ЛитМир - Электронная Библиотека

Септембер жестом указал на старейших участников.

— Мне кажется, они скоро закончат церемонию, дружище.

— Почему ты так думаешь?

Он указал на открытый центральный проход.

— Посмотри на тех старейших транов. Вероятно, это важные люди свиты. Они стояли как вкопанные последние тридцать минут, а теперь вдруг начинают двигаться.

Предположение Септембера оказалось верным. Когда заключительное пение завершилось на высокой ноте, собравшаяся знать издала три громких хлопка. Их лапы стали двигаться в стороны, а эффект достигался данами — мембранами, растущими из рук и боков. Этим демонстрировалось уважение счастливой паре. Этан и Сква стояли без движения, поскольку на их теле отсутствовали подобные части.

Старейшины стали подвигаться для поздравления молодоженов. Гуннар поднял обе лапы, чтобы наступила тишина:

— Вновь найденные друзья и союзники, я благодарю вас за работу и гостеприимство. — Он кивнул в сторону старейшин. — Я благодарю вас за изысканную церемонию, подготовленную для нас. — Теперь он повернулся к юному Горин-Флогу. — Будь уверен, что благодаря последнему соглашению между нашими народами граждане Арзудуна будут всегда гостеприимно приюты в нашем доме в Софолде, а также у наших союзников в Пойолавомааре и Молокине. — Он вернулся назад, а Эльфа шагнула вперед.

— Великие времена наступили, друзья мои, — ее мощный голос прокатился по залу. — Великолепные дела совершаются благодаря нашим друзьям с неба. — Она жестом указала ни двоих дрожащих людей, и Этан прилагал усилия, чтобы выглядеть приличнее и важнее в этих обстоятельствах.

— Мы узнали, что существуют миры, подобные нашему, их столь же много, как и городов-государств на Тран-ки-ки. Чтобы иметь возможность пользоваться их процветанием и мощью, мы должны отказаться от некоторых древних привычек. Не могут больше траны жить отдельно друг от друга, сражаться дня установления простейших различий. Мы должны идти вместе в мире и согласии к могуществу, так, чтобы, когда мы присоединимся к нашим друзьям с неба и других звезд, как они убедили нас поступить, мы должны сделать это с высоко поднятыми головами и широко расставленными данами. Как отличные от людей, но гордящиеся этим, как равные, а не слуги. Рабство не для транов!

Сильный хор восклицаний поднялся среди собравшихся и пролетел над королевским залом. Хотя Эльфа и Гуннар уже все сказали, их захватили в крепкие объятия. Этану это немного напомнила свалку. Он последовал за Сква, когда тот решительно рванулся, рассекая толпу мощными движениями великана.

— Мне тоже хочется кое-что сказать тебе, Гуннар, — услышал Этан возглас приятеля.

— Что те, друг Сква?

Этан оказался зажатым со всех сторон транами, но он не испугался. Он уже знал их слишком хорошо. Кроме того, все эти мохнатые тела, сжимавшие его со всех сторон, стали согревать Этана.

— Как насчет нашей одежды?

— О, из-за этих волнений я упустил из виду ваши трудности. Вы уже живете с нами так давно, что я иногда забываю, что наш климат вам не очень подходит. Церемония оказалась для вас с Этаном довольно сложной. — Он указал на гору мехов справа от входа. — Я думаю, что вы найдете одежду здесь. Одеяния друзей и родственников складываются всегда сюда. Идите, мы вам поможем. — Взяв Эльфу за руку, он провел их через толпу поздравляющих.

— Я думаю, что ваша странная одежда лежит в самом низу, — осмотрелась Эльфа.

Этан обследовал гору чужих нарядов.

— Ничего. Я не в состоянии искать свою одежду. Мне будет теплее лежать под грудой этих одеяний.

Пока он и Сква нашли и надели свое нижнее белье, а затем серебристые защитные костюмы, многие из вождей и важной знати Арзудуна ухе выразили свое уважение новобрачным и покинули замок. В другой части дворца началось официальное пиршество. Хлопки, крики и полузавывания доносились до королевского зала.

Он отошел в сторону, в то время как Сква в шутку присоединился к бурному празднованию. Они не могли вернуться в человеческое поселение «Медной обезьяны», пока люди Гуннара не закончат свое веселье. Оно завершилось, однако, раньше, чем он предполагал. Но не это удивило его. Софолдинцы уехали из родного города Уоннома более года назад и до сих пор их многочисленные друзья и родственники, не получая от них известий, могут думать, что большой ледовый корабль попал в беду и его команда представляет собой не более чем груду костей на снегу. Все же Этан и Сква были единственными, кто спешил домой.

Позже, когда пиршество продолжалось в более узком кругу, Гуннар отвел Этана и Сква в сторону. Они присели за маленький столик, вдалеке от шума.

— Я хотел бы, чтобы вы и ваш друг Вильямс оставались среди нас еще некоторое время. Еще столько всего, что мы должны изучить.

— Миликен передавал извинения за свое отсутствие, — ответил Этан, пытаясь побыстрее оправдать своего друга и коллегу и скрывая решение тот не ходить на свадьбу, а оставаться в поселке. — Я думаю, что он, как и мы, сожалеет о необходимости покинуть вас, но мы не созданы для жизни в таком мире, как Тран-ки-ки.

— Я бы сказал, что вы очень хорошо выживаете. Вы даже выносливее, чем некоторые траны.

Септембер молча наблюдал за ними, давая возможность беседовать Этану.

— Вы слишком лестно отзываетесь о нас, но если даже мы и выживем здесь, мы хотим вернуться домой так же, как и ваши люди хотят вернуться а Уонном. Уже пора. Я не исследователь и не искатель приключений, ты знаешь. Это все дела Сква и Миликена, а то, что я оказался в вашем мире, приземлившись здесь, — это было несчастным случаем.

— Да, это точно, — сказал Сква. — Он торговец, а среди людей этой профессии нет совсем любителей приключений.

— Неужели вы бросите все, что вам удалось здесь добиться? — Гуннар уставился на Этана своими широкими желтыми глазами. — Я бы сделал из тебя самого уважаемого человека. Огромные пространства земли могли бы стать твоими. Корабль с командой мог быть в твоем полном распоряжении и доставлял бы тебя куда и когда пожелаешь.

Этан улыбнулся. По меркам транов предложение Гуннара было просто царским, но для него слишком малой компенсацией.

— Спасибо, но вот именно сейчас мне нужно только одно: иметь большой город, освещаемый множеством огней и наполненный покупателями с толстыми кошельками.

— А как ты относишься к тому, чтобы заняться торговлей у нас, ведь для этого тебя и посылали сюда?

— Но у меня пропал интерес к работе на этой территории. Эту честь я передам другому представителю нашей компании. Я все еще думаю, что не потерял рангу. Хотя многие работодатели увольняют своих служащих, если те исчезают на пару лет без всяких объяснений.

— Конечно же, если ты объяснишь твоему, — Эльфа примолкла, подыскивая правильное слово, — хозяину все обстоятельства. Он должен все понять и оставить на работе.

— Не хозяин, а работодатель, — раздраженно объяснил Этан. — К тому же, если бы я смог поговорить с сами боссом, то уж и объяснил бы ему лучше. Я уверен, что это не удастся моему региональному инспектору.

Она повернулась теперь к приятелю Этана.

— А каково твое решение, друг Сква? Такой гений, как ты, мог бы командовать целыми армиями. Предстоит очень много сражаться за власть и единство. Но все захотят присоединиться к Содружеству только после уговоров. Твои знания очень бы пригодились нашим генералам.

— Ты очень добра, Эльфа. Но я здесь совсем не нужен. Объединенными силами вы легко сумеете победить самый мощный город-государство. Лично я не хочу отнимать заслуженную славу у ваших полководцев. Мне не хочется стать помехой в чьей-либо карьере. Сделав так уже однажды, я не повторю своей ошибки теперь. Кроме того, у меня есть дела.

Этан строго посмотрел на него:

— Какие дела? Ты никогда не говорил, что у тебя есть дела, из-за которых тебе нужно возвращаться!

— Что же ты обо мне, приятель, думаешь? У меня уже много лет есть молодая подруга, она занимается изучением явлений в недавно открытом мире, кажется, Аласпине. Она археолог, ждет меня уже много лет. Копается там в грязи, я эти годы тоже провел не в самых шикарных мирах. Почему же мы с ней не заслужили более радостной и сладкой жизни на цивилизованной планете? — Он улыбнулся Эльфе. — Все же ваш мир для человека не подходит. Это и есть наши основные причины отъезда.

2
{"b":"9075","o":1}