ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Укрощение строптивой
Здоровое питание в большом городе
Sapiens. Краткая история человечества
Скандал с Модильяни
Феномен «Инстаграма» 2.0. Все новые фишки
Костяная ведьма
Министерство наивысшего счастья
Знаки ночи
Совет двенадцати

Только спустя какое-то время Антал осознал слова своего начальника. Посмотреть насосы и реакторы вовсе не значило останавливать эти системы.

Воинство Ингьяпина смогло оказать разрозненное и непродолжительное сопротивление. Что могли мечи и копья против лазеров и энергетических ружей! Несмотря на протесты Гуннара и Эльфы, Колетта отдала приказ не стрелять. Ведь, как объяснила ей Хванг, жители Ингьяпина оказались жертвами обмана со стороны пришельцев-людей. Как только станет возможным разъяснить им всю правду, они станут полезными членами расширяющего транского союза.

Когда последние солдаты побросали оружие и убежали, команда скиммера стала обсуждать, что делать дальше. Ириоль рассмотрел вход в подземное сооружение через подзорную трубу и сказал:

— Ворота выглядят очень крепкими. Не уверен, что мы сможем преодолеть их.

— И не нужно, — высказался Септембер. — Они знают, что в их интересах лучше сдаться подобру-поздорову. Куда им деваться? Угроза штурма и взятия — одного этого достаточно, чтобы внушить им мысль — по крайней мере, рядовым обитателям — выйти оттуда с поднятыми руками. Скиммер может вскарабкаться вверх?

Конструкция скиммера не позволяла этого делать. Однако, подумал Ириоль, если двигаться медленно, то они смогут выбраться на площадку перед воротами. Он вопросительно взглянул на Колетту, ожидая указаний.

— Надо попытаться, — решила она. Этан обнял ее за плечи. Никому теперь это не показалось странным.

— Всем сесть и прикрепиться ремнями, — скомандовал Ириоль. — Пойдем по крутому склону, я не хотел бы, чтобы кто-нибудь выпал.

Когда опасный подъем был закончен и они оказались на ровной площадке перед закрытыми воротами, Грурвельк Сисфар захотелось вернуться и повторить этот головокружительный подъем.

— Господин Антал?

Мастер повернулся на голос и увидел молодую девушку техника.

— В чем дело? Я занят, не видите?

— Я думаю, вам лучше пройти со мной.

— Не могу, я сейчас делаю сразу десять дел. Вы разве не слышали меня по системе связи? Вы не знаете, что сейчас происходит?

— Да, но я все-таки думаю, что вам лучше пройти со мной. Господин Бамапутра…

Антал убрал руку с прибора и повернулся к ней:

— Что там такое а господином Бамапутрой? — спокойно спросил он.

— Лучше пойдемте поскорее. — Только теперь Антал заметил, как напугана девушка. Она дрожала.

Возле диспетчерского зала собралась масса народу. В этом помещении находился главный пульт управления реактором. Со всех четырех сторон он был огорожен стенами из бронированного стекла — стандартной защитой для жизненно важного объекта, сердца установки. В зале не было никого, кроме Бамапутры. Он заперся изнутри.

Рядом с прозрачной дверью имелось единственное переговорное устройство.

— Шива, что ты там делаешь?

Шеф обернулся и с улыбкой произнес:

— Стараюсь осуществить до конца предначертанное нам, скажем так. Ты наверняка помнишь нашу беседу, когда мы творили о значительном ускорении процесса таяния льда на планете?

Техник, которая привела Антала, жестом руки указала на зал. Мастер стал считывать с экрана выходные данные, и на затылке у него зашевелились волосы. Данные поступали на ручные экраны. Этот ряд казался бесконечным.

— Шива, ты перегрузишь систему! Ты уже, наверное, многократно переступил все пределы. Пусти нас, нужно подготовиться к блокировке и остановке системы.

— Если мы так поступим, то не запустим ее снова, — ровным голосом пояснил Бамапутра. — Я не выйду. Я не могу позволить блокировать и останавливать ее в данной стадии. Это повлияет на результат.

— Кажется, ты недооцениваешь способности системы. Она сохранит эти параметры, и работу пяти десятков лет мы завершим за несколько месяцев. Я рассчитываю на то, что ты выторгуешь у них на переговорах это время. А так у тебя все взлетит в воздух!

— Ошибаешься. Спроси у инженеров.

Напряженный взгляд Антала выхватил из толпы женщину — главного техника базы. Он обратился к ней и попросил нарисовать объективную картину.

— Верно, — услышал он ответ. — Взрыва не будет. Произойдет таяние. Не активной зоны вокруг реактора, а всего океана. Произойдет короткий и быстрый выброс тепла, оно очень быстро распространится.

— А сколько тепла?

— Миллионы градусов, — ответила техник, не моргнув глазом.

— А какой, по-вашему, шанс, что этого не произойдет?

Женщина обернулась к мужчине постарше, стоящему рядом с ней. На подбородке и шее у того были ясно видны следы пристрастия к наркотикам.

— Я полагаю, один к десяти.

— Слышал, что сказали? — обратился Антал к Бамапутре. — Твой шанс спастись — один к десяти.

— Это больше, чем дал бы нам суд Содружества.

— А в противном случае, — крикнул мастер, — это означает, что у тебя девяносто процентов против ста, что база превратится в груду шлака.

— Тогда вам всем лучше поторопиться и уйти отсюда, — произнес Бамапутра ледяным тоном.

— Он рехнулся. — Антал отошел от переговорного устройства. — Точно рехнулся. Как вы думаете, что нам делать? — обратился он к инженерам.

Со лба самого старшего из них пот лил градом.

— Думаю, надо мотать отсюда, и как можно скорее, — ответил он.

Мастер поколебался секунду-другую, а потом нажал кнопку тревоги.

Бамапутра спокойно наблюдал со своего директорского кресла, как начался панический исход. Он ничему не удивлялся. Их и винить нельзя. Никто из них, даже Антал, не был ученым. За всю историю человечества у тех, кто делал великие открытия, совершал научные подвиги, не было шансов на успех больше одного из десяти, а большинство начинало путь к открытию с гораздо меньшей вероятностью на успех.

Другого не дано. Все расчеты надо подправить с учетом резко ухудшившегося временного фактора. Он стал наблюдать за блоком выходных данных. Ледяная оболочка скоро начнет быстро таять, очень быстро. При этом количество пара, выбрасываемого в атмосферу, и углекислого газа возрастет в двадцать раз. Система выдержит.

Пусть вначале все уйдут. Он и один продержится, если надо. Несмотря на помехи, он выполнит все, что задумал. Раз у тебя есть цель, то когда-то нужно решиться и использовать предоставленный судьбой шанс. Когда воплощаешь мечту в действительность, всегда существует риск.

Лучше всего полагаться на технику. Она работала бесшумно и без сбоев, надежно выполняя свои функции. Людей он никогда особо не любил. Честно говоря, он и от себя был не в полном восторге.

Лучше рискнуть жизнью ради воплощения совершенной абстракции, чем спасовать, поддавшись временному соблазну существования. Он, может, и погибнет, но его идея будет жить в виде преображенного Тран-ки-ки. Деньги для него никогда не имели значения, а достижение поставленной цели было для него всем.

Скиммер завис над площадкой у входа в гору, а команда телохранителей Колетты стала взбираться на склоны горы. Те, что остались на борту, на всякий случай нацелили оружие на входные ворота.

Этан стал изучать стены укрепления по обоим сторонам ворот.

— Где-то здесь должно быть переговорное устройство — они не могли не поставить его, — чтобы любой тран, который подойдет к воротам, мог связаться с ними.

Пока они искали предполагаемый микрофон с динамиком, замаскированные ворота стали подниматься.

— Всем на скиммер! — скомандовал Ириоль.

Все выполнили приказание. Экипаж скиммера, с оружием наизготовку, замер, ожидая нападения.

Но ничего подобного не случилось. Инженеры и техники, вспомогательный и обслуживающий персонал базы — все эти люди торопливо, спотыкаясь, выходили наружу, держа при этом руки по сторонам или над головой, чтобы было отчетливо видно, что они безоружны. Все были одеты в костюмы автономного жизнеобеспечения. Под взглядами экипажа скиммера люди стали спускаться по тропе к порту.

Похоже, что среди них не было Шивы Бамапутры. Но Антала взгляд Хванг сразу выхватил из толпы. На сей раз в его позе не было ничего угрожающего, не осталось и следа от его былой задиристости.

53
{"b":"9075","o":1}