ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Милли взглянула на огромные наручные часы с бриллиантами.

– После этого наступит время выпить первый бокал шампанского.

Она закатила глаза и скривилась:

– Господи, почему я в свои годы считаю, что стакан шипучки, выпитый до обеда, -шаг по дороге к разложению личности? Мне ведь наплевать на разложение. Кроме того, меня погубит не алкоголь, а эти чертовы сигареты…

Би переехала в роскошные четырнадцатикомнатные апартаменты с видом на Центральный парк. Ее уютная бело-голубая комната была рядом с комнатой Милли.

– Достаточно близко, чтобы докричаться, если ты мне понадобишься, – весело сказала Милли. Она сидела на кровати Би, наблюдая, как та распаковывает вещи, и критиковала каждую вещь, которую Би доставала и вешала в шкаф.

– М-м-м, дорогая моя девочка, этот цвет не для тебя, -безапелляционно заявила она, разглядывая очередное полотняное платье в пастельных тонах. – Как тебя смогут заметить в чем-нибудь бежевом? Узнаю влияние Фил. Знаешь, я ни разу не видела эту женщину одетой иначе, нежели в черно-белой гамме. Признаюсь, меня это бесит.

Она улыбнулась и, выдохнув сигаретный дым, самоуверенно добавила:

– Я всегда убеждалась, что лучший способ привлечь внимание мужчин-это носить яркие цвета. Предпочитаю розовый. И, конечно, несколько бриллиантов получше. Но, наверное, после всего, что тебе довелось перенести, ты не хочешь привлекать к себе внимание.-Она сочувственно погладила руку Би. – Не беспокойся, дорогуша, с Милли ты в безопасности.

Би благодарно улыбнулась. Она уже поняла, что жизнь с Милли будет полна неожиданностей и перепадов настроения, но она знала, что под маской резкости Милли скрывает доброе сердце.

– Впрочем, кому нужны мужчины?-требовательно спросила Милли, держа в руках медного цвета свитер, прекрасно сочетающийся с волосами Би, и неодобрительно покачивая головой.-Я была замужем трижды, дорогуша. Первый раз-за игроком в поло. Затем, в период увлечения скачками, -за жокеем. И, наконец, за плейбоем международного класса. Скажу тебе честно, нет более скучных людей, чем плейбои. После него я решила, что трех раз мне достаточно. Брак не для меня. Не то чтобы у меня ничего не трепетало внутри, -ее темные глаза хитро блеснули, – но я больше ни за кого не выходила замуж.

Би рассмеялась вместе с ней. Милли нетерпелив сказала:

– Поторопись-ка, дорогуша. Переоденься. Мы отправляемся на ленч в «Ле Сирк». Надень самый приличный из этих ужасных бежевых костюмов, улыбнись пошире и приготовься насладиться лучшей кухней Нью-Йорка. И учти: тебе нужно есть блюда покало-рийнее-на твои кости надо нарастить немного мяса. Сегодня нам еще предстоит благотворительный обед в Уолдорфе. Будет выступать наш президент. Я подумала, что это может оказаться интересным и заказала столик. Там будет много тех, кому я хотела бы представить тебя.

При мысли об этом у Би екнуло сердце. Перехватив ее взгляд, Милли резко заявила:

– Разумеется, ты это сможешь. Я скажу всем, что с тобой произошел несчастный случай, и у тебя случаются провалы в памяти, -задыхаясь от смеха, она добавила:-В остальном ты совершенно нормальная молодая женщина.

На две недели Би окунулась в водоворот ленчей, обедов и благотворительных балов. Она даже привыкла к постоянному недовольству Милли по поводу ее скромных костюмов, незаметного макияжа и нелюбви к плотным обедам.

– Вы ведете себя совсем вак моя мать, -огрызнулась Би в один прекрасный день, отказываясь от десерта во время очередного ленча.

– Даже твоя мать не отказалась бы от десерта в «Лютеции».-Милли, как бы между делом глянув на Би, добавила: – Кстати, какой была твоя мать?

Нервный холодок пробежал по спине Би. Она невидящим взглядом уставилась на Милли.

– Я ведь только что сказала это? О моей матери? А теперь, когда я пытаюсь представить ее, вспомнить, как она говорит: «Кушай завтрак, а то ты не вырастешь большой и сильной», я ничего не вижу. Как будто у меня в мозгу возникает стена. А за ней-пустота.

Она в панике повысила голос, и Милли, успокаивая, потрепала ее по руке. Фил просила ее искать признаки того, что память возвращается к Би, но она не знала, до какой степени это может выбить девушку из колеи.

– Бедный ребенок, -ее тихий голос отличался от обычной звонкой трескотни.-Тебе, должно быть, безумно одиноко сейчас. Скажу тебе, что мне самой кое-что известно об одиночестве. Мы должны развеселить друг друга, правда? На следующей неделе мы поедем в Париж. Ничто так не радует женское сердце, как Франция.

Би надеялась, что Милли права.

Глава 10

Через несколько дней Махони позвонил Фил.

– Я звоню, как договорились, -уверенно произнес он. – Помните? Вы обещали пообедать со мной.

– В обмен на Коко. Я помню. И поскольку я отношусь к тем женщинам, которые всегда платят свои долги, Махони, называйте место и время.

Он чувствовал, что она улыбается.

– Завтра, -сказал он.-Где угодно, только не в «Макдональдс». Она засмеялась.

– Завтра, -согласилась она.-Заедете за мной в семь тридцать.

– Семь тридцать, -повторил он, удивляясь своему везению. Ему не верилось, что она сказала «да».

– И, Махони… поскольку это не «Макдональдс», постарайтесь раз в жизни выглядеть прилично. Ладно?

Он расхохотался и положил трубку.

На следующий день он позвонил в ее дверь ровно в половине восьмого. Открыв дверь. Фил замерла, разглядывая его модный темный костюм, белую рубашку, яркий красный галстук. Его темные волосы еще не просохли после душа, и на них виднелись оставленные расческой полоски. В его туфли можно было смотреться, как в зеркало. В одной руке Махони сжимал букет, в другой держал небольшой бумажный пакет.

– Выглядите, как полицейский, который притворяется достойным гражданином, -удивленно заметила Фил.

– Ага. Вы тоже не слишком по-деловому одеты, – парировал он и усмехнулся, видя, как она покраснела. Сегодня ее темные волосы не были, по обыкновению, затянуты в узел, а свободно падали на плечи. Как всегда, она была одета в черное. Это было полупрозрачное платье с низким вырезом и колышущейся свободной юбкой. От нее исходил запах лилий.

Восхищенно глядя на нее, он протянул ей букет.

– Вы благоухаете лучше, чем розы, -заметил он.

– Это «Беллоджия», -холодно сказала она. – Слегка старомодно, но такое уж у меня настроение сегодня. Спасибо за прекрасные розы.

– Они называются «Океана», -ответил он.-Мне показалось, что они похожи на садовые розы. Немножко старомодные. Как ваши духи. Я, как видно, сегодня в нужном настроении.

Цветы были розовые, с кремовым отливом. Их бархатные лепестки только начали раскрываться.

Он положил бумажный пакет перед котенком, который терся о его ноги и мурлыкал.

– А это для малышки Коко. Чтобы ей было, чем заняться, пока док в отлучке.

Они рассмеялись, глядя, как котенок, быстро разорвав бумагу, обнаружил там игрушечную мышку и, подбросив ее в воздух, прыгнул на нее.

Фил предложила Махони бокал шампанского.

– Прекрасный выбор, -сказал он, попробовав вино.-И необычный. «Лоран Перье»-хорошая старая фирма, и их «Гранд Сьекль» не уступает самым лучшим сортам.

Фил в изумлении уставилась на него.

– Кончатся ли когда-нибудь ваши сюрпризы, Махони?-спросила она.-Я бы не узнала «Гранд Сьекль» на вкус. Как вам это удалось?

Он небрежно пожал плечами.

– Это одна из тех вещей, которым учат в полицейской школе.-Махони довольно улыбнулся.-Это неправда. После колледжа я два года провел во Франции, некоторое время собирал виноград в Эперне. Там в любом баре или кафе подают шампанское, и я перепробовал все малоизвестные сорта. Это мне так понравилось, что я решил изучить все популярные марки. Я узнаю сорта, которые мне нравятся, а это-один из них.-Он снова пожал плечами.-Вот видите. Ничего загадочного. Мне просто повезло, что вы выбрали мой любимой сорт.

– Мне бы хотелось, чтобы обед готовили вы, – заметила она.-Здесь вам нет равных.

14
{"b":"907","o":1}