ЛитМир - Электронная Библиотека

— Тогда здесь не с кем плохо обращаться, не правда ли? Кроме вас, если вы будете продолжать упорствовать и не станете покладистее. — Фрейзи, обернулся к Виноне. — Проследи за тем, чтобы они получили все, что захотят: любую пищу и напитки. — Он снова глянул на Эвана. — Возможно, вы будете удивлены, начав получать регулярную пищу каждый день после стольких дней, проведенных в дикости. Может быть, вы станете более сговорчивыми на сытый желудок.

Их провели через помещение станции и заставили взбираться на вершину наблюдательной башни, потому что лифты все еще не работали по причине отсутствия энергии. Платформа была пустынна, инструменты были герметически упакованы в целях защиты от пыли и жизненных форм, рожденных ветром.

Теперешние обитатели станции абсолютно не интересовались научными исследованиями.

Ремни безопасности были использованы для того, чтобы связать запястья и лодыжки пленников. Эван и Мартин усадили, прислонив их к стене. Пленники не выглядели чересчур ужасающими. Без сомнения, не было смысла тратить впустую время на то, чтобы стоять и наблюдать за двумя такими беззащитными незваными гостями. И потому охранники решили между собой бросить жребий, кто останется на дежурстве, а кто уйдет.

Винона и один из мужчин удалились, оставив своего невезучего товарища жаловаться на свое дурное счастье. Бросив мимолетный взгляд на своих неподвижных пленников, он сосредоточил все внимание на разглядывании блестящего, завораживающего чужеземного пейзажа. Он не знал, да и не мог знать, что его пленники, которые, казалось, молчали, вели между собой непрекращающийся разговор.

Эван незаметно кивнул вниз в сторону тоненького ремешка, который связывал его лодыжки.

— Самогерметизирующиеся углеродосодержащие наручники. То же, что и на твоих запястьях.

— Я бы могла перерезать их в одну секунду, но мне надо вытянуть руку, чтобы хорошенько выровнять оптические линзы.

— Это напоминает другое: почему ты не пристрелила парочку этих типов, когда у тебя была возможность для этого?

— Вокруг слишком много вооруженных людей. Я решила подождать до лучшей возможности.

— Я думаю, она нам представится. — Он попытался взглянуть поверх низкой внутренней стены, чтобы увидеть лес, простирающийся за ней. — Я надеюсь, мы сможем попросить наших друзей предоставить нам ее.

— Я бы не стала втягивать местных в человеческие конфликты.

— Их уже и без того втянули, независимо от того, хотели бы мы этого или нет. Они оказались вовлеченными в этот конфликт, уже когда их мир был обнаружен. Если мы не предпримем что-нибудь для того, чтобы остановить

Фрейзи и других, подобных ему, нашим друзьям будет от этого только хуже.

— Неужели? — Марта заговорила сардоническим тоном: — Или наша компания состоит из чистых альтруистов?

Эвана возмутила эта мысль, но что-то в словах Мартин все же было близко к истине. Кто мог ручаться за то, что их наниматели более справедливо поступят с Эже и его товарищами, чем с Фрейзи? Он мог просто сказать ей, что они смогут обдумать это потом, но это было не в характере

Эвана Орджелла. Он был органически неспособен к тому, чтобы оставить без ответа вызов, брошенный ему.

— Нет они не такие. Если бы это было так, они бы немедленно передали это открытие соответствующему правительственному институту Они вне исключительных прав на развитие по крайней мере на годовой срок, тебе известно это. И они не приказывали никого убивать. Я могу с уверенностью сказать, что я и ты — люди более хорошие, чем Фрейзи и та женщина, которая была с ним в той административной комнате.

Она все еще улыбалась своей слабой улыбкой.

— Ты уверен в этом?

— Абсолютно.

— Если бы я так же была уверена в своих положительных качествах, как и ты!

— Тогда поверь моему слову.

Она отвела взгляд от него и посмотрела на их дремлющего охранника.

— Если бы мы смогли принести сюда переговорное устройство. Я не уверена, что кто-нибудь сможет найти нас в этом радиусе

— После переговорных устройств разведчики имеют самую лучшую слышимость, правда? Помнишь того самого, кто путешествовал со мной, Эже?

Он и я стали, ну, близки. В смысле ощущений. Если кто-нибудь нас и освободит, то это будет он. Мы позовем его вместе. И внимательно наблюдай за левой стороной своего лица. Мы не должны показывать никакого напряжения. — Он слегка кивнул головой в направлении караульного. — Он не обращает на на нас внимания, потому что мы не показываем вида, что делаем что-то не то. Давай продолжать в том же духе.

— Предположим, они нас подберут. Что же они должны делать?

— Я еще об этом не думал. Но ты же знаешь лучше, чем я, как хорошо они умеют чинить то, что сломалось.

— Ты предполагаешь, что они пойдут на риск прийти нам на помощь?

— Я не сомневаюсь в этом ни на минуту. Я член их Ассоциативы. Дружба не различает форм.

— Хорошо. Если мы когда-нибудь отсюда выберемся…

— Готова? На счет три. Раз, два…

Караульный продолжал смотреть в окно на блистающий горизонт. Он думал, когда же Фрейзи прикажет покинуть эта красивое, но такое опасное место и не слышал и не чувствовал крика о помощи, исходящего от его связанных подопечных.

Не было никакого неправильного понимания, не было подыскивания слов.

Их крик был пойман и одновременно расшифрован.

— Что случилось? — спросил Эже. Эван знал голос разведчика так же хорошо, как свой собственный. — С вами все в порядке? Что случилось?

— Люди, которые пришли сюда, вовсе не наши друзья. Они хозяева человека, который убил товарищей Марты и принудил ее спасаться бегством.

Они сделали нас своими пленниками и планируют увезти с собой на своем корабле. Они имеют планы и на вас и на ваш мир, — и он продолжал рассказывать в деталях о возможном порядке эксплуатации и развития, который будет проведен на планете под тяжелой рукой начальников Фрейзи.

Наконец ответил библиотека.

— Ты жил вместе с нами, боролся вместе с нами и помогал нам. Ты член нашей Ассоциативы. Твоя подруга — член Ассоциативы вместе с тобой, и, может быть, даже более, чем ты. У нас не было достаточно времени на то, чтобы исследовать философское значение всех этих недавних развитий, но мы знаем, кто наши друзья. Конечно, мы придем вам на помощь.

— Вам придется быть очень осторожными. Эти люди одеты в защитные костюмы. Они не так хорошо оборудованы, как тот, в котором прилетел я, но более чем достаточны для того, чтобы иметь дело с большинством местных животных.

— Но мы не животные, — ответ Эже был спокоен и уверен.

— Может быть, придется нанести вред некоторым из них, для того, чтобы защитить себя, пока мы будем вас освобождать. — Этого и следовало ожидать от библиотеки — он, как всегда, беспокоился о нравственности — Эван это знал.

Марта имела наготове ответ на такие сомнения.

— Делайте, что вам будет необходимо. Вы говорите, что я член вашего

Ассоциативы по родственным связям. Эти люди — убийцы. Они убивают не для того, чтобы защитить себя или получить пищу, а ради абстрактных целей. Они не будут колебаться и убьют любого из вас, только чтобы узнать, как вы устроены внутри.

Они нечаянно услышали, как библиотека обращался к другим членам

Ассоциативы.

— Все так, как я и предполагал. Эти люди более развиты в области знаний, чем мы, но их система нравственных принципов жалка и неразвита.

Ни Эван, ни Мартин ни слова не сказали, чтобы оспорить это утверждение. Если местные жители хотели пребывать в уверенности, что они нравственно превосходят их друзей-людей, пусть так и думают. Это не приносило вреда.

— Мы придем и освободим вас, — сказал Эже.

— Это будет не так просто. Я знаю, на что вы способны, но вы не имеете представления о том, что может сделать современное оружие. Это типа того, что другие доктора вмонтировали в Марту. Ну, и эти люди носят на себе примерно такие же приспособления. Вы знакомы со способами защиты от него?

— Мы уже имели опыт борьбы с таким оружием, — Эже пытался разуверить своего друга. — Я сам уклонялся от него несколько раз. — Последовало несколько едва слышных замечаний членов Ассоциативы, которые были похожи на электронное хихиканье. Эже не обратил на них внимания.

53
{"b":"9072","o":1}