ЛитМир - Электронная Библиотека

Септембер осматривал конференц-зал.

— Вы правы в одном. Кто-то вложил сюда много денег. Подозреваю, они хотят получит их обратно, продавая самое необходимое для развития новой цивилизации благодарным спасшимся?

— Не знаю. Я сам не особенно интересуюсь коммерцией, хотя, чтобы разговаривать на равных со своими союзниками, мне пришлось кое-что узнать о мире денег, да. Ваше предположение верно, но вы могли бы не останавливаться на нем. Не только траны будут зависеть от благосклонности моих союзников. Когда уровень моря начнет повышаться, расположенные в низинах гавани, такие, как «Медная Обезьяна», будут затоплены. Большая часть острова Арзудун также станет непригодной для жизни. Содружеству понадобится новое место для своего аванпоста, не говоря уже о беженцах. А над водой останется вовсе малая часть Арзудуна.

У нас Содружество найдет не только благоприятные условия для человеческого обитания, но также и новый центр транской цивилизации. Вопросы о том, как все это произошло, отойдут на второй план перед необходимостью со всевозможной быстротой организовать новую базу.

— Чтобы помочь беженцам, — проворчал Этан.

— Именно. В любом поединке между необходимостью и моралью последняя никогда не побеждает.

— Все равно так поступать нельзя, — продолжал спорить Этан.

— А как теперь можно поступать? — все удивленно повернулись к Маузокке, второму помощнику капитана «Сландескри». — Все изменилось с тех пор, как люди появились у нас.

— К лучшему, — напомнила ему Эльфа, — потому что мы знаем, что Этан, Сква и Миликен — наши лучшие друзья, и они доказали это не словами, а делами.

— Они изменяют нас. Люди с неба изменяют нас. Почему одни лучше, чем другие? Никто из них не тран!

— Почему бы вам не поговорить о моем предложении? — с улыбкой заметил Бамапутра. — Возвращайтесь в привычную обстановку вашего прекрасного ледового корабля. Обсудите все между собой. Мне очень хотелось бы, чтобы мы пришли к соглашению, хотя в любом случае, как бы вы ни решили, для исхода дела это не будет иметь никакого значения.

— А если мы не станем сотрудничать с вами?

— Вы, люди, замечательно обходитесь без дипломатии, — к Бамапутре вернулся его добродушный юмор. — Мы все обсудим, если вы захотите. Не тревожьте себя подобными мыслями. Мы здесь не варвары.

— Нет, — гордо отозвался Корфу, — мы здесь не варвары.

— Я не люблю ультиматумов. Но имейте в виду, что никакие силы не остановят наш проект. В него слишком много вложено. Можете участвовать в нем или нет, как угодно. Идите и поговорите между собой. Если у вас появятся вопросы, Корфу позаботится, чтобы мне их передали.

Между тем мне нужно обсудить ваше неожиданное появление, — он уставился прямо на Этана. — Левин Антал заводской мастер. Это его обязанность.

— Какие-нибудь предварительные соображения об этом деле? — небрежно спросил Септембер.

Их изящно сложенный захватчик непринужденно повернул голову и взглянул на великана:

— Когда они появятся, господин Септембер, я уверяю вас, что и вы, и ваши компаньоны будут немедленно поставлены в известность.

Глава 10

Гуннар слишком нервничал, чтобы усидеть на месте. Он мерил шагами столовую «Сландескри», теребя свой мех и клацая клыками.

О побеге не могло быть и речи. Якоря ледохода были закручены вокруг тяжелых столбов, а Корфу держал охрану на палубе. По возвращении с завода они объяснили команде создавшееся положение. Матросы и солдаты устроили совещание на палубе и то время, как Хванг и ее спутники тревожно обсуждали свой собственный выбор в каюте, оставленной для них.

Разумеется, присутствовали Эльфа, как и Сква с Этаном. Та-ходинг, Сваксус даль-Джаггер и помощники капитана держались рядом.

— Я не понимаю, почему вам так не нравится предложение, которое нам сделали, — второй помощник капитана Маузокка прислонился к стене и скрестил на груди руки.

— Нельзя позволять кому-то переворачивать вашу собственную планету вверх тормашками, — попытался объяснить Этан.

— А почему бы нет? — помощник бросил на него короткий взгляд, а потом оглядел каюту. — Не знаю, как остальные, но мне нравится идея о том, чтобы всегда было тепло. Только потому, что у нас постоянный холод, совсем не значит, что он должен нравиться. Северный зимний ветер никогда не приводил меня в восторг. Если наши организмы приспособятся к более теплым температурам, почему мы не должны приветствовать их наступление?

— Кроме том, мы еще смогли бы, — вставил третий помощник, — получить привилегии перед всеми транами, как говорит этот человек. Все из Уоннома могли бы переехать сюда с нашим кораблем во главе.

— Это значит начать сначала, ничего не имея, — возразила Эльфа. — Ты покинул бы дом своих предков ради одного обещания?

— Если правда то, что творит этот человек, нам придется и так сделать однажды. Станем похожи на Золотую Сайю, — Килпит взглянул на Этана. — Так ли это?

Этан кивнул:

— Но пройдет десять тысяч лет или больше прежде, чем начнутся естественные изменения.

— Почему бы не начать сейчас? Этот человек говорит, что его люди помогут нам. Нам дадут легкое оружие и небесные корабли в собственное пользование.

— За хорошую цену, — огрызнулся Гуннар, — а о цене-то мы ничего не знаем.

Килпит глянул на Маузокку, ища поддержки, потом пожал плечами:

— За все приходится платить. Мы можем заплатить сейчас людям или позже.

— А что же с вашим союзом? — спросил его Септембер. — Что случилось с идеей сотрудничества всего Трана и общей работой для общего блага?

— Все мы объединимся, когда потеплеет мир и умрут льды. Просто у некоторых из нас есть шанс объединиться раньше, чем у кого-нибудь другого.

— Такие мысли противоречат самой идее объединения. Или мы работаем вместе, как равные, или совсем не можем работать вместе, — настаивал Гуннар.

— Слишком много решений для одного дня, — проворчал Та-ходинг. — Слишком много. Конечно, мы не можем принять это спорное предложение. Оно немыслимо.

— Немыслимо для тебя, может быть, — прорычал Килпит. — Что ты будешь делать, когда растают моря и у тебя не останется корабля?

— Я научусь управлять одним из небесных кораблей. Или чему-нибудь еще. Чего я не буду делать, так это продавать свою жизнь и планету, где я родился, только потому, что какое-то плешивое тощее чучело, черт знает откуда взявшееся, утверждает, что, дескать, это для меня лучше. — Он свирепо уставился на своего третьего помощника. — Вот что, по-моему, забываете вы с Маузоккой. Мы, траны, всегда сами принимаем решения. Не всегда, может быть, лучшие по последствиям, но, по крайней мере, это наши решения. Мне не нравится, когда моим будущим и будущим моих детей распоряжается чужак, даже если у него самые лучшие намерения.

— Я не думаю, что у него в действительности такие хорошие намерения, — сказал со свирепой улыбкой Септембер. — Никогда нельзя сказать ничего определенного об этих типах, занимающихся чистыми исследованиями. Они живут в своих замкнутых мирках. Пока они могут доказывать свои теории или что-то в этом роде, они счастливы. А остальная вселенная может провалиться в тартарары, это их не кажется. Бамапутра уверенно спорит, но он не внушает доверия.

— В таком случае, все ясно, — твердо сказал Гуннар. — Мы откажемся от его предложения.

— Но не сразу, — предостерег его Этан. — Нам придется притвориться, будто мы колеблемся, чтобы выиграть время, пока мы не сможем придумать, как отсюда выбраться и предупредить власти. Если это такая полезная затея и пользу от нее получат в первую очередь траны, пусть ксенологи Содружества обсудят его выгоды, а не мы.

— Это не имеет значения, — Килпит внезапно встал и направился к двери. — Вы сделали свой выбор. Мы сделали свой.

— Мы? — Шерсть Гуннара встала дыбом.

Та-ходинг поднялся, его глаза сузились:

— Килпит, ты был хорошим и верным помощником, но теперь ты заходишь слишком далеко. Ты забываешься.

32
{"b":"9075","o":1}