ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Четыре касты. 2.0
Теория заговора. Правда о рекламе и услугах
Последние Девушки
Мой неверный однолюб
Без компромиссов
Мод. Откровенная история одной семьи
О чём не говорят мужчины, или Что мужчины хотят от отношений на самом деле
Позиция сверху: быть мужчиной
В логове львов
A
A

– Песчаник, – коротко произнес Хомат, пробираясь вокруг стойки и останавливаясь за спиной Этьена.

– Он ядовит? Это паразит?

– Нет. Всасыватель.

– Что же он всасывает? Кровь?

– Он всасывает вас.

Этьен с интересом наблюдал, как май при помощи шеста попытался открыть широкий круглый рот существа. Зубы у песчаника были маленькими и загнутыми внутрь. Челюсти наконец разжались, и Хомат постарался раскрыть рот существа еще сильнее. Они смотрели, как беспомощный песчаник стал наполняться речной водой, пока не увеличился почти в четыре раза. Тусклая зеленая мембрана могла, очевидно, расширяться, чтобы удерживать добычу большую, чем само существо, и Этьену стал очевиден мрачный смысл слов

Хомата.

Наконец давление воды стало слишком велико для мощных присосок, покрывающих всю полость желудка песчаника. Он расслабился и упал за корму.

Это должным образом подействовало на Этьена.

– Если он вас схватит, будет очень плохо, – объяснил Хомат, хотя это уже было излишним. – Песчаник вас не выпустит, пока не умрет, а убить его очень трудно. Он проглотит вас целиком. – Май повернулся и полез обратно на нижнюю палубу.

Поднимая ногу из воды, Этьен задумался над подвижностью всех частей тела животного, которая позволяла ему так растягиваться. Представил себе, какие представители фауны таятся под поверхностью воды, жадно следуя за кораблем.

Так как объектов для изучения у него не было, почти все время Этьен вел корабль, предоставляя Лире возможность записывать свои впечатления от деревенской жизни и культуры Скатанды. Хотя общины здесь мало отличались от тех, которые окружали станцию, она продолжала по-прежнему заносить в журнал все детали. Даже малейшее изменение в общественной жизни, одежде или способах ловли рыбы интересовало ее.

Они постепенно оставляли позади топкие берега и острова дельты. Им уже реже встречались деревья и псевдопальмы, вокруг было больше водной поверхности и меньше суши. Несведущему наблюдателю могло показаться, что

Редоулы сделали неверный поворот и опять плыли в открытый океан.

Но вода, по которой они плыли, была почти совсем пресной. Они уже вышли в главную часть Скара, такой большой реки, что Амазонка, Нил или другая река Содружества в сравнении с ней показались бы извилистыми ручейками. Находясь в середине реки, казалось, будто вы плывете по морю с пресной водой, так как берегов ни слева по борту, ни справа не было видно.

За невидимыми берегами утесы по краям Гунтали поднимались стеной к испещренному мелкими облаками небу.

Этьен направил корабль вправо, пока не увидел береговую линию. После этого они могли следовать на автопилоте, что позволяло Лире сосредоточить внимание на своих заметках и давало возможность Этьену проводить время у телескопа, расположенною сверху, на мачте наблюдения. Масса деревень ютилась на берегу. За ними в глубине виднелись фермерские хозяйства и небольшие торговые центры. Еще дальше, уже на пределе разрешающей возможности телескопа, Этьен мог разглядеть первые, слегка холмистые склоны – доказательство того, что они действительно поднимаются вверх по речному каньону.

Хотя температура воздуха в течение дня поднималась до пятидесяти шести градусов, влажность слегка уменьшилась. Требовались немалые усилия, чтобы оставаться вне кабины с кондиционером более получаса. Тем не менее Лира проводила много времени снаружи, болтая с владельцами маленьких купеческих лодок, которые приближались к ним, как только корабль делал остановку.

Пока она наговаривала в диктофон свои заметки, Хомат и Ирквит покупали провизию. В основном торговалась с продавцами Ирквит, а Хомат занимался готовкой, освоив электродуховку. Редоулы с большим трудом настояли, чтобы маи использовал ее вместо печки, топящейся дровами, которую он принес с собой на борт.

Экспедиция была уже на расстоянии тысячи километров к северу от станции и устья дельты, и корабль скользил по гладкой поверхности реки

Скар с постоянной скоростью девяносто километров в час. Путешествие было в самом начале.

Повсюду местные жители были дружелюбны и открыты, хотя и более примитивны, чем в городах-государствах, которые окружали великий мировой океан. Но вдоль по реке не всегда царила такая идиллия. Наличие заграждений и иных укреплений говорило о несомненно возникающих конфликтах, кроме того, встречались и такие маи, которые вовсе не восхищались передовой технологией странных пришельцев.

– Дорогая, посмотри сюда. – Этьен не спускал глаз со сканера, отключая автопилот.

– В чем дело? – прозвучал голос Лиры в переговорном устройстве кабины.

– Впереди корабли, масса кораблей. Судя по компьютеру, это рыбачьи лодки.

– И что же? Я занята, Этьен.

– Лира, там их по крайней мере сотня. Это необычно, не так ли?

– Нет, конечно. – Голос в переговорном устройстве замолчал, а когда

Лира вновь заговорила, тон уже был скорее встревоженный, чем раздраженный.

– Ты уверен?

– Я прекрасно умею читать показания, – ответил Этьен саркастически. -

Разве это нормально, чтобы рыболовецкий флот достигал таких размеров?

– Нет, судя по тому, что мы видели ранее, но, может быть, здесь это нормально.

– А почему бы тебе не спросить у Ирквит?

Послышался вздох, когда Лира отложила в сторону свою любимую работу.

– Да, мне, наверное, придется это сделать.

Ирквит сидела на открытой палубе на корме и чистила овощи к обеду.

Они были в основном красного и бордового цвета, но от этого не стали менее вкусными, как знала Лира. Хомат вручную чистил мелкие клубни.

– Ирквит, мой муж говорит, что впереди вверх по реке находится по меньшей мере сотня рыбачьих судов.

Оба мая не выразили особого удивления при этом спокойном заявлении.

Они уже привыкли ко многим устройствам корабля. Сканер они называли

«железный глаз».

Ирквит, правда, проявила некоторое замешательство.

– Это больше, чем я когда-либо слышала о рыбном промысле здесь, на реке. Ниже по Скару, у По-Раби, так много судов никогда не собираются вместе. А де-Этьен уверен, что это просто рыбаки?

– Железный глаз это не может показать. А что еще они могут делать, если не рыбу ловить?

– Может быть, это военный флот? – неуверенно предположил Хомат.

– Неужели они хотят напасть на одну из деревень? Но эти места не кажутся бедными.

– Иногда проще, – сказал Хомат с невинной мудростью, – взять, чем заработать, как бы легка ни была работа.

Лира собралась уже поспорить, но сейчас было не время Заниматься социологическим анализом.

– Скажи это моему мужу, Хомат, – попросила она.

Хомат сделал знак, что понял, и, обойдя корабль, приблизился к прозрачному куполу кабины. Ему был ясно виден Этьен. Конденсат удалялся с прозрачной акриловой поверхности неслышными усилиями специальных воздушных вентиляторов. Май нагнулся над мембраной переговорного устройства:

– Де-Этьен, я боюсь этих лодок, что перед нами, как вы говорите.

– А можно определить, что они собираются делать, взглянув на них?

– Да. Если они забросили сети, то они просто ловят рыбу и не собираются воевать. Такие сети стоят слишком дорого, чтобы ими рисковать в сражении.

Этьен задумался.

– Тогда лучше сказать Лире, чтобы она пришла сюда. Железный глаз не может разглядеть что-либо тонкое, такое как сети. Нам нужно получить визуальное подтверждение.

– Я уже здесь, Этьен, – послышался голос в мембране, и перед ним появились Лира и Ирквит. – Тебе не нужно напоминать мне о моих обязанностях.

– Я и не напоминал тебе о твоих обязанностях, – резко бросил Этьен. -

Я просто… ну, не важно… Мы встретимся с ним через минуту. – Он внимательно смотрел на заполненный экран. – Мне придется притормозить, чтобы избежать столкновения.

– Мы никогда не видели, чтобы больше четырех-пяти лодок занимались ловлей вместе. Слишком велико соперничество, – тихо проговорила Лира. -

Это не соответствует принятым правилам.

11
{"b":"9076","o":1}