ЛитМир - Электронная Библиотека

Третий помощник Килпит подбежал к ним. Его левая рука висела безжизненно, ко он проворно отдал честь правой.

— Правое носовое лезвие почти сломано, но в распорке. Левое, кажется, в порядке, и кормовые с рулевым также. Как вы и предполагали, капитан, основной удар пришелся на переднюю часть судна.

— А в каком состоянии распорка?

— Хорошо отремонтировать ее можно только на верфи, но, — он запнулся, — я думаю, что если мы возьмем достаточной длины канат, то сможем закрепить ее временно. Но я бы не советовал резко маневрировать вправо.

— Мы не будем, — заверил его Та-ходинг. — Соберите ремонтную команду и принимайтесь за работу, — он оглянулся назад на гребень и на приближающийся шторм. — Нам нужно отправляться в путь как можно скорее. Распорка выдержит. Мы же не к битве готовимся. Здесь и сражаться-то не с кем, кроме наших ран да погоды. Когда мы уйдем на юг на достаточное расстояние, мы будем вспоминать и обсуждать это происшествие, но не сейчас.

Матрос салютовал еще раз и соскочил на основную палубу, где быстро собрал рабочую команду.

— Когда я в последний раз смотрел на рифс, я подумал, что он повернул куда-то на север, — сказал Гуннар.

— Я тоже заметил. Он мог так же быстро повернуть на юг, — взгляд и мысли Та-ходинга были сосредоточены на поврежденной фок-мачте.

Все, включая группу Хванг, принялись энергично помогать ремонтировать корабль. Ученые ничего не понимали в морском деле, но лишние рабочие руки принимались с радостью, даже если они были лишены меха. Корабль был снова готов тронуться в путь гораздо раньше, чем кто-либо смел надеяться.

Но они не смогли полностью избежать рифса. Его южный край задел их, когда ледяная гряда уже давно исчезла за горизонтом сзади. Каким-то образом поврежденное правое носовое лезвие выдержало напор, обернутое таким количеством пика-пиновой веревки, которого, наверное, хватило бы для оснастки еще одного корабля. Перевязанные и хромающие, они использовали порывы рифса, чтобы увеличить свою скорость, и бежали на юг.

Рассказы о перелете через ледяную гряду не затихали. Сила порывов рифса была преувеличена ветреностью приободрившихся матросов, которые управляли «Сландескри» во время пересечения Изогнутого Океана. Высота, которой они достигли, и расстояние, которое они пролетели, возрастали с каждым пересказом. Несколько чудесных секунд они летели совсем как небесные люди и управляли кораблем абсолютно самостоятельно. Этан слышал эти рассказы, полные энтузиазма, и улыбался. Если их союз будет и дальше крепнуть и развиваться, то очень скоро транам представится возможность самим летать на скиммерах. Со временем они станут путешествовать из своею мира в другие на тяжелых КК-скоростных космических кораблях. Будет ли это означать конец их воодушевлению? Технический прогресс пресыщает людей, подумал он.

В конце концов они ушли от рифса, но не от энтузиазма команды, с которым она вновь и вновь воспроизводила подробности чудесного полета. Воины, пересекшие гребень своим ходом, чувствовали себя обделенными, и случилось даже несколько потасовок, но никто не обратил на это внимания. Транам был присущ воинственный дух. Споры об исходе различных поединков помогали им провести время.

Дни превращались в недели. Перемена в климате оказалась непредвиденной, хотя задолго до этого все рассуждали о такой возможности. По мере продвижения на юг от экватора становилось не холоднее, а, наоборот, теплее. Стометровые утесы и скалы континента были все еще вне видимости, когда траны начали освобождаться от своей одежды.

Наружные меха были сняты первыми, затем последовали хессаваровые панцири, за ними куртки из грубой пика-пиновой ткани и нижнее белье. Вскоре «Сландескри» шел укомплектованный командой обнаженных транов, абсолютно голых, если не считать их короткого, серого или коричневого меха. Температура продолжала подниматься, и скоро Этан стал гадать, сколько времени пройдет, прежде чем он сам и его товарищи присоединятся к транам. Естественно, климат стал слишком жарким лишь для транов, столбик термометра все еще оставался ниже нуля. Надевать шорты было рановато. Но чем дальше они забирались на юг, тем неуклоннее температура ползла к нулевой отметке.

Теперь траны не просто чувствовали себя неуютно, они очевидно страдали. Ходили слухи о том, чтобы подстричь мех так коротко, как это только возможно. Необходимость этого шага диктовалась постоянно возрастающей температурой. Спешное голосование показало, что никто еще не был так плох, чтобы вынести унижение быть бритым.

Люди сочувствовали как могли, но про себя были очень довольны. Теперь стало можно ходить внутри корабля в длинной легкой одежде и находиться на палубе без капюшонов.

Когда-то раньше Этан, Миликен и Септембер уже сталкивались здесь с подобными температурами. На земле Золотых Сайя обособленно жила группа доледниковых транов, чьи тела так и не смогли приспособиться к наступившей холодной погоде. Они обжили территорию, согреваемую постоянными горячими источниками. Возможно, сейчас они приближались к подобному региону. Обширный вулканизм был наиболее вероятным объяснением странного климатологического сдвига, который Хванг и ее коллеги ассоциировали с этой областью.

Пять дней спустя они заметили нечто, не виданное на Тран-ки-ки в течение четырех тысячелетий.

Вахтенная, которая заметила феномен, с квадратными глазами скатилась вниз по снастям, беззвучно указала на носовую часть и скрылась под палубой прежде, чем кто-нибудь смог расспросить ее, что же она все-таки увидела. Третий помощник, Килпит, хотел сделать женщине выговор за столь невразумительный рапорт, но не смог ее найти. К тому времени феномен стал виден тем, кто находился на палубе, и многие из них испытали желание последовать за вахтенной, в том числе и Килпит. Но, как члену команды, ему было не позволено выражать индивидуальные эмоции. Стуча зубами, он доложил обстановку капитану.

Не все отреагировали на открытие панически. Некоторые приняли вызывающе-независимый вид, другим было просто любопытно. Призвав Миликена Вильямса для убедительности, Та-ходингу удалось успокоить народ, объяснив, что произошло. Все разошлись по своим местам, нервно бормоча себе под нос, так, словно вдруг увидели оживший ночной кошмар из далекого детства.

Открытый океан. Ну, это не совсем точно сказано, хотя именно так это выглядело для неискушенных транов. Пласт воды, жидкой воды, какая встречалась на Тран-ки-ки в свободной форме только в домах и на камбузе, где рядом был огонь, покрывала поверхность льда. И хотя слой воды был не более сантиметра, этого было вполне достаточно, чтобы потрясти коллективное сознание транов. Этан проверил один из своих костюмных датчиков. Окружающая температура была всего лишь чуть-чуть выше нуля.

Из-под лезвий ледохода вылетали теперь водяные брызги вместо ледяных осколков. Посреди этого жидкого пласта «Сландескри» стал вдруг похожим на гидрофойл дальнего следования.

Моряки стали понемногу приходить в себя, когда убедились, что корабль не собирается погружаться внутрь мира. Вильямс и люди Хванг выбивались из сил, чтобы уверить своих транских спутников, что лед толщиной в несколько сот метров не может просто так исчезнуть под ними.

Лучше бы не исчезал, Этан был в этом уверен. «Сландескри» был кораблем, но он не мог плавать. Его швы были засмолены от ветра, но они не были водонепроницаемыми. Если бы он очутился в глубокой воде, просмолка не продержалась бы более нескольких секунд. А затем изящное судно, столь крепкое и устойчивое на льду, пошло бы ко дну как камень. Этан не знал, был ли вообще в транском языке глагол «плавать».

Они продолжали идти на юг. Все тревожно высматривали признаки вулканизма. На южном горизонте висели тяжелые облака, но ни конусообразных возвышений, ни курящихся дымков не было видно. Расчеты Бланчарда показали, что море лежало приблизительно в пятистах метрах под лезвиями ледохода, так что возможность подповерхностного нагревания была отброшена. В любом случае, океанические вулканы стали бы растапливать лед изнутри, а не снаружи.

22
{"b":"9075","o":1}