ЛитМир - Электронная Библиотека

— Скажи, Флинкс, тебе действительно не по себе? Ты ведь независим, ты даже настолько богат, что у тебя есть свой собственный корабль, и это в девятнадцать-то лет! Знаешь, как-то нелегко сочувствовать человеку, который только и делает, что жалуется да стонет о свалившейся на него роскоши.

«Да она же анализирует только то, что лежит на поверхности, и слышать не хочет о внутренних мотивах, — подумал Флинкс. — И все же спасибо ей за отзывчивость».

— Хочешь верь, а хочешь нет, но мне все это осточертело. Я хотел бы одного: чтобы меня оставили в покое, чтобы мне никто не мешал предаваться размышлениям и изучению мира. Уджурриане назвали это судно «Учителем» в мою честь. Им следовало бы назвать его «Учеником», потому что я и есть ученик. И первый предмет, который я изучаю — это я сам. Мне хочется наконец постичь, кто я и что я. Может, мне это уже известно, но я слишком глуп, либо слишком труслив, чтобы признаться в этом самому себе.

Как только он умолк, она поднялась и сделала шаг навстречу. Руки ее потянулись к нему.

— По-моему, тебе станет легче, если ты избавишься от этой своей глупости, которую добровольно взвалил на себя.

Флинкс попятился, а она заметно приуныла.

— Куда тебя надо отвезти? — заикаясь, пробормотал он.

Клэрити глубоко вздохнула:

— Тебе когда-нибудь доводилось слышать о планете под названием Длинный Тоннель? Он покачал головой.

— Затребуй ее на своей голограмме. Неужели, по-твоему, Аляспин — действительно приграничная планета? У нас на Длинном Тоннеле только один контрольный пункт, да и там постоянно не хватает людей. На то есть свои причины. Ты сам увидишь, когда мы туда прилетим.

— Но если я привезу тебя туда, не случится ли так, что твои похитители уже будут разыскивать тебя там?

— Да я уверена в этом. Однако мне непременно надо поставить в известность о случившемся моих коллег, чтобы они смогли оградить себя от возможной опасности. Там ты сразу поймешь, почему я так отреагировала, когда ты сказал, что твои друзья-уджурриане обожают рыть тоннели. Я, конечно, не стану утверждать, будто все тоннели на моей планете — это их рук дело. Скорее всего — нет.

— Всегда было трудно разобрать, что у них на уме. Совершенное простодушие в сочетании с совершеннейшей заумью — такая комбинация не каждому по зубам.

Флинкс подумал о том, что сейчас простодушия в них наверняка поубавилось. Особенно после того, как они благодаря ему пристрастились к такой игре, как цивилизация. Кажется, он успел их неплохо изучить, и все равно за это время уджурриане вполне могли найти себе какую-нибудь новую забаву. Что ж, ему непременно стоит это проверить. Он все выяснит, как только передаст сию молодую особу в надежные руки ее коллег.

Не желая тратить время на хождение к клавиатуре, Флинкс прошептал команду в хорошо замаскированный микрофон. Ладно, пусть ему невдомек, где находится этот Длинный Тоннель, зато «Учителю» это наверняка известно. В памяти корабля хранились данные о расположении всех известных Содружеству миров.

Клэрити подошла к нему сзади, и Флинкс даже подпрыгнул от неожиданности. Пип, вспорхнув с его плеча, предпочла временно переселиться на декоративную скульптуру в дальнем конце бассейна. Поскребыш забавлялся, гоняясь за рыбками. Он, словно стрекоза, носился над бассейном, пикируя к самой воде, когда те подплывали близко к поверхности.

«Чешуйчатый рыболов-любитель», — улыбнувшись, подумал Флинкс.

Клэрити обвила его руками, нежно привлекая к себе. Он мог бы и отстраниться, но на этот раз не видел в этом никакой необходимости.

— Значит, мы с тобой летим на Длинный Тоннель.

— Ага, летим. Постой, а что это ты делаешь?

— Давай, я тебе продемонстрирую, — прошептала она ему на ухо. — Это лучше, чем объяснять на словах.

И она действительно продемонстрировала ему надежное средство коротания времени во время путешествия. Впервые за многие годы ему не пришлось умирать со скуки во время перелета сквозь сверхпространство. Отпала всякая необходимость то и дело наведываться в библиотеку, чтобы как-то скрасить утомительные часы. Библиотека «Учителя» не отличалась особым богатством. В ней была информация, доступная уджуррианам в момент постройки корабля. Но Флинкс значительно расширил ее во время посещения других планет. Он познакомил с ней и Клэрити, когда им удалось выкроить немного времени.

Нет, он не влюбился в нее, хотя наверняка мог бы. Просто в душе его накопилось много такого, что мешало этому. Правда, не было никакой нужды сильно переживать по этому поводу, ведь и про нее нельзя было сказать, что она влюбилась в него. Скорее всего, она стремилась помочь ему как можно приятнее провести длительный перелет с Аляспина на Длинный Тоннель. И чего греха таить, в таком путешествии вдвоем была своя особая прелесть. К чему отгораживаться от всего человечества, когда оно предстает в образе такого общительного, веселого, заботливого создания, как Клэрити.

Даже с орбиты Длинный Тоннель выглядел несколько странновато. Но его поверхности виднелся один-единственный маяк. Сориентировавшись по нему, «Учитель» определил, что скорость ветра в умеренной зоне была не менее ста пятидесяти километров в час.

— Относительно спокойный денек. — Клэрити заглянула через плечо Флинкса на показания датчика. — Обычно здесь дует куда сильнее.

Они стояли на самом настоящем анахронизме — мостике корабля. Флинкс мог обратиться к судовому компьютеру практически отовсюду, даже из ванной, поэтому мостик был не более чем данью древней моде. Однако в сидении перед приборной доской была своя прелесть. Где еще вашему взгляду предстанет целый ряд ручных переключателей? Флинкс разбирался в функциях некоторых из них, но не настолько, чтобы самостоятельно вести корабль в случае чрезвычайной ситуации. Управление межзвездными судами было столь сложным делом, что пилоты — и люди, и транксы — редко делали это вручную. Поэтому мостик был скорее декорацией, нежели средством аварийного управления в случае отказа практически безотказной системы.

Но датчики и вид из иллюминатора радовали глаз, и вообще, было интересно наблюдать, как в одном месте сходится самая разнообразная, уму непостижимая информация. Да и дисплеи мостика были крупнее, чем те, что располагались в других помещениях корабля.

— И с какой же скоростью здесь дует обычно? — поинтересовался Флинкс.

— Триста-четыреста километров в час. Иногда больше. Но никто не обращает на это внимания, если только в ближайшее время не ожидается посадка грузового «шаттла».

— Как можно не замечать такой ветрище, если вы живете среди него?

— В том-то все и дело, что мы не живем. Поверхность Длинного Тоннеля необитаема.

— То есть, вы живете в подземных помещениях?

— Скоро сам увидишь, — она кивнула на показания дисплея. — А пока следуй за навигационным сигналом.

— Ладно.

Но Флинкс даже не шелохнулся. Клэрити подождала несколько секунд.

— Разве мы не собираемся сажать «шаттл»? — не выдержала она.

— Разумеется, собираемся. Я просто напоследок кое-что проверил.

Как бы ни любил он встречу с новыми мирами и новыми людьми, ему всякий раз становилось грустно на душе, когда наступал момент покидать «Учитель». Корабль был его единственным прибежищем среди безумия вселенной, всегда послушный, всегда готовый послужить хозяину.

Они стремительно пошли на посадку по крутой дуге вокруг северного полушария, ориентируясь по одинокому маяку на взлетно-посадочной площадке. Так как на орбите не было других судов, отпала необходимость запрашивать разрешение на посадку, тем более что Клэрити заверила Флинкса в полном отсутствии на поверхности какого-либо воздушного транспорта.

— Но это значит, что наше прибытие будет замечено всеми — не только твоими друзьями и Службой Безопасности порта, но и теми, кто работает на твоих похитителей.

— Ты всегда сможешь еще раз упаковать меня для перевозки в качестве цветка, — ответила она, лукаво улыбнувшись.

— Верно. На этот раз будут ленты и бантики. — Он внимательно посмотрел на показания приборов. — К этому времени они уже могли махнуть рукой на твои поиски или же до сих пор понапрасну тратят время на Аляспине.

27
{"b":"9068","o":1}