ЛитМир - Электронная Библиотека

— А зачем? — удивился геолог.

— На случай, если верх одержали фанатики. Кто знает, вдруг нам придется отступать вглубь подземелья.

Совелману кивнул — транксы переняли этот жест вскоре после Объединения.

Все трое двинулись в сторону света. Клэрити шла впереди. Свет проникал сквозь узкую щель в стене слева от них. Клэрити сразу прильнула к ней.

— Если мы не вернемся сюда в ближайшие часы, то сумакреа будет ясно, что им можно возвращаться домой, — сказал геологу Флинкс. — Но мне бы хотелось в один прекрасный день снова прийти сюда. У нас было слишком мало времени, чтобы чему-то научиться друг у друга, чтобы поговорить по душам. Кто знает, вдруг я единственный из людей, кто способен найти с ними общий язык. Мне трудно объяснить, но среди них я чувствую себя как дома, словно в родной семье.

— И вы давно обитали в темноте, мой юный друг?

Флинкс испуганно обернулся, но тотчас понял, что транкс всего-навсего употребил цветистый оборот. Как и все букашки, транксы считали себя философами.

Затем они поделили оставшиеся запасы продовольствия, Клэрити прижимала к груди драгоценный фонарь, а Флинкс держал наготове заметно подрастерявший свою мощь пистолет. Но даже и со слабым зарядом с его помощью еще можно было бы вывести из строя двух-трех противников, прежде чем он заглохнет совсем.

Повернувшись к расселине, Флинкс ощутил на себе излучение Воздыхателя и Тугодума. И хотя он больше не видел сумакреа, грусть и сожаление, исходящие от них, были столь отчетливы, словно мысли, четко сформулированные словами. Для Флинкса это было связано с чувством потери, как будто бы там, в подземельях, он оставил частичку самого себя. Сумакреа понимали его, делили с ним его чувства и его дружбу. И все это без всяких слов.

Впереди маячило совсем другое. Флинкс сделал глубокий вдох и боком протиснулся в трещину известняковой стены.

По ту сторону находилась обширная пещера, которую освещали тусклые трубки под потолком. Они неярко мерцали над ровными рядами полок с броско раскрашенными пластиковыми коробками и цилиндрами. Это и было главное хранилище под портом, которое им описал Совелману.

— По-прежнему все спокойно, — с надеждой прошептал транкс. — Должно быть, Служба Безопасности все-таки сохранила контроль по крайней мере над этой частью колонии. Ведь она охранялась лучше других, и у нее, вне всякого сомнения, шансов было больше.

— Но я нигде не вижу охранников, — сказала Клэрити, протиснувшаяся в трещину следом за Флинксом.

В просторном помещении царила тишина. Не слышно было даже роботов-погрузчиков. Если бы не шипение нагнетаемого компрессорами воздуха, здесь не раздавалось бы ни одного звука.

— Наверняка где-нибудь наверху должны держать успешную оборону, — рассуждал Совелману. — Если фанатиков удалось оттеснить к порту, то их песенка, можно сказать, спета. По-моему, мы можем не опасаясь подниматься дальше.

— Я бы все же предпринял кое-какие меры предосторожности, — пробормотал Флинкс, рассматривая пустынную лестницу, шедшую по бокам служебных лифтов.

Беглецы старались держаться в тени самых крупных из ящиков, огромных контейнеров с бурильным оборудованием. Каждый ящик имел цветовую маркировку, указывающую место его назначения. Некоторые были раскрашены в малиновый цвет Объединенной Церкви, некоторые — в бирюзовый цвет Содружества.

Совелману шел впереди. Хотя Клэрити проработала на Тоннеле дольше транкса, ей ни разу не подворачивалась возможность посетить помещение главного хранилища. К тому времени, как партия оборудования достигала их лаборатории, все уже было записано в реестры, накладные и бухгалтерские книги.

Вооруженный охранник резко обернулся, но увидев Совелману, тотчас опустил оружие.

— Ты ведь из команды исследования пищевых ресурсов, если не ошибаюсь?

— Верно. Скажи, власти все еще контролируют эту часть колонии?

Охранник немного расслабился и перебросил оружие за плечо.

— Ты уж извини. Я поначалу решил, что это опять те свихнувшиеся чурбаны. Да, мы контролируем ситуацию, причем не только на территории порта, — заявил охранник с мрачным удовлетворением.

— Ты говорил что-то о чурбанах, — Флинкс пытался смотреть мимо охранника. — А что, собственно, произошло? Мы все это время прятались и поэтому не в курсе.

— Тогда я с самого начала расскажу, идет? Эти ублюдки в маскировочных костюмах посыпались на нас со стен, будто крысы. Ну и шуму они наделали! Пока мы приходили в себя, пока выясняли, что к чему, они успели взорвать несколько зарядов, но стрелки из них никудышние. Сразу видно, что не профессионалы. Как только стало ясно, что вся колония подверглась нападению, лейтенант Кикойса собрал нас всех вместе и приказал организовать контратаку. Судя по всему, эти фанатики прилетели сюда на «шаттле», причем какому-то идиоту из них удалось посадить его где-то за пределами взлетно-посадочной полосы. Как только мы стали их теснить, куда подевалось их нахальство — они тут же сорвались с места и во всю прыть кинулись назад к «шаттлу». По крайней мере, так говорят. Сам я не видел никого из них вот уже пару дней.

— Так значит, здесь все в порядке? — переспросила Клэрити. — Значит, вы их все-таки выгнали отсюда?

— Еще не всех. Целая куча разбежалась по коридорам, которые они не успели разрушить. Но это забота похоронной команды, а не моя.

Вы, случаем, не знаете, кто эти чертовы фанатики?

— По-моему, я знаю, — сказала Клэрити.

— Без дураков? — глаза охранника полезли на лоб. — Вам надо поскорее к лейтенанту или другому начальству, ведь у нас только и делают, что ломают голову над этим вопросом с тех самых пор, как объявились эти бандиты. Между прочим, они не оставляли после себя раненых, а у мертвых не было никаких опознавательных документов. Даже этикетки на маскировочных костюмах, и те сорваны. Уверен, что Кикойса захочет с вами побеседовать, мисс…

— Клэрити Хельд. Я из фирмы «Колдстрайп». Охранник скорчил гримасу и посмотрел куда-то в сторону.

— «Колдстрайп», говорите? Хм, вот уж где натворили дел бандиты, можно сказать, камня на камне не оставили от вашей фирмы. Они ворвались туда в самом начале и времени зря не теряли. Теперь надолго можно поставить крест на исследованиях. Между прочим, боюсь, что кое-кому из ваших приятелей уже вообще ничего не надо. Мы все поначалу решили, что бандиты обрушатся в первую очередь на коммуникации и ангар, но не тут-то было. Они нанесли первый удар по «Колдстрайпу», а затем принялись крушить ваших соседей. В жизни не видел ничего подобного. Такое впечатление, что им все было до лампочки, кроме лаборатории с подопытным зверьем.

Охранник посмотрел на Совелману.

— И вашим тоже досталось. Правда, я слышал, будто кое-кому из ваших удалось унести ноги.

— Да благословит Господь Улей!

— Теперь от некоторых лабораторий остались лишь груды обломков. Глядя на них, ни за что не поверишь, что там когда-то шла работа.

У Клэрити перехватило дыхание.

— А куда, куда мне обратиться, чтобы узнать, кто остался жив?

— Понятия не имею. Ведь я обыкновенный часовой. Попробуйте разузнать в лазарете. Если не ошибаюсь, на них возложили обязанности справочного бюро. С тех пор, как мы разделались с бандитами, у нас все в образцовом порядке.

Флинкс утешающе положил руку на плечо Клэрити, заставив Поскребыша немного потесниться.

— Кто знает, может быть, уничтожение людей для бандитов было не столь важно, как массовое разрушение. Если бы они задумывали массовое убийство, то вряд ли стали бы терять время на закладку взрывчатки.

— Ты еще надеешься? — еле слышно сказала Клэрити.

— Мы все надеемся. Пойдем, посмотрим.

Глава 14

Клэрити пребывала в подавленном состоянии до тех пор, пока они не нашли Эйми Вандерворт. Она лежала в постели в индивидуальной палате, отгороженная от остальных раненых. Главу фирмы поместили в лазарет с переломом — одна рука ее покоилась в пластиковом лангете. Лицо Эйми было распухшим и все в синяках, однако как только троица беглецов появилась на пороге, она проворно села в постели.

58
{"b":"9068","o":1}