ЛитМир - Электронная Библиотека

— О черт, — проворчала Колетта.

И она, и Этан отвернулись от города и взглянули на «Сландескри». Корабль выходил из порта со своим контингентом транов, ученых и беженцев-людей. Умело ведомый Та-ходингом, он медленно наращивал скорость. Но не слишком ли медленно?

— Успеют, — тихо сказал себе Этан, и смерил Антала презрительным взглядом. — А вам чего беспокоиться? Вы здесь в безопасности. Скиммер так же устойчив над водой, как и над твердой поверхностью. А тем временем мы могли бы найти один-два диктофона. Почему бы вам не рассказать всю эту историю? Для следствия?

Мастер колебался. Он облизал пересохшие губы.

— Может быть, вы хотите с вашей компанией отправиться пешком? — ласковым голосом спросила Колетта.

— Или вплавь, как это может случится? — вставил Септембер, глядя на Антала твердым взглядом. — Так что поторопитесь. Единственный способ для вас избежать гнева вашего бывшего хозяина — это находиться у нас, под нашей охраной. Расскажите все по доброй воле — и вы, возможно, избежите промывания мозгов.

Антал поднял глаза на Септембера, потом кивнул Этану. Ириоль настроил аппаратуру для записи в свободной каюте.

— За деньги люди сделают что угодно. — Когда Колетта дю Кане произнесла это, подбородок ее оставался неподвижным и высоко поднятым. — Это уж я знаю. У меня отец был такой. Но ему везло. К концу своей жизни он пересмотрел свои взгляды. — Она указала рукой на город, когда со стороны горы прозвучал очередной раскат грома. — Гуннару со своей командой надо бы поспешить. По льду они гоняют как черти, но я сомневаюсь, что хоть один из них умеет плавать.

И в лучших условиях не так просто организовать за несколько минут массовую эвакуацию. К счастью, паническое бегство Антала и его команды помогло Гуннару и Эльфе убедить жителей Ингьяпина, что, по крайней мере, в настоящий момент их спасение состоит в том, чтобы как можно скорее оставить свои дома и бежать по льду. Но зато как только их убедили в этом, они зашевелились, и довольно энергично. В Ингьяпине жили так бедно, что жителям особенно нечего было брать с собой.

Когда несколько наиболее уважаемых семейств ступили на лед, за ними в спешке последовали и остальные. Отцы и матери поддерживали и помогали передвигаться своим малышам. Получилась длинная колонна, двигающаяся к устью залива.

Последним, кто покидал город, был раскаявшийся третий помощник, Килпит.

— Если опасность существует, пусть она падет на мои голову, — заявил он Эльфе. — Мне нет прощения за то, что мы сотворили вместе с Массулом. Могу только сказать в свое оправдание, что нами помыкали два демона — тоска по дому и одиночество.

— Из-за тоски по дому не поднимают бунта, — быстро нашлась она. Они двигались очень торопливо, чтобы успеть на «Сландескри». — Если там остался хотя бы один житель, ты поплатишься своей жизнью. А так мы сможем потом найти способ забыть твое предательство.

— Да, принцесса. — Радость и огромное облегчение отразились на лице помощника.

«Сландескри» и скиммер вывозили население Ингьяпина в море, а со стороны горы продолжали раздаваться раскаты грома.

— Надо найти какой-нибудь остров или заливчик поблизости и разместить их, — предложил Гуннар. — Они там смогли бы спать, общаться, пока не подойдет помощь из Пойолавомаара.

— Мы кое-что подбросим им: легкие домики, еду, лекарство и всякое такое, — обратилась к нему по связи Колетта. — Потом мы смогли бы…

Ее заглушил звук чудовищного взрыва. Это был титанический выброс перегретого пара с той стороны горы, что была обращена к океану. Внутреннее давление подняло огромные и мелкие обломки на высоту в километр. Куски скальной породы величиной со скиммер разлетались в разные стороны, словно морская галька. Та-ходинг стал торопливо выискивать места, куда можно было бы нацепить дополнительные паруса.

За первым извержением последовало второе, которое пробило расселину в скальной гряде на краю континентального шельфа. Сильная гроза и буря стали распространяться с той же быстротой, с какой сформировались. Дождь прекратился.

— Смотрите, — произнес Гуннар, поднявшись на борт скиммера, — планета кровоточит.

Казалось, что половина горы раскалилась докрасна от сверхтемператур. Периодические раскаты грома сменились устойчивым шипением, исходившим из глубины горы.

Они уже отошли весьма далеко от бухты, «Сландескри» шел под полными парусами, набирая скорость, но Та-ходинг несколько сдерживал корабль, чтобы не оторваться от жителей Ингьяпина. Город и бухта скрылись за кормой, но линия скал, ограничивающая континентальное плато, еще виднелась. На их глазах она стала разрушаться. Ждали, что вот-вот произойдет последний взрыв, но его так и не последовало.

Плато разрушилось как бы само по себе, оседая, словно теряющий пышность пирог — от огромного жара, высвободившегося из трех реакторов. Новые волны раскаленного воздуха вырывались из разрушенных недр горы. Пласты льда таяли, как пористый сахар в горячем чае.

Грурвельк Сисфар, любящая похвастаться своей зоркостью, соответствующей имени [sees far — далеко видит (англ.)] закричала:

— Умерший лед начал двигаться!

— Это волны, — уточнил Этан: в транском языке не было слова «волна», но теперь появится.

Громкий треск послышался под полозьями «Сландескри». Под правым передним полозом «Сландескри» появилась трещина, от нее поползли более мелкие, которые становились все шире и шире, и показалась вода, которая была скрыта подо льдами в течение сотен веков.

Крики ужаса раздались среди находящихся на борту жителей Ингьяпина. Впервые на их глазах исчезло твердое покрытие. Это было похуже колебания почвы.

Океаны Тран-ки-ки пытались восстановить свое господство. Но «Сландескри» не провалился в жидкую преисподнюю, перепуганные беглецы не последовали туда. Черная вода и битый лед перестали появляться за кормой. Этан, наблюдавший за обстановкой в одну из подзорных труб скиммера, увидел, что вода стала замерзать. Трещины постепенно стали затягиваться. «Сландескри» наклонился на левый борт, выровнялся и оказался на твердой поверхности.

Выброс энергии из разрушенной установки в горе прекратился. Действительно ли Бамапутра верил, что у него есть один шанс из десяти не допустить перегрузку, или он все время знал, что установка не выдержит таких нагрузок? Теперь они этого никогда не узнают, как они никогда не могли понять этого непреклонного маленького человека, полного великих идей. Теперь все, что его составляло, хаотично перемешалось с массой того мира, который он хотел преобразить. У него было свое видение мира и смысла существования — теперь все это похоронено вместе с ним.

Та-ходинг велел уменьшить скорость, чтобы дать возможность взойти на борт маленьким транам, которые мчались на шивах за кораблем рядом с родителями, подгоняемые ужасом. Теперь они выдохлись. Транские дети заполонили палубу, на которой стало и яблоку негде упасть. С кормы кинули длинный сверхпрочный канат из плетенной пика-пины. Ингьяпинцы похватались за него руками, и дальше он могли полагаться при передвижении по ледяному морю только на приспособленность своих шивов да на цепкость рук. Зрелище вызывало ассоциацию с воздушным змеем, за которым тащится живой хвост.

Сейчас уже ничто не напоминало о недавнем существовании внутри горы комплекса, кроме вызванной человеком лавы, остывавшей вдали.

Вскоре был найден подходящий необитаемый остров, на котором с облегчением и обосновалось население больше не существовавшего Ингьяпина. «Сландескри» возобновил путь домой. Обитателям острова пообещали, что к ним придет помощь, как только корабль доберется до Пойолавомаара.

Т'хосджер Т'хос, ландграф этого чудесного города-государства, с интересом выслушал рассказанную ему историю и немедленно распорядился выслать шесть крупных ледовых кораблей, до предела загруженных товарами и продуктами для бездомных ингьяпинцев. В другое время прежний правитель мог бы послать и солдат, которые разграбили бы то, что у тех осталось. Стало быть, Содружество оправдывало свое существование.

55
{"b":"9075","o":1}