ЛитМир - Электронная Библиотека

Джалакан и Бланчард оставили перегревшиеся дрели и присоединились к остальным путешественникам, скользящим и съезжающим по южному склону гребня. Этан и Септембер остались на этой стороне, пристроившись за огромным блоком льда. Ведь должен же кто-то присмотреть за всем, творил себе Этан.

Ледяной пандус, вырубленный и выплавленный на северном склоне гребня, напоминал подъезд к замку какого-то великана. Ученые и воины Гуннара хорошо сделали свою работу. Но насколько хорошо, об этом говорить было еще рано.

Все понимали, что если аппарель обрушится во время подъема на нее «Сландескри», корабль окажется запертым на гребне. И вот тогда они окажутся в настоящей ловушке в этом пустынном месте вдали как от человеческой, так и транской цивилизации. Они строили так надежно, как только было возможно.

Земкин превзошел себя, работая дрелью. Между массивными ледяными блоками не осталось ни мельчайшей трещины, которая была бы не заполнена.

В конце концов все приготовления были завершены, и не оставалось ничего больше, кроме как начинать.

Взглянув направо, они могли видеть фигуры, стоявшие на южном склоне: солдаты ледохода и члены научной группы. Только Гуннар и Эльфа присоединились к Этану и Септемберу на верхушке гребня. Гуннар стоял, высокий и прямой, похожий на один из ледяных пиков, окружавших их, и ветер трепал ею мех. Он прикрыл глаза правой ладонью:

— Я ясно вижу корабль.

Этан прищурился и посмотрел на юг, но не увидел никаких признаков «Сландескри». Скоро все изменится, он знал.

— Они ставят паруса. Та-ходинг распорядился развернуть рангоут по ветру. Ага, теперь они готовы. Паруса наполнились. Они идут.

Они подождали. Спустя несколько минут они уже могли различить лоснящуюся, клинообразную громаду ледохода, стремительно приближавшуюся к гребню на полной скорости. Этан вдруг понял, что впервые видит корабль под всеми парусами и с расстояния. Для создания, скроенного по воспоминаниям школьного учителя, он был довольно красив. В нем не было той неуклюжести, которую вполне можно было бы от него ожидать, хотя отсутствие резьбы иллюминаторов несколько смущало. Днище ледохода было абсолютно плоским, но вокруг не было волн, чтобы плескаться в них этакому корыту.

— Хотел бы я, чтобы Та-ходинг оценил возможности ледохода выше, чем пятьдесят процентов, — пробормотал он.

Защитные очки у Септембера были подняты и не ограничивали его поле зрения.

— Черт возьми, дружище, его шансы, во всяком случае, лучше тех, что нам уготовила судьба.

Этан посмотрел на восток. Молнии освещали облака, черные, как угольная пыль.

— Когда рифс будет здесь?

Гуннар Рыжебородый посмотрел на него сверху вниз, затем обернулся лицом к надвигающемуся ветру.

— Скоро, но не так скоро, как мог бы. Плохой шторм, очень плохой, но мне кажется, что он движется слегка на северо-запад, вместо того чтобы идти строго на запад. Судьба одарила нас несколькими лишними драгоценными часами более или менее сносной погоды. Если он и дальше будет забирать в сторону, то, возможно, он минует нас вовсе. Да, это будет удача, полная иронии!

— Но он может и не пройти мимо, — вставила Эльфа, — и кроме тот, нам все равно надо пересечь Изогнутый Океан. Сейчас не время для нерешительности.

— Я полон решимости, любовь моя. Просто Этана интересовали мои размышления.

— Он подходит! — заорал Септембер, слегка наклоняясь и указывая вперед. — Клянусь, Та-ходинг даже свою одежду пустил в дело, чтобы выжать лишние десять километров в час из западного ветра.

Этану пришлось поднять свои защитные очки, чтобы лучше видеть. Холод обжег открытую кожу, иголками впился в щеки. Ледоход, казалось, прибавлял скорость с каждым метром льда, оставляемым позади. Веера ледяных осколков вырывались из под каждого дюраллоевого лезвия, взрезающего ровную поверхность. Когда он был уже в полукилометре от гребня, Этан оценил его скорость между ста пятьюдесятью и ста семьюдесятью километрами в час. Туго натянутые паруса так и рвались с матч. Все судно, казалось, рвалось вперед, борясь за каждую возможность увеличить скорость хотя бы на метр. Теперь оно приблизилось настолько, что Этан мог различить Та-ходинга и его рулевого. Они оба налегали на большое деревянное колесо, изо всех сил стараясь удержать летящий «Сландескри» на заданном курсе…

Капитан, должно быть, выкрикнул команду, потому что прямо на их глазах рангоут внезапно повернулся. Круто развернувшись на обоих левых лезвиях, отчаянно пытаясь сохранить равновесие, огромный корабль резко повернул на юг. Маневр стоил ему небольшой потери скорости.

Древний инстинкт подсказал Этану быть начеку. Если ледоход взойдет на пандус под неправильным углом, он может соскользнуть с нет в любом направлении, не исключая и прямого попадания в них. Гуннар и Эльфа, казалось, тоже искали укрытия. Только Септембер оставался неподвижным. В своем серебряном защитном костюме, он был похож на скульптуру, неизвестно как занесенную в эти просторы.

На борту «Сландескри» те матросы, которые не были заняты в управлении парусами, прятались кто где и стучали зубами. Та-ходинг и рулевой прилипли к штурвалу. Движимый всей силой западного ветра, ледоход достиг основания ледяной аппарели и взлетел по ней вверх. В этот момент он был похож на весьма экстравагантную версию Летучего Голландца, взлетающего в небо против ветра.

Поднимаясь, он значительно сбавил в скорости. До верхушки оставалось тридцать, двадцать, десять метров… Этан поймал себя на желании подтолкнуть его, но его помощь не понадобилась.

Все еще двигаясь со стокилометровой скоростью, «Сландескри» оторвался от верхнею края гребня. На мгновение показалось, что он завис в воздухе, замороженный каким-то космическим художником. Затем он начал опускаться, медленно описывая грациозную кривую.

Гуннар и Эльфа поднялись, в то время как на южном склоне воины и люди-ученые, затаив дыхание наблюдали, как ледоход парил, снижаясь по направлению к ним. На короткое мгновение корабль превратился из ледового в воздушный, — образ давно забытой легенды. Красота этих нескольких секунд произвела сильнейшее впечатление на всех очевидцев. Никто не смог бы этого забыть.

Красота сменилась сокрушительной реальностью, когда огромный корабль с размаху врезался в ледяную поверхность.

Этан содрогнулся от этого удара, как и большинство из наблюдавших. Ледоход подскочил, ударился снова и, развернувшись, поехал вбок. Корпус выдержал. Перекрывая звук ветра, раздался резкий треск и несколько перекладин толщиной с мужскую ногу сломалось и перелетело через носовую часть, таща за собой свои паруса. Потеря пришлась кстати и замедлила движение корабля.

Гуннар и Эльфа уже спускались вниз кратчайшим путем, похожие на пару лыжников-спортсменов. Люди следовали за ними не так быстро, сползая и скользя в своих ботинках.

Воины, ждавшие на льду, уже карабкались по боковому трапу на борт «Сландескри», чтобы помочь ошеломленным матросам, многие из которых порядком пострадали от удара корабля о поверхность. Когда Этан вступил на палубу, воины Гуннара уже работали над наведением порядка в царившем там хаосе.

Оборванные снасти и рваные паруса захламляли палубу, поломанные перекладины беспомощно свисали с бушприта, являя собой удручающее зрелище. Но ледоход мог идти и без них. Все три основные мачты удалось сохранить благодаря добавочным креплениям, установленным Та-ходингом, но все же одна из них угрожающе покосилась.

Капитан приветствовал всех с сияющими глазами. Он прижимал к своему носу грубую ткань. Она вся была заляпана красными пятнами, но он, казалось, этого не замечал. Не замечал он и новоприобретенной хромоты.

— Так вот, значит, как чувствуешь себя на ваших небесных кораблях, друг Этан! Славное приключение, правда болезненное. Корабль, — он гордо огляделся вокруг, — перенес его лучше, чем команда.

Септембер одобрительно кивнул:

— Да, он похоже отлично выдержал удар.

Пятна крови виднелись на стенах кают и на палубе. Двоим матросам, похоже, требовался длительный отдых и лечение, но большинство отделалось лишь синяками и ушибами.

21
{"b":"9075","o":1}