ЛитМир - Электронная Библиотека

— Мы должны попытаться вернуть себе корабль.

Гуннар кивнул, это было обычное движение головы вниз и набок, которое так же хорошо было известно Этану, как и любой человеческий жест.

— Хорошо было бы сразиться.

— Даже если мы потерпим неудачу, — прошептал Монславик, первый помощник Та-ходинга, — лучше погибнуть в сражении, чем сгнить в каменной клетке.

Септембер похлопал трана по меховому плечу.

— Мы не собираемся потерпеть неудачу. Особенно теперь, когда столько успели сделать.

Они шли за великаном, который пытался вызвать в памяти путь, по которому их вели в сооружение. Ничем нельзя было заглушить стук шивов по металлу, и было похоже, что его издавала армия насекомых размером с собаку. Одинокий техник, работающий в ночную смену, оставил свои циферблаты и измерительные приборы, чтобы узнать, что производило столь странный шум. И он узнал. Его глаза полезли на лоб, когда он увидел, как полдюжины матросов «Сландескри» бросились на него. Они перерезали бы ему горло, если б не вмешались люди. Этан обратил внимание на то, что несчастный не отвечал ни за комплекс, ни за его raison d'etre. Потребовалась вся сила убеждения, чтобы отговорить транов, которым не терпелось кого-нибудь убить. В конце концов они отстали от техника, лишь немного помяв ему бока.

Чила Хванг со своими спутниками снизошли до обыска его карманов, поступив, как многие ученые, которые выбирают из хлама все, что может пригодиться впоследствии.

Никто не охранял вход в сооружение. Это было бы напрасной тратой рабочей силы. Люди редко его покидали, а транам это было запрещено. Тем не менее Бланчард и Мовар потеряли несколько драгоценных, как считали Этан и Септембер, минут, проверяя, не наткнутся ли они на охрану. Траны беспорядочно толпились позади людей, предвкушая прохладный запах свободы, лежащей по другую сторону массивной преграды.

Геофизик, Хванг и Земкин несколько минут работали с дверным механизмом. Потом все они отступили назад. Бланчард соединил контакты, заработал мотор, и дверь отодвинулась вверх и назад. Все затаили дыхание, но позади не завизжали сирены, звук тревоги не нарушил ночную тишину. На лишенном растительности горном склоне лишь привычно завывал ветер.

Транов нельзя было удержать. Матросы и воины выскочили наружу и столпились на пустой, плоской площадке, вырубленной в граните. Они с жадностью вдыхали свежий воздух и выделывали пируэты на льду в радостном возбуждении.

Справа от них лежал путь, ведущий к спящему Ингьяпину. Многочисленные луны Тран-ки-ки освещали горы, между скалами змеилась темная лента тропинки. Несколько огней горело в будущей столице Тран-ки-ки.

Этан пошел вниз, когда Бланчард захлопнул дверь позади них. Когтистая лапа задержала Этана, и он обернулся, чтобы увидеть горящие кошачьи глаза Гуннара Рыжебородого, уставленные на него. Рыцарь улыбнулся с удовлетворением.

— Есть дорога покороче, мой друг. — Он обернулся, показав ему широкую спину. — Залезай. Обхвати меня ногами.

— Я не…

— Не спорь. В том месте мы положились на вашу мудрость. А в этом мире вы должны слушать нас. Смотри.

Он махнул рукой, и Этан увидел, что Хванг и другие ученые карабкаются на спины сильных матросов.

Когда дверь закрылась, из-под нее выкатился Бланчард. Он поднялся, тяжело дыша, защитные очки его костюма немного затуманились. В его тоне было торжество:

— Ничего подобного не вытворял с тех пор, как окончил университет. Похоже на комплексную игру. — Он обернулся, чтобы посмотреть на дверной проем, который снова слился с горой. — Камера все еще морочит им голову, показывая одни и те же тридцать секунд.

— Будем надеяться, что она будет продолжать в том же духе.

Этан влез на спину Гуннара и ухватился за ремни, державшие вместе две части накидки из шкур хессавара. Он скрестил ноги вокруг талии рыцаря.

— А что теперь?

— Вот что.

Гуннар подошел к самому краю того, что Этану казалось крутим обрывом. При ближайшем рассмотрении оказалось, что склон был не совсем вертикальным, Этан всегда побаивался высоты. Вероятно, сюда качали воду, чтобы получилась гладкая лента льда, спускающаяся вниз. В лунном свете она мерцала, как замерзший водопад.

Этан хотел сказать:

— Вы не можете…

Но Гуннар бросился в пустоту.

Они падали. Ветер ревел вокруг защитных масок. Рыцарь расправил руки, раскрывая перепончатый дан на максимальную величину — не для того, чтобы поймать ветер на этот раз, а чтобы затормозить падение. Этан не почувствовал, что они хотя бы немного замедлили скорость. Его пальцы еще крепче вцепились в ремни хессавара, а сердце готово было выпрыгнуть.

Именно таким способом местные траны, Корфу и ему подобные, возвращались в Ингьяпин. Им незачем было понапрасну терять время и медленно тащиться по склонам. Это было все равно, что прыгнуть на лыжах с трамплина, только внизу не ждала подготовленная площадка. Лишь цельная скала и слишком маленький участок, чтобы остановиться.

Приоткрыв глаза, он увидел остальных транов, скользящих по заледеневшей струе. Некоторые из них несли его товарищей-людей. Один рослый матрос нес на спине Септембера. Когда Этан посмотрел на него, Сква заметил его взгляд и упоенно взмахнул рукой. По-видимому, его друг от души наслаждался их самоубийственным спуском.

Чудесным образом они добрались до самого дна целыми и невредимыми. Дрожа, Этан слез со спины Гуннара и попытался успокоить дыхание и сердцебиение. Он откинул голову назад и уставился на край обрыва, с которого они только что спустились. Он выглядел тоненькой линией на фоне светлого камня и казался невообразимо далеким. Септембер подошел к нему широкими шагами, его глаза сияли, он хлопнул его по спине:

— Было это или не было, дружище?

— Я мог бы обойтись и без таких ощущений.

Этан все еще не мог отдышаться и глотал воздух через мембрану маски. Как бы ему того ни хотелось, он не мог снять капюшон или защитную маску из-за холода.

Если бы их захватчики хотели обезопасить себя на будущее, они забрали бы костюмы исследовательского экипажа и заменили бы их на обычные комбинезоны или что-нибудь в этом роде. Это исключило бы всякую возможность побега лучше, чем самые крепкие замки и самые хитрые мониторы. Антал об этом не побеспокоился. Зачем? Пленники находились в запертом помещении под неустанным видеоконтролем. Как бы им удалось бежать?

После захватывающего скольжения беглецы очутились на скалистом выступе совсем рядом с городом. Пока люди оправлялись после крутого спуска, траны совещались. Гуннар, Эльфа и Та-ходинг присоединились к ним минутой позже.

— Мы думаем, что безопаснее избегать города. Хотя никто не должен находиться там в это время суток, но нельзя быть уверенным, что не наткнешься на дозорных. Гавань окружена ледяными дорогами. Чем дальше мы будем находиться от обитаемых районов, тем лучше. На это понадобится немного больше времени. — Гуннар показал на дорогу нему льдом и скалами, освещенную лунным светом.

За гаванью с опущенными парусами, привязанная к доку, где они пристали, их ждала «Сландескри», как спящая принцесса.

— Мы обойдем вокруг, свернем там — и приблизимся к кораблю через пристань, — сказал Гуннар.

Септембер задумчиво изучал предложенный путь.

— Мы будем слишком открыты на льду. Никакого прикрытия.

— Стражники Корфу соберутся вокруг огня или одной из ваших волшебных грелок со стороны города. У них нет оснований думать, что мы можем быть где-либо, кроме надежной тюрьмы, глубоко в горе. Что же касается предателей на «Сландескри», если их мучают угрызения совести, как это и должно быть, они не будут спать спокойно, но в любом случае они не станут выставлять охрану на судне, и без того находящемся под охраной. Подбираясь к кораблю со стороны пристани, мы избежим взглядов, даже если кто-нибудь проснется.

— Не думаю, что у нас есть другой выбор, — позволил себе сделать замечание Этан. — Кроме тот, чем быстрее мы движемся, тем больше у нас шансов. Скорость уже сослужила нам хорошую службу.

38
{"b":"9075","o":1}