ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Очки придавали огромному примату вид коренастого, мохнатого, но очень нагого профессора литературы. Это зрелище вызывало улыбку. Но ни один из федералов не улыбнулся, опасаясь, что подобная реакция может быть неверно истолкована.

Но Карденас впервые после встречи на дороге с сенсемайя почувствовал, что может расслабиться.

11

— Мы приехали в поисках двух севамериканок, матери и дочери. У нас есть основания считать, что они могли бежать в Ла-Амистад. Мы знаем, что они не так давно прибыли в Сан-Хосе. Власти сообщили нам, что допуск в заповедник дают только администраторы и советники Сьюдад-Симиано. Нам бы очень помогло, если б вы смогли проверить свои архивы и посмотреть, не появлялись ли у вас в последние несколько недель какие-либо лица, соответствующие описаниям, которые мы предоставим. Если да, то где они могут находится сейчас?

— Понимаю, — кивнул горилла-директор. — Вы употребили слово «бежать». Это очень сильное слово, мистер Карденас.

— Возможно, оно недостаточно сильное. Мы считаем, что мать и дочь явились сюда, ища убежища от тех, кто намерен причинить им вред. Если б вы могли проверить свои записи въезжающих, мы, возможно, сумели бы выделить их, даже если не доступны визуальные данные. Они могут периодически менять не только свои имена, но и внешность.

Слегка подавшись вперед, директор оперся массивным подбородком о кулак.

— Те нехорошие личности, о которых вы говорите: вы действительно думаете, что они могут попытаться последовать за этими самками в такую даль, как ЦАФ?

— Раньше или позже они выследят их, — энергично кивнул Хаяки. — Даже до столь отдаленного места, как Амистад. СФП пока не знает всех подробностей, но, похоже, на кон поставлено что-то важное. Но что бы там ни стояло, люди были готовы умереть ради контроля над этим, чем бы то ни было. Мы с напарником действуем от имени СФП, и нам очень бы хотелось знать его природу. И мы хотим помочь этим женщинам уцелеть. У нас есть высокоразвитая программа защиты свидетелей, которая может оказаться очень выгодной для них.

Соронг откинулся назад и положил массивные ладони на колени.

— Если они попытались проникнуть сюда, то Амистад велик. Здесь есть уйма мест, где можно спрятаться, масса тропинок в горах. Если они заручились чьей-то помощью в Прогрессо или в другой из человеческих общин, то есть вероятность, что их будет невозможно выследить.

— В нынешние времена нет тех, кого нельзя было бы выследить, — кратко ответствовал Карденас. — Люди, идущие по их следу, народ искушенный и располагающий средствами. Это вам не средние уличные локо. Нам с напарником представилась возможность лично познакомиться с их способностями. Эту женщину, Сурци Моккеркин, и ее дочь Катлу, обязательно найдут. Возможно, у тех, кто охотится на них, на это уйдет какое-то время, но когда денег не жалеют, результаты обязательно последуют. Я видел слишком много трупов, чтобы думать, будто такое положение дел приведет к чему-то иному. Если, конечно, мы не сможем первыми взять их под защитную опеку.

— Это при условии, — вставил Хаяки, — что их уже не выследили и не забрали отсюда.

Горилла-директор с тяжким вздохом поправил очки.

— Не забрали.

Хотя Карденас и не сумел сынтуитить реакцию директора, он не замедлил откликнуться на нее.

— Вы их видели? Они точно в заповеднике? — Он постарался, чтобы его голос оставался ровным. — Вы случайно не знаете, где они находятся?

— Знаю.

— Ну так скажите нам! — выпалил Хаяки, прежде чем Карденас смог удержать его.

— Наверное. — Ничуть не тронутый волнением сержанта, директор повернулся и стал созерцать раскинувшиеся за крыльцом волнистые девственные джунгли. — А если я вас заверю, что принудительное удаление из заповедника обеим самкам не грозит?

— Вы не сможете этого добиться, — напрямик ответил ему Карденас. — И никак не сможете доказать мне, что это вам по силам.

Соронг полузакрыл глаза, словно размышляя о более весомых вещах, прежде чем снова посмотрел на гостей.

— Давайте-ка прогуляемся. — Поднявшись, он провел их обратно через здание и спустился по парадной лестнице на центральный двор. Хотя там присутствовало много приматов, разговорчивого Джо среди них не было. Хаяки изнывал от нетерпения, но Карденас видел, что излишней настойчивостью тут ничего не добьешься. Попытка надавить на существо вроде Соронга могла привести к результатам, обратным желаемым. Их хозяин поможет им когда будет готов — или вообще не поможет.

— Мы не просили данного нам повышения интеллекта, — объяснил Соронг, когда они пересекали эту прибранную, содержавшуюся в порядке площадку, — но теперь, когда оно нам дано, мы не намерены отдавать его. Ответственные за повышение гены, похоже, являются доминантными и передаются потомкам в соотношении четыре к одному. Те, кто не столь одарен, с рождения окружены здесь такой же нежной любовью и заботой, как и всякие ущербные человеческие дети. А за теми приматами, которые способны лишь к низшим формам интеллекта, от макак до верветок, присматривают остальные члены нашей общины. Здесь меньше интеллектуального предубеждения, чем в вашей типично человеческой общине. — Поднявшись с четверенек, он показал на здания поселения и на нетронутый тропический лес, раскинувшийся по горным склонам разными оттенками первозданно-зеленого.

— Для тех из нас, кто ныне живет здесь, Амистад — приматский рай. Согласно учредившим Сьюдад-Симиано договорам, никакие люди не допускаются в заповедник без нашего разрешения. Даже ученые, желающие проводить исследования. Мы сами управляем своими делами. В обмен на такое дозволение мы охраняем заповедник лучше, чем могли бы любые лесничие-люди. С того момента, как мы взяли Резерву под свою опеку, в нем не исчезло ни одного вида растений или животных. Ни один другой заповедник в обеих Америках не может этим похвастаться. — Глубоко посаженные глаза под густыми бровями не мигая глядели на Карденаса. — Прошедшие здесь обучение шимпы и гориллы работают лесничими в Африке, Южной Америке и Азии, охраняя заповедники, которые людям трудно уберечь. Они выискивают браконьеров, снимают для ученых показания с приборов. Такие отношения выгодны для всех заинтересованных сторон. В то же время, как я сказал, более интеллектуально развитые приматы присматривают за менее развитыми. Такая организация функционирует очень хорошо. Единственные люди, которых сюда допускают, те, кто предварительно аккредитован и принят нами. И больше никто.

Хаяки наблюдал за тем, как дорожку перед ними перебегает вприпрыжку компания сифак.

— Но вы же нам говорили, что для людей есть много способов прошмыгнуть в Резерву.

— Незаконно проникнуть трудно, но отнюдь не невозможно, — кивнул Соронг. — Но остаться незамеченным в границах Резервы сколь-нибудь продолжительное время крайне трудно. И мало кто пытается. Одна из причин в том, что из-за нашего присутствия заповедник приобрел определенную… репутацию. В основном незаслуженную, но мы не прилагаем активных усилий развеять ее. Подчиненные Джо арестовывают любого обнаруженного без санкции в границах Резервы. Вида десятка-другого приматов, безотносительно к размерам, агрессивно держащих ножи или другое оружие, обычно вполне достаточно для усмирения даже самых дерзких непрошеных гостей.

— Это означает, — мудро заметил Карденас, — что если обе Моккеркин находятся, как вы утверждаете, в заповеднике, и вам известно их текущее местонахождение, то они находятся здесь с вашего разрешения.

Над противоположным краем двора доминировала большая статуя. У ее цоколя лежали цветочные венки. Глаза прекрасно изваянной фигуры, казалось, глядели куда-то вдаль, за пределы поселения, за пределы джунглей. Обе руки воздеты, а толстые пальцы разведены в сложном жесте. Статуя представляла пожилую морщинистую горную гориллу. В цоколь была вделана бронзовая табличка, на которой стояли многочисленные даты и единственное имя.

КОКО

Хаяки поднял взгляд на увековеченную в бронзе серьезную, грустную физиономию.

38
{"b":"9074","o":1}