ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Двое из новоприбывших были белыми и блондинами, в то время как кожа их спутников выглядела чернее, чем у любых других людей, с какими доводилось сталкиваться инспектору. Один из последних щеголял курчавой добела поседевшей бородой, которая придавала ему вид запыленной версии Древнего Морехода. Он держал одну из странных изукрашенных трубок, а куда более молодой белобрысый спутник — другую.

Перешагнув через изуродованный труп инзинки, второй блондин сунул пистолет в кобуру. Перешагивая, он постарался не обратить внимания на то, что недавно было ее лицом. А Карденас не мог этого себе позволить, несмотря на угрозу, которую она представляла для него.

— Мерзкое это дело. — Блондин ободряюще улыбнулся Карденасу. — Можешь опустить руки, приятель. — Когда Карденас так и сделал, новоприбывший кивнул на другого безжизненного инзини. — Эти идиоты больше тебя не потревожат.

— Спасибо за помощь, — осторожно ответил Карденас. — Я оказался в скверном положении. — Его язык переместился на второй коренной зуб, но не нажал. Пока рано.

— Струт[44]. — Блондин фальшиво рассмеялся. — Тебе повезло, что нам с ребятами случилось оказаться поблизости.

— Интересное совпадение, — уклончиво заметил инспектор.

— Куда как верно, приятель. Конечно, ты сейчас думаешь, что совпадение это было далеко не случайным.

— Такая мысль приходила мне в голову, — не стал отрицать Карденас. И показал на искусно изукрашенную трубку в руках старшего из них. — Что это за штука? И кто вы?

— Мы-то? — Блондин охватил своих спутников широким взмахом руки. — Да как кто, мы — озерники из страны Оз, приятель. Навестив ваш великий Севамериканский Юго-Запад, мы едва не могли уехать, не посмотрев на этот выдающийся двигатель мировой торговли, Полосу Монтесумы.

— Вы следили за мной, — обвиняющее сказал Карденас.

— Вовсе нет, приятель, вовсе нет. — Блондин показал на два трупа, лежащих без движения на мостовой переулка. — Динкам, мы следили за этими дронго. Больше нам не придется этим заниматься. — Он снова прошелся пытливым взглядом по лицу инспектора. — Надеюсь, ни за кем больше не придется долго следить. Нам охота вернуться домой. Но сперва мы подрядились найти одну шейлу с ее дочкой и потолковать с ней. Ты случайно не знаешь чего-нибудь насчет того, как бы нам к этому подойти, а?

— Нет, не знаю. — Пытаясь соврать, ничего не потеряешь, решил Карденас.

Это не сработало. Сделав жест одной рукой, блондин подозвал к ним своего младшего коллегу. Этот тощий иностранец крепко держал обеими руками разрисованную трубку.

— Так вот, приятель, мы называем эту штуковину диджериду. Там, откуда я родом, это традиционный музыкальный инструмент аборигенов. Его никак не назовешь настоящим хайтех-комплексом, да уж. В один конец дудишь, а из другого выходит музыка. Однако вот эти две красавицы не простые, а усиленные. Когда они заряжены, то подудишь в один конец, и из другого выстреливает звуковым шаром. На самом-то деле это больше похоже на фигурную звуковую волну. — Он показал на заднюю стену ближайшего здания.

— Парень, который умеет с ней обращаться, может продуть дырку сквозь бетон. Зависит лишь от того, какой уровень усиления установишь. Когда он достаточно поднят, механизм становится более, ну… диджерубным. — Взгляд упал на мертвого инзини. — Кость выдерживает такое не шибко хорошо.

Он чуть кивнул, и спутник помоложе поднял трубку. Приставив меньший конец к губам, он нацелил другой в лоб инспектору.

— Мы б хотели сыграть тебе эту традиционную ру-тону, полисмен. И уж только от тебя зависит, сыграем ли мы ее на мостовой — или на твоей голове. Ты что-то знаешь о том куда сбежали те шейлы Моккеркин, иначе эти двое йоббо не шлепали бы за тобой. Скажи нам, и мы распрощаемся. — Когда Карденас продолжил колебаться, блондин одарил его улыбкой, которую всякий другой счел бы искренней. — Брось, приятель. Мы не собираемся причинять вреда этим леди. Это просто бизнес. И в отличие от этих валяющихся здесь недоносков, мы действительно отпустим тебя. Нам без интересу распылять севамериканского фараона. Мы тебя никогда больше не увидим, а ты не увидишь нас. Как только мы поужинаем с шейлами, снова вернемся в свой Кенгуру-таун.

Однако одурачить Карденаса не удалось и блондину. Тот был хорош, но все же не настолько, чтобы одурачить интуита. Инспектор знал, что, как только они получат от него искомые сведения, убьют его столь же быстро, как любые инзини.

— Ладно, тогда скажу. — Он указал на типа помоложе. Вожак кивнул, и его спутник опустил зловеще зияющий раструб диджериду. Когда он это сделал, Карденас надавил языком на верхний коренной зуб. Подобно своему соседу, зуб в ответ слегка выгнулся наружу, к внутренней стороне щеки инспектора. Когда оба они внутренне отцентрировались, цепь замкнулась.

В материал плаща Карденаса были вплетены сотни незаметных нитей из металла высокой проводимости, которые соединялись с батарейкой из схожего материала. Перемещение пары взаимодополняющих композитных зубов в верхней челюсти позволяло Карденасу высвободить заряд, запасенный в этой гибкой плетеной батарее.

В результате произошла невидимая вспышка электромагнитного импульса, способного своей мощностью изжарить любую незащищенную электрическую цепь в радиусе десяти метров. Поскольку всякое современное оружие полагалось на электрический спуск, закодированный на биочип его владельца, имплантированный, либо носимый внешне, то эта бесшумная вспышка энергии сделала неэффективными не только пистолеты в руках противников Карденаса, но и их музыкальные инструменты. Кроме того, она разрушила любые имеющиеся у них средства связи, вплоть до наручных хронометров, музо-линз и даже простых часов. Вдобавок слабо освещавшие переулок лампы на зданиях живо разразились треском, заискрили и погасли. Волна электронного разрушения пощадила только пистолет и спиннер Карденаса, снабженные интегрированной полицейской защитой. Вставив в его спиннер иллюзионную грамму, ныне покойная инзинка сунула нейтрализованный прибор обратно во внутренний карман пиджака хозяина. К несчастью, его служебный пистолет остался за пределами досягаемости на ее трупе.

Внезапное наступление темноты во всем переулке вкупе с вонью, пошедшей от их «спекшегося» оружия и других приборов, настолько отвлек и дезориентировал озерников, что Карденас успел рвануть мимо них. Для прорыва мимо последнего, стоявшего между ним и улицей, ему пришлось с силой пнуть его по коленной чашечке. Тот застонал и рухнул, вцепившись в поврежденное колено.

— Догнать его! Догнать проклятого легаша! — Сыпля проклятиями, блондин бросился в погоню за убегающим инспектором.

Быстро оглянувшись, Анхель увидел в руке иностранца что-то, отразившее свет. Это был очень большой складной нож. Несмотря на отчаянность минуты, Карденаса уловил иронию данной ситуации. Вот он, блюститель порядка, действующий в гуще современного окружения конца двадцать первого века, а за ним гонится человек с ножом. Хотя он еще точно не разглядел, инспектор подозревал, что в снаряжение спутников блондина тоже входит подобное первобытное приложение.

Если он хоть на мгновение задержится, чтобы активировать спиннер, то рискует сократить расстояние между собой и преследователями. В чем он нуждался сейчас, так это в паре минут передышки. Иначе они, вероятно, догонят его и порежут на куски, пока он будет кричать в голком, вызывая подкрепление. Он должен хоть ненадолго оторваться от них.

Вот теперь-то и начали окупаться все пробежки трусцой, которым он предавался в искусственном зеленом поясе, окружавшем его кодо комплекс. Несмотря на свой возраст, он находился в превосходной форме. Если он только сможет остаться вне досягаемости в этом спринта, существует вероятность, что на длинной дистанции ему удастся оторваться от погони. Будь они в каком-нибудь районе вроде Ольмека, прогуливающиеся чистяки могли бы вызвать ему помощь. Но это была зона наслаждений. Те граждане, которые видели погоню, переходили на другую сторону улицы и старательно избегали соваться не в свое дело.

вернуться

44

Strewth — (австрал. ) верно, правда.

23
{"b":"9074","o":1}