ЛитМир - Электронная Библиотека

Картина изображала небольшую часть Галактики. И пока шестерка заговорщиков смотрела на нее, она уменьшилась до таких размеров, что в поле зрения остались лишь звезды, составляющие Содружество. Затем перед взорами собравшихся предстала одна-единственная звезда, ничем не примечательная, вокруг которой кружились пять планет.

После того, как видоискатель сосредоточился на третьей планете, перед ними закружилось, подобно балерине не сцене, изображение чужого мира.

Ящерица снова заговорил. Он начал щедро осыпать своих товарищей статистическими выкладками.

Все краем уха слушали выкладки, касающиеся диаметра планеты и ее гравитации. Зато сведения об ее уникальной и почти нетронутой экологической системе вызвали настоящий восторг.

— Это Длинный Тоннель, — говорил Ящерица, указывая на изображение. — До сих пор исследована лишь крохотная часть планеты. Но и этого вполне достаточно, чтобы убедиться, что этот мир таит в себе удивительные природные чудеса. Атмосфера на планете вполне пригодна для дыхания, но климат крайне суров и неприветлив. Здесь так просто не разбежишься.

— Слава Богу, что существуют хотя бы такие утешительные мелочи, — прошептала Ормега.

— К сожалению, таких мелочей очень мало, — нахмурился Ящерица. — Вам известно, что из себя представляют наши общие враги. Если запахло барышами, их не остановит никакая погода.

Ящерица снова привлек внимание своих товарищей к голограмме.

— Пока что там существует только одна колония, по численности не больше экипажа исследовательской станции. — Ящерица водил пальцем, и изображение, послушное его тепловому излучению, менялось. На стене проступил небольшой фрагмент поверхности планеты, над которым толстым слоем клубились облака. — Мы особенно обеспокоены деятельностью одной компании, которая не является филиалом ни одной из крупных торговых фирм, — в глазах Ящерицы блеснул огонь, а в голосе послышались язвительные нотки. — Однако, несмотря на свои небольшие размеры, ей удалось нанести значительный ущерб природе планеты за очень короткий отрезок времени. Доказательством тому служит та прыть, которую они продемонстрировали, выбросив на рынок этот гнусный «Вердидион».

После этих слов все стали возмущенно перешептываться.

— Пока что сфера коммерческого применения этого изделия достаточно ограничена. Но, к сожалению, на рынке нет ничего, даже отдаленно напоминающего Сплетение. Следовательно, по мере роста известности его потребительских качеств будет увеличиваться и спрос на него. Те, кто заказывает Сплетение, либо не знают, что популярная новинка — плод чьих-то преступных действий, либо им это безразлично. Разве мы собрались бы здесь, если бы речь шла о естественном биологическом организме? Но Сплетение — самый мерзкий продукт из всех известных нам, полученных в ходе незаконных генетических манипуляций. И фирма, создавшая его, только и занята попытками подчинить себе десятки других биоформ, — голос Ящерицы звучал все более страстно, а тик под левым глазом усиливался. — Сплетение «Вердидион» — лишь первый пробный шар в ряду новых чудовищных надругательств над природой. Беззащитные биоформы, населяющие планету, как нельзя лучше подходят для генетических опытов. Те же, для кого бессовестная эксплуатация беззащитных живых организмов стала второй натурой, нашли здесь поистине золотую жилу!

Только сейчас Ящерица сообразил, что сорвался на крик, и поспешил снизить тон.

— Мне уже попадались на глаза некоторые из их заявок на новые биоинженерные продукты, которые они собираются получить путем генных манипуляций с местными биоформами. Большинство этих продуктов — детища одного-единственного блестящего, но извращенного ума. Это глава биоинженерного подразделения фирмы, винтик в ее механизме, которому они, по-моему, вряд ли смогут найти замену. Мастерство в биоинженерии ценится дешево, зато интуиция — на вес золота.

— Этот человек несет ответственность за изготовление живого ковра? — спросил Щепка. Ящерица кивнул.

— Тогда, мне кажется, всем ясен ход наших дальнейших действий, — произнесла Флора, на которую теперь нельзя было смотреть без содрогания. — Похитив эту конкретную человеческую особь, мы одним ударом решим все проблемы, что и требуется для успешного завершения нашей миссии. А заодно поставим заслон на пути дальнейшего надругательства над природой.

— Таково было и мое намерение. — Паук откинулся на спинку стула и снова сложил на брюшке пухлые ручки. — Планета Длинный Тоннель словно самой природой создана для того, чтобы мы отпраздновали на ней свой маленький дебют. Преступления, совершающиеся там против природы, — самые гнусные из числа им подобных. Однако фирма, которая их совершает, не столь велика и не располагает достаточными связями, чтобы противостоять нам. Кроме того, они нанесли пока что только одну рану планете, которая в остальном остается нетронутой. Эта рана безусловно заживет. Одновременно мы заявим о себе, и пусть это послужит предупреждением нашим врагам. Мы удалим раковую опухоль, пока она не пустила метастазы. Все согласны?

В голосовании не было нужды. Добавить к сказанному тоже было нечего. Правда, некоторые все же одобрительно закивали.

Щепка обернулся к Ящерице. Эти двое были самостоятельными деталями одного механизма. И напоминали своими действиями направляющие ножки насекомого, влекущие все тело вперед, к выбранной цели.

— Я полагаю, ваши люди готовы действовать? — лаконично спросил Щепка.

Ящерица в ответ быстро кивнул.

— Готовы и рвутся в бой. Они долго тренировались и теперь рады показать себя в деле.

— Такая возможность у них будет. — Паук обвел всех задумчивым взглядом. — Довольно скрываться в тени, ограничиваясь манифестами и подсовыванием информации в каналы новостей. Хватит униженно вымаливать время в эфире у крупных межпланетных телестанций. После событий на Длинном Тоннеле наши имена будут у всех на устах. Все Содружество узнает, кто мы такие. Колеблющиеся примкнут к нам. И тогда мы всерьез сможем приступить к обузданию политики нашего насквозь прогнившего правительства.

Они наверняка подняли бы тост за успех дела, но никто из них не брал в рот спиртного и не употреблял наркотиков. Как можно проповедовать чистоту естественной среды, если сам не можешь содержать в чистоте собственный организм. Им хватало экстаза от служения Делу и от предвкушения войны против насильников природы.

Существовали и другие организации, исповедующие сходные идеи. Но шестерке было прекрасно известно, что они из себя представляли. Слабые и нерешительные, они мало что могли. Лишь те, кто сейчас сидел вокруг стола, были поистине ударной бригадой будущего экологического джихада.

Ящерица незаметно повел рукой, и голограмма исчезла, словно ее вовсе не было. Все поднялись с мест и стали потихоньку расходиться, тихо, но достаточно возбужденно переговариваясь между собой. Каждый знал свою роль в операции. В успехе не было сомнения.

Жуликоватые промышленные бароны и их прислужники-франкенштейны слишком долго пользовались вседозволенностью и безнаказанностью. Пробил час очистительного удара.

Они еще недолго пошептались приглушенными голосами и исчезли из комнаты. Время научило их терпению, а опыт их требовал осторожности. Выйдя гуськом из невзрачного дома, они кто пешком, а кто на машинах направились к ближайшей остановке. Каждый из них уже обдумывал следующий свой шаг в выполнении своих обязанностей. И никто бы не смог заподозрить в них членов правящей верхушки набирающей силу террористической организации.

Глава 2

Хотя на Аляспин прилетали многие, лишь некоторых из них можно было назвать истинными любителями странствий. Большинство прибывающих сюда все же составляли ученые, которых не отпугивал неприветливый климат планеты.

Надо сказать, что на просторах поросшей высокой травой саванны и в подступавших к ней вплотную джунглях погода отличалась редким однообразием. Здесь существовало лишь два сезона — более влажный и менее влажный.

3
{"b":"9068","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Разбуди в себе исполина
Вне сезона (сборник)
Идеальная няня
Рубеж атаки
Любовь. Секреты разморозки
П. Ш.
Позиция сверху: быть мужчиной
О чём не говорят мужчины, или Что мужчины хотят от отношений на самом деле
Акренор: Девятая крепость. Честь твоего врага. Право на поражение (сборник)