ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

На лицах вождей читался откровенный ужас. Если бы не их ополоумевшие глаза, сама картина выглядела довольно комично — двое богато одетых членггуу, заметив Эхомбу и Симну, сразу бросились под стол. В другом углу сидели четыре старика — глаза их были закрыты, губы двигались. Они что-то беззвучно повторяли про себя, наверное, какие-нибудь мантры, с помощью которых готовились к неизбежной смерти. Поблизости тщетно сражался со стальной сеткой Алита.

— Лежи спокойно! — рявкнул Эхомба и взмахнул мечом. Симна не мог оторвать взора от клинка, с легкостью рассекавшего проволоку. Эхомба резал сегмент за сегментом, пока исполинский кот не просунул в образовавшуюся брешь одну лапу, затем другую. Наконец зверь выбрался на волю и тут же с невыразимым наслаждением на морде начал потягиваться.

— Кончай потягушки! — закричал заметно повеселевший и насквозь пропитавшийся злобой Симна. За эти секунды он успел сгрести со стола все оружие. Никто из благородных членггуу даже не попытался его остановить. — Пора сматываться! Небо рушится на землю!

— О чем болтает эта безволосая обезьяна? — равнодушно поинтересовался Алита, обращаясь к пастуху, схватившему свои пожитки и оружие.

— Сам увидишь! — ответил Эхомба.

Запыхавшиеся путешественники бросились наутек. При этом каждый из них то и дело бросал взгляды на стремительно опускавшееся небесное тело. Оно только внутри было твердым, от этого ядра регулярно отваливались пылающие образования, состоявшие из смеси перегретых газов и пара. Эти яркие шары, распустив хвосты, в свою очередь, рассыпались на более мелкие осколки. Само твердое раскаленное ядро было не очень велико. У Эхомбы не было времени, чтобы детально изучить это необыкновенное явление, так как падающий ужас уже был совсем близко от земли.

По-прежнему вокруг стоял невообразимый шум — смесь небесного грома с воплями совершенно потерявших головы членггуу. Впечатление было такое, словно миллион банши собрались у Стены и предрекают всем гибель.

— Прыгайте сюда! — закричал Эхомба и первым нырнул в глубокую водоотводную канаву.

Симна и Алита без возражений последовали за ним. В следующее мгновение небо взорвалось. Поднялся ветер такой силы, что чуть не вымел путешественников из канавы. Эхомба тем не менее одним глазом продолжал следить за членггуу и лагерем, который постигло небесное возмездие. Человеческие фигуры, словно куклы, полетели во все стороны. Многие были просто разорваны на части — эти уже не вопили.

Пастух, не в силах справиться с собой — хотелось все увидеть и запомнить, — с опаской высунулся из посланного провидением, но полного грязи убежища, в котором спрятались путники. Вскоре рядом с ним показалась голова Симны, а с другой стороны — перепачканная донельзя огромная кошачья морда.

В том месте Стены, куда угодило небесное тело, зияла огромная дыра. Сверху сотнями валились орущие и вопящие от страха защитники; тысячи, такие же голосистые, цеплялись за выступы парапета. Слева и справа от пролома Стена, на первый взгляд, была цела, однако каменную громадину сотрясала крупная дрожь. Видимо, удар потряс ее до основания.

Эхомба со спутниками едва не вылезли из канавы, чтобы лучше разглядеть, как под вопли и завывания тысяч и тысяч членггуу, смертельно раненный каменный монстр начал валиться набок и затем рухнул. Земля содрогнулась, а в том месте, где только что высилась неодолимая преграда, поднялось облако пыли. Когда пылевая завеса немного рассеялась, стали видны сотни гигантских когтистых конечностей, беспомощно задравшихся в воздух. В пыли возникло еще одно воздушное образование — не темное облачко, а облачко тьмы. Его подхватил ветер, и оно, на глазах истаивая, стало удаляться в северном направлении. Сжавший губы Эхомба следил за ним, пока не потерял из виду.

Вслед за эхом от падения Стены до путешественников донеслись чьи-то радостные, восторженные крики. Квиппы, по-видимому, решили не терять зря времени и, выстроившись в боевые колонны, через пролом в стене обрушились на деморализованного врага. Сражение быстро перешло в резню. Эхомбе это уже было неинтересно; как он заявлял представителям обеих враждующих сторон, эта война была их внутренним делом, касательства к которому он не имел и не желал иметь.

Этиоль перевел дух, выбрался из канавы, переступил через трупы с искаженными до неузнаваемости лицами, принял от Симны свое копье и меч из зуба акулы и зашагал на север.

Друзья молча присоединились к нему. Первым, понятное дело, не выдержал Симна.

— Ну а теперь, брат, скажи нам еще раз, что ты не колдун.

Пастух сверху вниз посмотрел на своего товарища.

— А что изменилось, друг мой? Ничего не изменилось. Я все тот же невежественный человек, не знающий и не видевший ничего, кроме скота, моря и пустыни.

Эхомба сунул руку за спину и нащупал рукоять меча, выкованного из небесного металла.

— Это все он. Я здесь ни при чем. Другие руки ковали его, закаляли на огне. Если ты хочешь получить объяснения, поговори с нашим кузнецом Отжиханьей или со старухами Наумкиба.

— Но ты ведь знал, что он может сотворить? — настойчиво допрашивал Симна. — Почему ты все время уходишь от ответа?

Пастух кивнул.

— О силе меча мне было известно — но не потому, что я знаток заклятий, а потому, что кто-то из сведущих людей рассказал мне о его свойствах. Это с одной стороны… А с другой — нам просто повезло. Нам в последнее время очень везет.

— Везет, говоришь? — недоверчиво переспросил Симна, пристально вглядываясь в лицо товарища. Впрочем, лицо Этиоля, как всегда, было невозмутимым. — Ладно, каковы бы ни были объяснения, мы живы, — он зашагал энергичнее, — а это самое главное. У нас еще будет время внести ясность.

Северянин прикрыл глаза рукой и на ходу принялся изучать какое-то странного вида строение на холме, к которому они приближались. Издали оно походило на руины небольшой крепости квиппов, тем более что кое-где кладка стен частично уцелела, а внутренний замок — или, скорее, цитадель — сохранился практически полностью. Удивительно, что не было видно ни одного солдата: ни в провалах, ни на верху сохранившихся участков стен.

— Давайте зайдем, посмотрим? — предложил Симна.

— Зачем? — Эхомба глянул на товарища. — Нам следует поскорее добраться до побережья Абоквы и переправиться на тот берег.

Этот довод не убедил северянина, и он проворчал:

— Членггуу должны иметь штаб-квартиру, расположенную подальше от места сражения. Должно быть, это и есть их ставка.

— Ну и что? — без всякого интереса спросил Эхомба. Симна усмехнулся.

— О мой немногословный надсмотрщик, разреши своему барашку на минуточку заглянуть туда. Только осмотрюсь и сразу назад.

Пастух вздохнул и согласился.

— Иди.

Когда Симна удалился, кот спросил:

— Что там опять засвербило у обезьяны?

— Не знаю, — отозвался Эхомба и ускорил шаги. Не нравилась ему эта затея. Вдруг Симна нарвется на выживших членггуу, которые уже достаточно пришли в себя, чтобы выместить злость на первом попавшемся не-членггуу? — Но, кажется, могу угадать.

XXXI

Во внутреннем дворе крепости Этиоль и Алита Симну не нашли. Пусто было и в конюшнях, и в приемном зале с высоким потолком. Все свидетельствовало о поспешном бегстве гарнизона. На полу валялись свитки и листы бумаги, а ветерок, словно грабитель, разбрасывал и гонял их с места на место. На столах стояли оставленные впопыхах кубки и чашки с непонятными напитками — они будто поджидали хозяев, которые уже наверняка никогда не вернутся.

Симна оказался в дальней маленькой комнате — лежал на груде золотых монет. В помещении были видны следы поспешного бегства, что-то уже наверняка прихватили, однако поживиться здесь еще было чем. Рядом с золотом валялось несколько изготовленных из платины наградных дисков, коробки с медалями и груды почетных знаков, украшенных драгоценными камнями. Симна блаженствовал, пытаясь руками охватить сразу все доставшееся ему богатство.

70
{"b":"9070","o":1}