковые столы, сымитированные под натуральное дерево, когда в местных джунглях росли тысячи деревьев великолепных твердых пород. Неудивительно, что для транксов их друзья-люди были источником постоянного недоумения.

Джебкоут без умолку трещал в трубку. Наконец он пожал плечами и положил ее на место.

— Я попробовал обзвонить тех, кто всегда в курсе дела, — местную полицию, службу иммиграции, парочку друзей. За последние два месяца на Аляспин не прилетал ни один человек, соответствующий твоему описанию. И никто не числится в списке без вести пропавших. Конечно, мы все равно можем проверить списки в Аляспинпорте, но я настроен не слишком оптимистично.

— Что ты предложил бы?

— Давай, я свяжусь со своим приятелем в космопорте. Лунди и Блейд разнюхают что да как у себя в глухомани. А в данный момент твоя отлупцованная кем-то приятельница для властей просто не существует. Она — твоя забота.

— Целиком и полностью, — игриво добавил второй мужчина.

— Но я же собирался дальше!

— Снова в полет? — Джебкоут опять попытался выудить из Флинкса информацию. — В твои-то годы, да еще без средств к существованию ты, парень, что-то много путешествуешь.

— Я получил наследство, — пояснил Флинкс. «Правда, совсем не в том смысле, что ты думаешь», — добавил он про себя.

— Я не могу взять ее с собой, — продолжил он. — В гостинице мне ее оставлять не хочется, у нее нет даже кредитной карточки.

— И что из этого? Владелец гостиницы наверняка будет рад прибрать ее к рукам.

— Черт побери! — опять ввязался в разговор второй. — Раз ты говоришь, что она милашка, я и сам не прочь забрать ее у тебя.

— Хоуви, а не кажется ли тебе, что ты забываешься?

— Что ты имеешь в виду?

— Ты же женат.

Физиономия Хоуви омрачилась.

— И правда, я малость подзабыл.

— Да еще и дети, — безжалостно продолжил Джебкоут.

— Ага, дети, — уныло пробормотал Хоуви.

— Хоуви слишком долго засиделся здесь, в Ингре. — Джебкоут улыбнулся Флинксу. — Нет, дружок, она твоя. Что хочешь, то с ней и делай. Подожди, пока она поправится, и возьми ее с собой.

Или, если желаешь, сбеги от нее. Одним словом, тебе решать. А меня это не касается, — при этом он указал на дремлющих минидрагов. — У меня ведь нет с собой парочки эмпатов-убийц для охраны. А теперь, не обессудь, я займусь другими делами. Если мне удастся что-либо разузнать насчет твоей дамочки, я наведаюсь к тебе. А мы тут с Хоуви обсуждаем, сколько можно заломить за партию экстракта Сангретибарка.

Флинкс промолчал. Вывозить Сангретибарк было запрещено. На некоторых он действовал как мощный афродизиак, в иных случаях вызывал нежелательные побочные эффекты вплоть до остановки сердца.

«Это меня не касается», — подумал Флинкс.

Пока к нему относились нормально, Джебкоут отвечал дружелюбием. В противном случае худшего врага не сыскать.

Флинкс попытался навести справки еще в нескольких местах, однако столь же безуспешно. Никто и слыхом не слыхивал о женщине, похожей на ту, которую он описывал. Всего лишь один раз его вопрос был встречен неприкрытой враждебностью. Дальше слов, правда, дело не зашло. Присутствие Пип неизменно удерживало недругов от решительных действий. Они вынуждены были ограничиваться крепкими выражениями.

В тот день Флинкс вернулся в гостиницу озадаченный и расстроенный. Женщина лежала на спине все там же, где он ее оставил. Глядя на нее, он неожиданно понял, что пока занимался ее ранами, совершенно забыл о ее внешности. Ее до сих покрывал толстый слой грязи. Флинкс затратил не меньше часа на мытье ее лица, рук и ног. Рубцы на ногах, оставленные миллимитами, превратились в тонкие красные царапины, ранки от жуков-бурильщиков тоже затягивались. Кровоподтеки тоже почти прошли.

Он смертельно устал от вылазки в джунгли Ингра и от попыток разузнать что-нибудь об этой женщине, поэтому прилег вздремнуть. Он так бы и проспал, не шелохнувшись, всю ночь, если бы его не разбудил крик.

Глава 4

Моментально вскочив, он завертел головой в разные стороны. Такая же прекрасная, как и во сне, его гостья теперь стояла посреди комнаты, сжимая в правой руке небольшой, но весьма острый нож. Глаза ее горели безумием.

Примерно в паре метров от ее лица зависла Пип, приготовясь к атаке. Поскребыш нервно вился вокруг матери. Судя по всему, беспрестанное мельтешение змееныша испугало женщину куда сильнее, чем угрожающая поза Пип.

Флинкс разглядел это за одну секунду и весьма удивился происходящему. Откуда и с какой стати взялся нож? Почему так всполошилась Пип, если, конечно, нож не был направлен на ее хозяина? Зачем, если это так, понадобилось нападать на него во сне?

В этот момент она заметила, что Флинкс сел на постели. Ее взгляд тотчас метнулся от летучего змея к нему.

— Черт возьми, утихомирьте же их!

Флинкс без труда мысленно выполнил ее просьбу. Пип стрелой метнулась назад, к его кровати.

Дыхание женщины стало ровнее, а рука, сжимавшая нож, опустилась.

— Как это вам удалось?

— Все аляспинские летучие змеи — эмоциональные телепаты. Случается, они завязывают с человеком постоянную дружбу. Пип — моя подружка, она уже взрослая. А малыша зовут Поскребыш.

— Остроумно, ничего не скажешь, — сказала она неуверенно, затем вздрогнула и как-то сникла. — Не представляю, как вам удалось меня найти. И что теперь? Вы опять будете меня избивать? Почему вы тогда не убили меня, чтобы покончить со всем этим? Я ведь ответила на все ваши вопросы.

12
{"b":"9068","o":1}