ЛитМир - Электронная Библиотека

Флинкс носком ботинка сбил с ног транкса обугленные концы щупалец.

— А это что за гадость?

— Хаусторий. Саморазмножающаяся сеть. Ее выпустил только что застреленный тобой лишайник. Они наделены способностью делиться до бесконечности, практически до тех пор, пока не проникнут в каждую клетку жертвы. Так уж эта сеть питается. Между прочим, принялась и за тебя. А транксом, похоже, эта гадость лакомилась уже несколько часов.

— Я не смог бы оторвать ее голыми руками, — пробормотал Флинкс. — С виду она тоньше нити, но попробуй разорви ее. А в твоих карманах не найдется чего-нибудь такого, чтобы привести его в чувство?

— А как же!

Клэрити ощупала карманы.

— А это поможет?

— Эта штуковина действует на любого, кто дышит кислородом. Сейчас узнаем.

Клэрити вытащила из кармана две трубки. Нагнувшись над транксом, Флинкс разломил одну из них около ближайшего дыхательного отверстия. От мощных химикалий грудная клетка дернулась, транкс застонал, издав странный, нечеловеческий звук. С помощью Флинкса ему удалось перекатиться на грудь, подобрав под себя четыре ноги и конечности, выполнявшие функции рук. Транкс повернул к Флинксу сердцевидную голову. Челюсти его подрагивали — верный признак дискомфорта и боли. Мимикой он не обладал, поэтому, чтобы выразить свои чувства, он прибег к помощи всей головы, антенн на ней и тонких пальцев конечностей — рук. Он то и дело потирал их друг о друга.

— Постарайся расслабиться.

Бесконечное трепыхание крошечных пальцев замедлилось. Когда транкс заговорил снова, слова прозвучали еле слышно, но вполне понятно.

— Вы не из их числа? Не из этих сумасшедших людей, которые напали на нашу колонию?

— Нет. Мы сами спаслись от них бегством. Клэрити пододвинулась ближе.

— Я Клэрити Хельд, ведущий генный инженер фирмы «Колдстрайп». А кто ты?

— Совелману. Я из исследовательской группы, прибывшей сюда с планеты Уиллоуэйн для изучения пищевых ресурсов.

Транкс повернул синеватую голову, чтобы лучше рассмотреть дымящуюся массу щупалец под уступом скалы.

— Похоже, у нас был взаимный интерес. По-своему справедливо, хотя я бы предпочел, чтобы мой интерес остался без взаимности, — транкс перевел взгляд на свою пораженную ногу, все еще обвитую лохмотьями Хаустория. — Я уже успел вкусить здесь свою порцию местной флоры. Теперь, полагаю, наступил их черед полакомиться мной.

Его голос дрожал и не вязался с шутливым тоном, которым он хотел сгладить ужас произошедшего.

— Однако, это довольно болезненно, должен вам признаться.

— Что он сейчас говорит? — спросила Клэрити. — я не слишком сильна в низком транксском.

— Ему больно, — объяснил Флинкс. — Эта гадость питалась его ногой.

— Надеюсь, она не успела пустить отростки в брюшную полость.

Флинкс объяснил их новому знакомому лингвистические затруднения Клэрити и заодно перевел ее последнюю фразу.

— Нет, — ответил транкс на безупречном земном английском. — Как мне кажется, поражена одна только нога.

Затем он с любопытством уставился на Флинкса.

— Ты говоришь на чистейшем низком транксском, на какой только способен человек. Ты лингвист?

— Нет. — Флинкс отвернулся. — Но у меня был отличный учитель-транкс. Но давай лучше обсудим мои таланты в следующий раз. Пока же, как мне кажется, нам лучше заняться твоей ногой.

— Ах, да, ногой. — Он внимательно оглядел самого себя. — Боюсь, что это напрасная трата времени. От нее почти ничего не осталось. Готов поспорить, что если бы вы не поспели вовремя, эта пакость наверняка бы сожрала меня со всеми потрохами. Голову, конечно, оставила бы напоследок. Не лучший способ уйти из этой жизни.

— Мы могли бы попробовать тащить тебя, — предложил Флинкс.

— В этом нет никакой необходимости, полагаю, вы тоже об этом догадываетесь. И тем не менее весьма благодарен. Вы воистину знатоки обычаев Улья. Конечно, я в состоянии ковылять дальше на трех ногах, но мне кажется, куда разумнее будет отбросить чувство собственного достоинства и снизойти до использования рук. Конечно, не очень степенный способ передвижения, моя поза будет унизительной, зато я смогу передвигаться достаточно быстро. Благодарю вас.

Флинкс так и предполагал. Но хоть транкс и предпочел это решение, кодекс поведения Улья требовал, чтобы Флинкс предложил раненому транксу нести его в прямом положении, как то предписывалось правилами. В дополнение к четырем нижним конечностям и двум небольшим рукам у инсектоидов была еще четвертая пара конечностей, расположенная у основания грудной клетки между руками и передней парой истинных ног. Их можно было использовать либо как дополнительную пару рук, что обычно и делалось, либо как дополнительную пару ног, но в этом случае тело приходилось держать параллельно земле. Обычно транксы избегали передвигаться подобным образом, потому что это было лишним напоминанием об их примитивном происхождении от насекомых.

— Я занимаюсь разведкой наскальных пищевых ресурсов, — произнес транкс и повернулся к Клэрити. — Ты сказала мне, чем ты занимаешься.

После этих слов транкс испытующе уставился на Флинкса.

— Я изучаю все, что меня окружает, — сказал Флинкс. — Послушай, если ты в состоянии идти, то нам лучше поскорее оставить это место. Здесь не слишком много по-настоящему опасных форм, но я терпеть не могу паразитов.

— Я понимаю. Я способен передвигаться. А ты кто, студент?

Клэрити объяснила все сама. Она даже упомянула о том, как Флинкс угодил в эту историю и разделил их судьбу. Все из-за того, что пришел ей на помощь.

— Мне очень жаль, что ты оказался втянут в эти события, — посочувствовал Совелману. — Но с другой стороны, мне жаль и самого себя. И дело не только в моей ноге. Если бы ты работал здесь, тебе, безусловно, было бы ясно, что оставлять открытую рану необработанной в течение длительного времени означает подписать себе худший из смертных приговоров. И против этого надо что-то предпринять, прежде, чем я рискну идти дальше.

— О чем он бормочет? — спросил Флинкс Клэрити.

— О спорах. Пещеры обсеменены ими. А потоки воздуха подхватывают их и переносят дальше. Большинство плесени и лишайников размножаются при помощи спор. И любая открытая рана тотчас оказывается инфицированной. Не сейчас, так позднее нити мицелия разрастутся и заполнят собой все тело жертвы. Вот почему здесь нигде не встретишь валяющиеся трупы. А ведь тут нет ни стервятников, ни муравьев, ни их аналогов. Уничтожением падали здесь занимаются лишайники.

— Нам надо постараться как-то запечатать рану, — пробормотал транкс.

— Но рана представляет собой не больше, не меньше, как то, что осталось от твоей ноги.

— Именно это я и хочу сказать, — спокойно ответил Совелману. — Я успел обратить внимание на твое оружие. С его помощью ты вполне успешно расправился с Хаусторием. Это говорит о том, что оно в рабочем состоянии.

Флинкс проверил датчик заряда.

— Да, в запасе есть еще несколько выстрелов.

— Что ж, прекрасно, — транкс вздохнул, издав негромкий свистящий звук. — А ты, случайно, не дипломированный хирург?

Флинкс покачал головой.

— Жаль. Но, по крайней мере, тебе известно, как обращаться с оружием, — транкс с трудом перевернулся на бок. — Будь добр, прицелься как следует и избавь меня от этой бесполезной конечности.

Флинкс вытаращился на него.

— Но я понятия не имею, как производить ампутацию. Если я отважусь на такой шаг, тебе наверняка не выжить. Ведь прежде чем мы сможем получить медицинскую помощь, может пройти уйма времени.

— Я все это прекрасно понимаю. Но ведь могло быть и хуже. Эта тварь могла поразить мне глаза. В таком случае ты оказался бы в гораздо более затруднительном положении — тогда тебе пришлось бы ампутировать мне голову. А пока шансы выжить у меня есть. Если ты не сделаешь то, о чем я тебя прошу, не пройдет и суток, как разовьются споры, с которыми будет не так-то легко справиться. А так твое оружие отсечет конечность и достаточно надежно запечатает рану. Это может оказаться достаточно до того, как мне будет оказана профессиональная медицинская помощь.

48
{"b":"9068","o":1}