ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Битва полчищ
Татуировка цвета страсти
Строптивый романтик
Гид по стилю
Источник
Свежеотбывшие на тот свет
Да, я мать! Секреты активного материнства
Сильное влечение
Синдром Джека-потрошителя
A
A

В следующее мгновение Этиоль почувствовал, как окружающий воздух заметно уплотнился, словно его обволокло водяной завесью. Следом он почувствовал, как накатывают незримые волны — набегают и гаснут, унося с собой частички его души. Так морская влага, набежав на берег, растворяется в песке.

Прорицательница неожиданно открыла глаза. Они вновь стали голубыми.

«Редкое искусство», — одобрительно отметил про себя Этиоль и приготовился выслушать окончательный приговор.

— Ты пришелся мне по сердцу, Этиоль Эхомба, — заговорила женщина. — Глупо это или дерзко, все равно. Мне будет больно, если с тобой случится беда. Однако я ни в коем случае не желаю останавливать тебя, да мне это и не дано. Я даже пытаться не буду. Каждый сам определяет свою жизнь, воплощает ее в тех или иных поступках, украшает теми или иными фантазиями. Я предпочла сидеть здесь. — Она обвела рукой кабинет. — Я охотно делюсь с другими тем, что знаю сама. Мне отвечают уважением и деньгами. Это вполне достойная жизнь.

Раэль сделала паузу, в глазах у нее появился странный блеск, и сердце у Этиоля замерло. Вот она, правда, проступила сквозь завесу неясных томлений, ускользающих мыслей, буйства крови, притекающей к бедрам. Вот чего опасался и чего невольно желал Эхомба.

— Я бы предложила тебе остаться со мной — поверь, я говорю искренне, но если ты откажешься, я не обижусь. Перечить тебе в исполнении воли погибшего бессмысленно. Если ты когда-то решился сделать первый шаг, значит, сделаешь все последующие. Вот что я могу тебе предложить, Этиоль Эхомба: оставайся пока здесь, со мной, и, возможно, мне удастся найти средство, с помощью которого ты мог бы спасти свою жизнь.

Ее тело сказало больше, чем могли озвучить уста, — она потянулась к нему. Вот беда так беда!.. Раэль сменила позу, но и этого призывного лаконичного движения хватило, чтобы Этиоль накрепко сцепил руки.

— Я с удовольствием остался бы с тобой, — честно сказал пастух, — но есть у меня долг, и есть женщина, что ждет меня в нашем доме.

— Твой дом за много дней пути от Кора-Кери. Ты ушел надолго. Кто знает, как она справляется с одиночеством.

— Я даже думать об этом не хочу! — возразил Этиоль. — Зачем терзать себя без оснований?

Раэль нежно, с намеком погладила магический кристалл и хитро улыбнулась.

— Хочешь, я взгляну туда, — она указала пальчиком на кристалл, — и дам ответ?

Этиоль отвел взгляд в сторону.

— Нет, не хочу. Я бы предпочитал не знать. Прорицательница, не в силах скрыть разочарование, насмешливо фыркнула.

— Следовательно, ты решил пребывать в блаженном неведении… Не лучший способ вступать в схватку.

— Кто говорит о блаженстве, — пожал плечами Этиоль. — На какую схватку ты намекаешь? В комнате, кроме нас с тобой, никого нет. Или мы будем биться друг против друга? Об этом я и думать не хочу.

Ее губы, которые — в другое время, в другой раз — он с таким удовольствием поцеловал бы, сурово сжались.

— Ты все-таки ненормальный, Этиоль Эхомба. Прости меня за прямоту… Моя профессия не учит общаться с людьми принципов. Я не готова иметь дело с такими, как ты.

— Я же сказал, — тихо возразил Этиоль, — я…

— Знаю-знаю. Ты простой пастух. — Раэль встала и подошла к окну. — Только тебе доступны такие вопросы, о которых здравомыслящий овчар и не слыхал. Хуже всего, что ты знаешь ответы на эти вопросы, и они по большей части верные.

Она повернулась и решительно ткнула указательным пальцем в сторону Этиоля.

— Неужели я не ясно выразилась? Если будешь упрямиться, если в глупой гордыне решишь, что Темарил и ее народ пропадут без тебя, ты найдешь смерть. Слышишь, Этиоль Эхомба, тебя ждет погибель! Ну, что ты можешь сказать на это?

Он ответил тихо, спокойно:

— У тебя очень красивый пальчик.

Раэль, словно застигнутая обнаженной, резко опустила руку.

— Что ж, как знаешь. Вероятно, я ошиблась, ты не так умен, каким сумел прикинуться. Ты и в самом деле вполне здравомыслящий пастух, потерявший овцу. Ее поисками ты и занимаешься сейчас. На большее тебе не хватает сообразительности. Наивность и простота хороши в меру… Или… — Она неожиданно запнулась, потом решительно договорила: — Ты самый искусный колдун, какого я когда-либо встречала.

Ее голос дрогнул, в нем вдруг послышались нотки раскаяния.

— Знаешь, сколько мужчин пытались добиться меня!.. Тратили на это месяцы, годы. Без всякого успеха! А ты, пришлый, вонючий, околдовал меня за считанные минуты. Я даже ничего не почувствовала. Обидно!.. Об этом даже стыдно говорить вслух, а я болтаю и болтаю. Услышал бы эти речи кто-нибудь из моих поклонников! Кто ты такой, Этиоль Эхомба?

Прежде чем изумленный до крайности Этиоль успел прижать руки к груди, попытаться клятвенно заверить, что он пастух из деревни наумкибов, что расположена на побережье за много-много дней пути от Кора-Кери, прорицательница легко пробежала по кабинету и скрылась за дверью, через которую вышла к посетителю. Сеанс был окончен.

Некоторое время Этиоль размышлял, что делать: пройти вслед за ней и объяснить, что он не колдун, что задних мыслей у него не было и нет? Потом, после короткого прилива отчаяния, согласился с внутренним голосом: лучше всего поскорее убраться отсюда.

Однако уходить не хотелось. Здесь, в кабинете, принадлежащем гадалке, было уютно и прохладно. Здесь он чувствовал себя как бы в своей тарелке; здесь, несмотря на всю бурю чувств, рвавшихся на волю, он мог расслабиться. Наверное, в дальней комнате, где исчезла Раэль, еще лучше, там — рай.

Грустно звякнули стеклянные шарики на прикрывавшей входной проем завесы.

Был поздний полдень, когда Этиоль вновь оказался в крикливой беспорядочной толпе, заполнившей базар. И вспомнил, что не расплатился за визит. Раэль убежала, так и не назначив цену. Сколько бы ни стоило ее гадание, он, судя по восторгу и алчности, вспыхнувшим в глазах хозяина гостиницы, когда тот увидел его камешки, мог бы достойно рассчитаться с ней.

Этиоль сунул руку в карман гальта и нащупал мешочек с неказистыми, похожими друг на друга дарами моря. Их собирали на пляже, сверлили, вправляли в серьги, изготавливали бусы. Однако на этот раз округлые безделушки не принесли привычного успокоения. Перед глазами до сих пор стоял образ прорицательницы.

Этиоль протискивался через толпу и все пытался настроиться на серьезный лад. Впереди ждала дальняя дорога, к ней надо как следует подготовиться, запастись всем необходимым. Прежде всего солью, сахаром и кое-какими специями, способными придать приятный вкус любой еде. Может, отыщется караван, отправляющийся на север? В компании всегда идти легче, и защита, считай, обеспечена. Но это все домыслы, прежде всего следует рассчитывать на себя. Скорее всего длинный путь на север в поисках капитана, который согласится доставить его в Эль-Ларимар, придется проделать в одиночку.

О землях, лежащих к северу от Кохобота, Эхомба почти ничего не знал. Вроде бы местность к северу от Кохобота называлась Зыбучими землями. Как возникло такое чудное и жутковатое название, никто не ведал. То ли потому что там пустынно, то ли по причинам более зловещим… Впрочем, скоро он своими глазами все увидит, тогда и поймет, почему те края получили такое мрачное название.

Побродив по базару и добыв все необходимое для долгого пути, Этиоль Эхомба поспешил в гостиницу. Не потому что голод погнал его или он что-то забыл в комнате, где провел ночь. Просто вспомнились слова Раэль. Что, если в следующий раз он опять наткнется на какого-нибудь знатока запахов? Надо ему набраться сил и хорошенько вымыться.

VII

На следующий день ранним утром Этиоль выступил в путь. Погода выдалась пасмурная, над городом сеял мелкий частый дождик. Низкие темные тучи приглушили краски, и стены домов, потемневшие от влаги, пропитались унынием. Дымы из труб сразу расползались, зависали сумрачным облаком. Нерадостно было и на душе. Опять вспомнилась Раэль. Как она там? Нахлынули яркие, смущающие душу картинки: вот она, обнаженная, раскинулась на кровати под защитой шелкового покрывала. Но эта защита слабая, ненадежная: стоит подуть ветерку, задрать край простыни, шелк вспорхнет, откроет тело…

15
{"b":"9070","o":1}