ЛитМир - Электронная Библиотека

Настроение Этана и Сква сразу же изменилось, когда они увидели нового Комиссара-представителя на Тран-ки-ки. Им оказалась приятная женщина около семидесяти пяти лет. На ней был красивый костюм голубого цвета с эмблемами Содружества. В тон ему были два украшения в серебристых волосах. Она совсем не была похожа на бабушку. Ее движения были плавными, а речь спокойной. Ее звали Миллисент Стэнхоуп.

— Садитесь, джентльмены.

— Видите ли, мадам, — начал Септембер, не ожидая вопросов. — Я не могу слишком долго находиться у вас. У меня заказано место на «Спиндиззи», мне не хотелось бы пропустить его отлет. Слишком долго я пребывал в этом мире.

— Я читала ваш доклад, мистер Септембер. Вы заслужили свой отъезд, и у меня нет намерений задерживать вас. — Ее взгляд стал изучать Этана. — А вы, мистер Форчун, как я поняла, остаетесь на более длительный период. Это хорошо. Мне хотелось бы почерпнуть как можно больше из вашего уникального опыта.

— Я рад помочь всем, что в моих силах, — заверил ее Этан, еще раз удостоверившись в правильности утверждений Максима Малайки.

Септембер все еще показывал свое недовольство.

— Если вы читали наши доклады, то зачем тогда эта встреча?

— Пожалуйста, мистер Септембер, наберитесь терпения. Я обещаю, что вы не опоздаете на рейс.

Он откинулся в кресле и стал смотреть на хронометр, подсчитывая, сколько же времени осталось до отлета челнока.

— Дело касается моего предшественника, мистера Джобиуса Трелла, его смерти.

Этан почувствовал себя неуютно.

— Исходя из ваших докладов, он был убит из оружия при попытке установления нелегальной монополии на торговлю с местным населением.

— Да, это так, — подтвердил Этан.

— Ваши описания его смерти не содержат подробностей. Я удивилась, что вы так просто об этом упомянули.

Этан посмотрел на Септембера, который с показным равнодушием уставился в потолок. Наступила тишина.

— Джентльмены, вы понимаете, что у меня есть причины расспросить вас. Я сорок три года проработала на дипломатической службе. Через шесть месяцев я выхожу на пенсию. Мне совершенно не нужно что-либо выдумывать, чтобы выслужиться. Просто я не хочу сюрпризов. Всего лишь. Я обещаю, что все, что вы мне сообщите, останется между нами, но эти знания мне необходимы для правильных контактов с местными жителями.

Несмотря на молчаливый протест Септембера, Этан рассказал обо всем, что привело к смерти предыдущего резидента. Подробно описал его взаимоотношения с ландграфом Арзудуна и интриги с сумасшедшим ландграфом Пойолавомаара, его нечестные торговые манипуляции. Когда он закончил свой рассказ, Стэнхоуп откинулась в кресле и с благодарностью кивнула.

— Спасибо, мистер Форчун. Я очень ценю вашу откровенность. Это слово редко употребляется на дипломатической службе.

— Вы говорите, шесть месяцев? — Этан решил сменить тему. — Я удивлен, что они послали сюда человека перед выходом на пенсию.

Она засмеялась.

— О да, я сама выбрала этот пост.

Это заставило Септембера неподдельно изумиться:

— Вы напросились сюда сами?

— Да. Этот аванпост, даже еще и не колония и находится на низшей ступени классификации. Здесь ничего со мной не случится. Раз в месяц корабль на КК-двигателе, курсирующим между Сантос-5 и Дракс-4, здесь останавливается. И все. Для дипломата Тран-ки-ки самое скучное и постылое место, именно поэтому я захотела прилететь сюда, — объяснила она с милой улыбкой. — Шесть месяцев, джентльмены. У меня осталось шесть месяцев. И я хочу провести их так спокойно и уютно, как мне ни разу в жизни не удавалось. Я прибыла сюда, чтобы на полгода обо мне все забили. Потом я смогу вернуться на Праксителес, в лабораторию, и работать по квантовой теме.

— А что вы хотите делать с транами? — спросил Этан.

— Мне кажется, что они сообразительные и достаточно милыми.

Септембер мрачно пробормотал:

— Кроме тот, что сообразительные, они еще и живодеры на коньках.

— Может быть. Но нельзя не заметить, что они успешно развиваются самостоятельно и благодаря вашей филантропической помощи, поэтому я не собираюсь абсолютно ничего предпринимать. Я не буду стоять ни на их пути, ни на чьем-то другом пути. Если будет необходимость моего вмешательства, то я буду обращаться к таким опытным колонистам, как вы, мистер Форчун. В благодарность за ваши сонеты я буду стараться не мешать вам.

Я также знаю, мистер Форчун, что вы находитесь здесь для организации филиала и представительства торгового дома «Малайка». Я буду давать вам все необходимые преимущества в вашей деятельности. В ответ на это я ожидаю, что вы и подобные вам будут моими глазами и ушами во внешнем мире.

Что касается меня, то самым большим достижением было бы вообще не выходить за пределы этого офиса. Надеюсь, что о себе я достаточно ясно все рассказала.

Этан ответил:

— Отлично, миссис Стэнхоуп.

Она взглянула на Септембера.

— Я надеюсь, что вы не будете рассказывать о неприятностях, связанных с мистером Треллом, хотя бы шесть месяцев.

Септембер состроил обиженную мину.

— Мадам, надеюсь, что вы не считаете меня чиновником-выскочкой? Тем более что сам я исчезну в джунглях чужого мира на год или два.

— Тогда мы все заключим договор на будущее. Хорошо. — Она поднялась. — Мистер Форчун, я думаю, что у вас много работы. Мистер Септембер, вам, наверное, нужно время для последних приготовлений перед Отлетом.

Септембер поднялся и пожал ей руку.

— Приятно знать, что будущее Тран-ки-ки находится в таких понимающих руках. Хотя бы полгода.

— А вы галантны, — она вновь села за стол. — Теперь вы меня простите. У меня накопилось много вопросов, и я должна попытаться их разрешить.

У Септембера было задумчивое выражение, когда они спускались на лифте на первый этаж.

— Интересная дама. Хотел бы я встретиться с ней лет двадцать назад.

— Несколько суховата, — сказал Этан.

— Не спеши со своим мнением, приятель. Ты никогда не знаешь, что могут вытворять женщины с такими глазами.

Двери лифта открылись. Когда они выходили из него, то чуть не сбили с ног Миликена Вильямса.

Подобно Этану и Сква, школьный учитель оказался в ненужном месте в ненужное время, когда осуществляли похищение богатейшей семьи дю Кане, а затем, как и их, его против воли доставили на эту планету. Он не бывал в депрессии, потому что все время посвящал обучению транов. Этан заметил, что тот был чем-то сильно озабочен. Но ведь это было обычное состояние Вильямса. Он всегда беспокоился о том, что могло случиться плохого в будущем; если же ничего такого не происходило, он сосредоточенно пытался отыскать ошибку в расчетах.

— Я пришел за вами, — его взгляд перебегал с одного на другого. — Можно я вас ненадолго задержу?

Септембер вытаращил глаза:

— Каждый хочет минуту из времени Сква. У меня больше нет ни одной, Миликен.

— Пожалуйста, это очень важно.

— Что еще там? Рассказывайте. — Он осмотрелся и указал на кафетерий административного корпуса. — Я использую это драгоценное время, чтобы перекусить перед посадкой на челнок.

Было послеобеденное время, когда весь зал кафетерия был пустым. Красивые шкуры украшали стены помещения и придавали особый колорит. Автоматический сверкающий бар занимал одну стену зала. За окнами виднелись абстракции ледяных нагромождений. Они заказали закуски, напитки и сели за стол у окна.

— Сква, — серьезно спросил Вильямс, — как вы додумались уезжать с Тран-ки-ки?

Септембер ничего не ответил, он просто смотрел на него.

— Может быть, здесь существует какая-то тайная деятельность, о которой старый Сква ничего не знает? Вначале ты, Этан, а теперь и наш ученный и мудрый друг пытается остановить меня.

— Ученость и мудрость оставим. Я вас спросил об отъезде, потому что знаю, как хорошо вы относитесь к транам и не оставите друзей в беде.

— О чем идет речь, Миликен? — спросил Этан.

— Существует проблема. Огромная проблема.

7
{"b":"9075","o":1}