ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Чем обязана такой чести, Махони?-спросила она. – Или в полиции не считают, что для визитов уже немного поздновато?

Он выдержал ее взгляд, кипя от злости.

– Какого черта вы не оказали мне, что собираетесь гипнотизировать девушку? Почему вы не сообщили мне о результатах? Почему, черт побери, я последним узнал, что происходит с Би Френч?

Ее сапфировые глаза стали темными, как черный янтарь, от неожиданной вспышки гнева.

– Как вы смеете на меня кричать?-она тоже повысила голос.-Разве вы не говорили, что это дело вас больше не касается? Во всяком случае, пока девушка не умерла. Уж тогда бы вы развернулись вовсю. Гениальный, обаятельный коп, любимец прессы, раскрывающий очередное убийство. Вынуждена разочаровать вас, Махони, но девушка не умерла. Она очень даже жива, и теперь я о ней забочусь. Не вы.

Он стоял над ней, не вынимая рук из карманов. Его глаза смотрели прямо в глаза Фил, пока он тихо говорил:

– И что же, вы думаете, сделает наш убийца, когда он обнаружит, что Би все-таки жива? Что ему не удалось ее убить? Вы же такая умная, док. Скажите.

Кем бы он ни был, он хочет, чтобы она была мертва. Как обычно говорят? «С первого раза не получилось – попробуем снова»? Будьте уверены, док, он попробует.

Пораженная, она молча глядела на него. Он подумал о том, какой беззащитной она вдруг стала с помертвевшим, посеревшим лицом.

Махони отвернулся, бегло оглядев сдержанно роскошную, безупречно чистую квартиру. Все сияет, везде порядок, все вещи на своих местах. Он снял свою черную кожаную куртку и бросил ее на кресло, которое выглядело так, как будто на нем никогда не сидели, а потом прошел на отделанную сталью и гранитом кухню, сверкающую чистотой.

Он открыл холодильник, проверил его содержимое, потом начал опустошать кухонные шкафы.

– Какого черта вы там делаете?-ее голос дрожал от возмущения и усталости.

– А вы как думаете, что я делаю? Готовлю ужин, поскольку вид у вас не слишком энергичный.

– Готовите ужин? Я вас об этом не просила. Я даже не просила принести мне воды! Он насмешливо улыбнулся:

– Знаете, в чем тут дело. Фил Форстер? Вы весь день сидите не отрываясь от стула. Или лежите на диване. Вам бы повкалывать, позаниматься физическими упражнениями, побегать. Заставить каждую клеточку работать на себя. Напрячь мозги.

– Так, как это делаете вы, я полагаю, – она соскочила с дивана и угрожающе перегнулась через перегородку из черного гранита, которая отделяла комнату от кухни.

Он поднял глаза от нашинкованных помидоров.

– Вы думаете, что я невежественный уличный мальчишка, не так ли? Парень, который прошел трудный путь, пока не стал детективом? Вы так считаете? Вы правы. И это было нелегко.-Он выразительно пожал широкими плечами.-Университет в Беркли, где я хватался за любую работу, чтобы хоть как-то прокормиться. Диплом с отличием по английской литературе. Моя тема была связана с восприятием американцами европейских поэтов-романтиков в свете сегодняшних межличностных контактов. Я был на втором курсе аспирантуры в Стэнфорде, когда решил, что хочу быть полицейским, а не профессором.-Его глаза холодно смотрели на нее.-Теперь вы знаете, кто я такой, док.

Фил молча смотрела на него. Он закатал рукава рубашки, пока резал помидоры, и тихо насвистывал арию из «Травиаты», название которой она не могла вспомнить. Она опустилась на стул и закрыла лицо руками.

– Простите, -сказала она.-Я просто чертовски устала. Был такой длинный день. Длинная неделя, месяц, год… В любом случае, вы не правы. Я в этом тоже кое-что понимаю.

Он бросил овощи в кастрюлю, плеснул туда оливкового масла, потом, скрестив на груди руки, прислонился к перегородке, с серьезным видом ожидая ее рассказа. Но внезапно бледное лицо Фил стало замкнутым и жестким от болезненного воспоминания, которое она не собиралась ему доверять. По крайней мере, сейчас.

– Я так занята чужими проблемами, что у меня не остается времени, – наконец произнесла она, в замешательстве тряхнув головой.-Не остается времени на себя. Я беру работу на дом.

Он обвел взглядом прохладное, безупречно обставленное помещение.

– Да. И я это вижу. Квартира выглядит так, как будто вы забыли, что здесь нужно жить.

Махони снял с полки бутылку красного вина и посмотрел на этикетку.

– Приличное питье, – одобрил он, наливая ей полный бокал.-Моя итальянская мамочка любила повторять мне, что стакан красного вина добавляет румянца девичьим щечкам и жару их сердцам. Я всегда верил, что так оно и есть.

Она улыбнулась и отпила, с усталым видом уставившись в бокал.

Он пересек комнату и просмотрел ее коллекцию компакт-дисков. Вскоре чистый голос Каллас, поющей арию из «Нормы», полетел по чопорным молчаливым комнатам, как освежающий ветерок.

Спустя пятнадцать минут она сидела напротив него за кухонным столом перед тарелкой спагетти с благоухающим соусом из свежих помидоров.

– К сожалению, не смог найти хлеба, -сказал он, разливая вино по бокалам.-Кроме одной засохшей корки недельной выдержки. Похоже, вы не слишком большой любитель хлеба. Бережете фигуру, а?

– Неправда, -возмутилась Фил.-Я обожаю фокачью, и лепешки на оливковом масле, и дрожжевой хлеб. А о фигуре я и не думаю. Слава Богу, нет необходимости. Пока.

Махони улыбался, глядя, как она щедро накручивает на вилку спагетти и пробует их. Фил слишком поздно поняла, что его приманка сработала.

– Просто я не так уж часто ем дома, -сказала она, оправдываясь.-Обычно бывает уже поздно, и я просто перехватываю что-нибудь по дороге домой.

– Так почему же вы не сделали этого сегодня?

– Я была слишком уставшей, чтобы думать об этом, -честно призналась она.

– Или слишком одинокой, -сказал он, попивая свое вино и глядя на то, как она ест.

Фил быстро взглянула на него, но ничего не сказала. Махони встал, чтобы переставить компакт-диск. «Он ходит на подушечках пальцев, так делают спортсмены, -подумала она.-Гибкий, как пантера. С той лишь разницей, что эта пантера охотится в джунглях городских улиц». Потом она вспомнила, что он говорил об убийце, и внезапно испугалась за Би.

Махони вернулся и сел напротив нее, положив локти на стол, отпивая вино и глядя, как она ест.

Она разделалась со спагетти и удовлетворенно вздохнула:

– Все было просто чудесно. К тому же это первое домашнее блюдо, которое я ела в этом году. Она откинулась назад, и они посмотрели друг на друга.

– Что вы хотите от жизни, Махони?-спросила она с неожиданным любопытством. Он рассмеялся над ее вопросом.

– О, стать в один прекрасный день комиссаром полиции. А может быть, дослужиться до майора. Как любой энергичный полицейский. И?

– Что и?

– И что вы хотите от жизни, док?

Она сделала пространный жест рукой, показав на роскошную обстановку, бесценные ковры, произведения искусства.

– Что еще может желать женщина?-сказала она, словно защищаясь.-У меня все есть.

– И это очень заметно, док, -сказал он, резко вставая и надевая свою куртку.

Фил взглянула на него. Он не сказал этого, но она знала, о чем он подумал. Может быть, ей хотелось, чтобы рядом был любимый мужчина, дети, счастливая шумная семья, может быть, собака или даже две…

Черт, что она делает, позволяя этому романтичному любителю опер, помешанному на тренажерах полицейскому лезть в ее личную жизнь? У нее все в порядке все на своих местах. Ведь так?

– Вы устали, -сказал он, подавая руку.-Спасибо за ужин. И компанию. Давайте мне знать, что происходит с Би.

Было странно слышать новое имя девушки из уст Махони.

«Воскресение», -подумала Фил, закрывая за ним дверь.

На следующее утро ее ждал доктор Нидман.

– Наша пациентка чувствует себя хорошо, доктор Форстер, -сказал он.-Достаточно хорошо, чтобы ее выписать.-Он поднял глаза от своих записей.-Вопрос только, куда выписать? Я так понял, по разговору с детективом Махони, что расследование зашло в тупик, да и вы, похоже, также потерпели неудачу, поэтому мне абсолютно неясно, что с ней делать. Я не могу поместить ее в психиатрические отделение, потому что у нее нет никаких умственных отклонений, кроме потери памяти. С другой стороны, что с ней будет, если мы просто выкинем ее на улицу?

10
{"b":"907","o":1}