ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Держась на почтительном расстоянии от летящих стрел, корабль землян легко обогнул своих неудавшихся захватчиков и устремился на середину реки.

Разочарованные рыбаки, чьи стрелы были не в состоянии достичь корабля, бомбардировали волшебное судно злобными оскорблениями. Хомат сдерживал смех, вызванный их нелепым положением, чтобы перевести Лире то, что было сказано на местном диалекте или было слишком сложно. Лира записала все это в журнал под забавным заголовком «Ругательства народа маи – местные варианты и диалекты». Все это была вода на мельницу ее любимой ксенологии.

Этьен почти ожидал, что и другие рыбаки включатся в нападение своих собратьев, но был приятно разочарован. Вместо того чтобы присоединиться, маи, стоявшие в стороне, чтобы получше увидеть все происходящее с борта своих лодок, приветствовали спасение волшебного корабля.

– Это не та реакция, которую я ожидал, – прокричал Этьен в переговорное устройство. – Ирквит, что происходит? Они не злятся, что мы не попались?

– А чего им злиться? Они решили не принимать участия в нападении, и поэтому поражение их не затронуло. Они всегда восхищаются теми, кто победил, кто бы они ни были. Поэтому они приветствуют наш успех. – Ирквит перегнулась через поручень и вглядывалась в то, что оставалось за кормой.

Четыре запутавшиеся рыбачьи лодки продолжали дрейфовать вниз по течению. -

К тому времени, когда они освободятся, де-Этьен, им придется долго и трудно грести вверх по течению, чтобы вернуться домой. У них будет время подумать, прежде чем они снова попытаются поймать магическую лодку.

Надеюсь, пострадали немногие. Там была большая неразбериха.

– А я надеюсь, что половина из них упали за борт и утонули. – Хомат плюнул за борт. – Пусть их поглотит река, пусть они сварятся в собственной моче. Мы не желали им зла, а они хотели нас уничтожить.

Лира остановилась и перестала писать.

– Бедным очень трудно отказаться от счастливой возможности приобрести большое богатство, Хомат. Я не оправдываю их, но все же сочувствую им. -

Лире пришлось довольно долго объяснять проводнику, что такое сочувствие. -

Вы думаете, мы еще можем подвергнуться такому нападению?

Ирквит сделала неуверенный жест:

– Кто может предсказать. Вы сами говорите, де-Лира, что ваше магическое судно представляет власть и богатство для всех, кто его видит.

На вашу собственность с жадностью смотрят от Скатанды до зоны льда. -

Ирквит хитро улыбнулась. – Ясно, что тем, кто попытается ее отнять, придется немало потрудиться.

– Мы можем за себя постоять, – успокоила ее Лира.

– Это вы уже доказали, и я не буду дрожать в следующий раз. Никто не может угрожать этому волшебному кораблю.

– О, мы не всемогущи, – возразила Лира. – Но, конечно, не беззащитны.

Если нужно, мы можем сделать больше, чем просто спутать сети рыбаков.

– Да, я видела оружие, находящееся в стойке вблизи круглого руля, которым де-Этьен приводит в движение волшебное судно.

– Оно должно использоваться только в случае крайней опасности, – сказала Лира твердо. – Мы его взяли, чтобы защищаться от опасных животных, а не от разумных существ. Мой Занур будет очень недоволен, если мы используем оружие против вашего народа.

– Мой народ – это народ По-Раби, – ответила Ирквит, давая понять, что ее вовсе не будет тревожить, если возникнет необходимость застрелить нескольких жителей в речной местности.

Лира в душе вздохнула. Когда-то, когда люди жили еще племенами, ее предки тоже так думали. Некоторые отступники так считали и сейчас.

Сотни километров оставил за собой корабль землян, а Скар по-прежнему тек широко и спокойно, и далекие склоны Баршаягада все так же скрывались в дымке. Неожиданно Лира осознала, что получает удовольствие, когда торгуется, покупая припасы, что они делали всякий раз, когда приближались к берегу.

– Ты многое можешь узнать, наблюдая за Хоматом и Ирквит, – неоднократно говорила она мужу.

Этьен вежливо соглашался, но методы местного бартера его не интересовали. Вместо этого он проводил время, занимаемое у них покупками, у наблюдательной мачты. Не отрывая взгляда от телескопа, он изучал близлежащие нижние участки склонов каньона, покрытые полями с искусственным орошением и искусно возделанными террасами.

Из предосторожности каждую ночь они проводили на середине течения

Скара – автоматические системы оповещения судна предупредили бы о присутствии любой потенциальной опасности.

Иногда Этьен менял обычный распорядок, взбираясь на мачту и поворачивая телескоп в сторону неба, стараясь распознать странные созвездия. В это раннее утро дождя не было, хотя и облачность не была значительной. Влажность была ниже обычной, а температура опустилась до сорока пяти градусов. Этьен очень удивился, увидев безволосое лицо Хомата с широко поставленными глазами, появившееся над прозрачным кожухом телескопа. Проводник выглядел испуганным, и не из-за высоты, на которую взобрался.

Этьен открыл дверь и впустил встревоженного мая внутрь.

– Что-нибудь не в порядке, Хомат? – спросил он участливо.

– Я… я должен поговорить с вами, де-Этьен.

– Это, вероятно, нечто важное, иначе ты бы не выбрался из-под теплого одеяла и не поднялся сюда!

– Да, очень важное.

– Подожди секунду. – Этьен отвернул телескоп в сторону, чтобы освободить место, позаботился о том, чтобы закрыть отверстие, через которое внутрь подавался охлажденный воздух. Как только температура повысилась, Хомат вошел и закрыл за собой дверь. В тесном помещении кабинки наверху мачты Этьен больше чем когда-либо ощутил свои размеры по сравнению с миниатюрным местным жителем.

– В чем дело? – За спиной Хомата он увидел две из четырех лун

Тсламайны, отражающиеся в реке. Еще две, он знал, появятся в течение часа.

– Долгое время я хотел это сделать, но я не знал как, и у меня не было подходящего случая.

– Что сделать?

– Предупредить вас, де-Этьен. Вы и де-Лира в большой опасности!

Этьен откинулся назад в узком вращающемся кресле, лениво покачивая ногой, и улыбнулся беспокойству местного жителя.

– Конечно, мы находимся в постоянной опасности. Рыбаки там, в верховьях реки, это показали.

– Да нет, нет! – Прошептал Хомат сердито. – Вовсе не это. Опасность, о которой я говорю, находится ближе и гораздо более коварная.

Этьен внимательно посмотрел в лицо проводнику.

– Хомат, чего ты так боишься?

– Я по натуре не смелый, – ответил взволнованно май. – Я путешествовал так далеко не потому, что хотел, а потому, что мне велели те, у кого я служил. А теперь я вижу, что не могу продолжать, не объяснив вам то, что знаю, де-Этьен. Что-то в душе подталкивает меня сделать признание. Всю свою жизнь я был маленьким существом, который расшаркивался, кивал головой и выполнял чужие приказы. Вы и де-Лира относитесь ко мне очень хорошо, лучше, чем кто-либо из моих прежних хозяев. И я полюбил вас. Первый раз в жизни кто-то заставляет меня чувствовать себя важным. Это то чувство, которое я хочу сохранить.

– Но почему бы и нет? – Этьен даже растерялся, услышав это неожиданно эмоциональное признание.

– Из-за Ирквит.

– Ирквит? Что она может тебе сделать?

Взгляд широких глаз Хомата нервно окинул пластиковую кабину.

– Вы уверены, что нас никто не слышит?

– Конечно, уверен. Переговорное устройство выключено, и мы находимся наверху над палубой. Хомат, объясни мне, почему ты вдруг стал так бояться

Ирквит? Я не замечал раньше, чтобы она плохо с тобой обращалась. Она очень нам помогает.

– Это ее задание. Помогать чтобы… – он заколебался. – О волосатый мойт, помните, то, что я собираюсь вам сказать, может стоить мне жизни:

Ирквит непосредственно представляет здесь Занур По-Раби.

У Этьена кончилось терпение. Время наблюдений подходило к концу, а он хотел еще поспать до рассвета.

– Мы знаем это, Хомат. Ты ведь тоже представляешь Занур.

13
{"b":"9076","o":1}