ЛитМир - Электронная Библиотека

В этот момент Флинкс и Клэрити как раз проходили мимо кафетерия. Несколько человек вынимали из автомата подносы с едой.

— Предполагают, что обнаружат еще. Ходят разговоры даже о подземных морях.

— По-моему, пещера подобных размеров уже давно рухнула бы под собственной тяжестью.

— Кто знает? Длинный Тоннель то и дело заставляет пересматривать устоявшиеся геологические догмы. Да и биологические тоже.

С того самого момента, когда они оставили позади себя ангар, Флинкс постоянно ощущал в воздухе какое-то гудение, словно хор теноров снова и снова вполголоса тянул какую-то одну и ту же мелодию.

— Насосы, — объяснила Клэрити, когда он поинтересовался, что это за звук. — На Тоннеле слишком много воды. Пещеры же постоянно растут и формируются. А так как наверху постоянно льют дожди, вода должна куда-то стекать. Большая ее часть просачивается вниз естественным путем, но в некоторых местах ей приходится помогать. Это делается с помощью насосов. Как я уже сказала, энергия здесь — не проблема.

— Но кто-то ведь все же платит за все эти премудрости?

— Инфраструктура порта и вспомогательные средства содержатся совместно, часть денег выделяет правительство, часть — те компании, которые работают здесь по лицензиям. Все остальное — исключительно за счет частных инвестиций.

— Разумно. И что, все фирмы располагаются в одной и той же пещере?

— Нет, они разбросаны по всей планете, но поддерживают связь за счет волоконных коммуникаций. Радиосвязь довольно плохо пригодна для применения в скальной породе, независимо от того, какая техника используется. Дешевле и надежнее прокладывать волоконные коммуникации. Внутренние стены существуют исключительно для того, чтобы отгородиться от остальных, и каждая исследовательская группа занимает собственную пещеру. Делается все просто. Выбирается свободный зал, сглаживаются все наросты, устанавливаются столы, шкафы, постели, кухонные плиты и лабораторное оборудование. У нас на Тоннеле офисных площадей в десятки раз больше, чем на других планетах вместе взятых.

— На первый взгляд здесь все отлично предусмотрено и содержится в образцовом порядке. Так почему, скажи, кому-то надо вмешиваться в ваши дела?

Ее лицо помрачнело.

— Я еще не до конца уверена. Они ведь не поставили меня в известность, что им в конечном итоге от меня надо? К тому же я реагирую исключительно на логические доводы.

У Флинкса едва не вырвалось, что она слишком хорошенькая для этого. Но он вовремя передумал говорить это вслух. Во-первых, ему показалось, что она не оценит скрытый юмор этой фразы, а во-вторых, он вообще никогда не знал, что следует и чего не следует говорить хорошеньким женщинам. Почему-то при общении с ними у него вместо улыбки вдруг получался хмурый взгляд, и вообще, дело шло лучше, когда он молчал.

— Эй, не зевай! — Она положила руку ему на плечо, подталкивая его вправо.

Поначалу он не заметил, так как смотрел прямо перед собой. Понадобилось несколько секунд, чтобы его глаза различили движение.

Глава 8

Всего их было трое. Они шествовали параллельно друг другу по левой половине пористого пластикового покрытия, по которому шли также и Флинкс с Клэрити. У каждого из них имелся рот несколько сантиметров в ширину. Как впридачу к нему полагалось широкое и плоское, словно у камбалы, туловище в желто-голубую полоску. Глотку окаймляли ярко-розовые губы.

Поначалу Флинксу показалось, будто это насекомые, передвигающиеся на малюсеньких ножках, похожих на волоски. Но, приглядевшись, он увидел на них мех. Каждое существо было около полуметра в длину. Не считая сплющенных разинутых ртов, вздрагивающих при каждом шаге, существа не имели никаких других органов, заметных глазу, кроме двух черных точек, расположенных чуть повыше челюстей. Судя по всему, это были глаза.

Каждая из двух дюжин ножек, служивших ям средством передвижения, имела посередине сустав и заканчивалась плоской круглой подушечкой. В задней части туловища рос безволосый хвост длиной в несколько сантиметров. Все вместе они походили на трио безлицых утконосов-мутантов, которым приставили ноги гигантской сороконожки.

Флинкс глазел на них, открыв от удивления рот, а они безмолвно шествовали мимо него, словно колонна миниатюрных жнецов.

— Поплавки, — пояснила Клэрити, махнув рукой в сторону странных существ. — Обычно мы изолируем все жилые и рабочие зоны. Здесь на Тоннеле водятся и опасные хищники. Вообще, кто знает, какие неведомые чудовища еще могут нам повстречаться. А поплавки по-своему полезны. Мы их вроде бы как приручили.

— И где, интересно, они плавают?

— Не я придумала им название. Так их окрестил кто-то другой. Они трехполые. Вот почему их всегда можно видеть втроем. Мы позволяем им бродить, где им вздумается.

— И что они делают? Пылесосят вам полы?

— Нет, — рассмеялась она. — Они не питаются грязью и пылью, если ты это имеешь в виду. Учти, это живой мир, Флинкс. Полы и стены, даже воздух в пещерах полон спор, дрожжей и грибков. Половина исследовательского персонала здесь — микологи. Они говорят, что большая часть микрофлоры безвредна, но не вся. Кое-что опасно для жизни. Спелеологи-картографы, отправляясь в экспедиции, берут с собой маски на тот случай, если наткнутся на что-нибудь опасное. А между безвредными и смертельно опасными видами существует обширная группа организмов, которые мгновенно вызовут у вас воспаление дыхательных путей, стоит лишь им соприкоснуться с вашей слизистой оболочкой. Они, в основном, скапливаются на полу, но когда мы ходим, вместе с пылью поднимаются в воздух. А вот поплавки их просто обожают. Так что эти уродцы действительно что-то вроде пылесосов, только удаляют не одну лишь пыль. Они всасывают в себя органику и потом отфильтровывают ее. Что-то вроде китов, только гораздо меньших размеров. Разумеется, они пожирают безвредные организмы с не меньшим удовольствием, но для нас это небольшая потеря.

Клэрити вела его к привычному на первый взгляд терминалу наземных «шаттлов». Флинкс скоро разглядел, что машины, в отличие от виденных им ранее, не имеют крыши. Жителям Длинного Тоннеля не было необходимости укрываться от непогоды.

— Отсюда рукой подать до комплекса моей фирмы, — сказала Клэрити.

— Может, ты сначала позвонишь и дашь о себе знать? Скажешь, что вернулась? Клэрити лукаво улыбнулась:

— Ни за что. Это довольно занудная компания. Их следует хорошенько встряхнуть. Пусть мое возвращение станет для них сюрпризом.

Она забралась в одну из пассажирских машинок, и Флинксу оставалось только последовать за ней. Клэрити пальцами пробежала по кнопкам, задавая направление движения. В то же мгновение небольшая машина поднялась на полсантиметра над магнитным рельсом и, набирая скорость, понеслась вперед.

Они неслись вдоль извилистого тоннеля. Флинкс заметил гладкие стены и узкий служебный тротуар, проложенный вдоль магнитного рельса. Освещение по всей длине скального коридора оказалось на редкость ярким, и если бы не массивные каменные стены, трудно было бы предположить, что путешествие проходит под землей. Точно так же мог выглядеть любой транспортный коридор на Земле или какой-нибудь другой планете промышленной зоны.

По проложенному над ними рельсу в противоположном направлении проносились другие машины, направлявшиеся в порт. Некоторые были такими же маленькими пассажирскими суденышками, некоторые же представляли из себя небольшие грузовые составчики.

От основного рельса в боковые тоннели тянулись ответвления, но Флинкс с Клэрити по-прежнему неслись вдоль главной линии.

— Ты заметил, какая у них сильная пигментация?

— У кого?

Флинкс неотрывно смотрел вдоль тоннеля. Езда напоминала ему увеселительную поездку вместе с матушкой Мастифф по парку, которую они совершили, когда он был еще ребенком. Она была не столь стремительной и без всяких там голографии, но на свой старомодный манер не менее увлекательной.

— У поплавков. Она желтая и голубая. А все потому, что многие виды до сих пор зависят от той пищи, что проникает сверху. Ветры, дожди и жара не позволяют там выжить высшим биоформам, но вот некоторые виды растительности неплохо прижились и даже завоевали себе обширное пространство. Ведь там, на поверхности ими питаться некому. Поэтому производимая ими органика находит в конце концов себе дорогу в пещерные отверстия и расселины. Целая экосистема зависит здесь от переходной зоны между внешним и внутренним уровнями. И поплавки являются ее неотъемлемой частью. Вот почему они сохранили окраску, в то время, как большинство живых существ, заполнивших глубинные пещеры, полностью утратили пигментацию. Было бы здорово, если бы тебе удалось увидеть, скажем, горолакта. Зверь этот довольно внушительных размеров, примерно с корову. Но у него шесть ног, а главное, он почти прозрачен. Сиди себе и наблюдай его кровообращение, словно в учебном фильме по физиологии. Почти у всех обнаруженных к настоящему моменту видов есть органы зрения, но они по большей части рудиментарные. Как правило, эти животные неплохо реагируют на яркий свет, а один вид — фотоморфы, даже приспособили его себе на пользу.

30
{"b":"9068","o":1}