ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Поэтому он свободен от страданий, которые это может причинить, от зависти и тому подобных вещей. А еще – от неведения; расстройства планов, крушения надежд, зависти и других проявлений.

– Вы могли бы сделать из него отличного святого.

– Иногда мне тоже так кажется. Он доволен жизнью, и в то же время бывают случаи, когда я его не понимаю.

– У нас в народе говорят, Тилл, – Этьен попытался поточнее перевести это на язык тсла, – лучше быть счастливым идиотом, чем несчастным гением.

– Ах, опять это странное понимание слова «счастье». Лира уже говорила мне. У нас оно иное. Тебе нужно объяснить мне это подробнее.

Этьен попытался сделать это, пока они медленно спускались по холму к расширявшейся полоске серебра, какой им представлялась река Скар.

Дни проходили, жара усиливалась, проходя отметку в девяносто градусов. Тсла начинали снимать свои одежды, капюшоны и тоги, запихивая их в мешки. Впервые Этьен увидел тсла без одежды. Они чувствовали себя вполне удобно, как если бы одежда служила только для защиты от природных явлений и для указания на социальное положение, а не потому, что быть голым неприлично. Правда, тсла не были голыми в человеческом понимании этого слова, поскольку мягкий коричневый мех покрывал все их тело, за исключением рук до локтя и ног до колен. Одно удивило – это неожиданное наличие хвоста, коротенького, пяти-шести сантиметров в длину. Это делало тсла похожими на животных, хотя и некоторые другие разумные расы имеют хвосты. Аанны, например, считают наличие хвоста признаком разумности, а не наоборот.

В других отношениях тсла мало отличались от людей, если не принимать во внимание шестипалые руки и ноги и муравьеподобное лицо. Был еще один аспект их анатомии, который интересовал Этьена. Он намеревался спросить об этом Лиру, как только будет уверен, что она правильно поймет его любопытство. Без сомнения, она очень удивится.

Тем временем температура воздуха достигла ста градусов. Маи, которые устали от холодного климата, наслаждались жарой. Экспедиция достигла берега Скара и двинулась по направлению к Аибу. Этьен уже думал о том, как он примет холодный душ на борту своего корабля. Ему предстояло заплатить вторую половину обещанной суммы местному мойту и подготовиться к путешествию вверх по реке. Вечером у них возник спор с руководителем носильщиков-маев. Тот говорил так быстро, что даже Лира с трудом понимала его. Поэтому Хомату пришлось перевести.

– Они просят отпустить их, – сказал он, – потому что тут проблема налогов. Они сами не из Аиба, а из сельскохозяйственных районов.

Лира кивнула: – Понимаю, они хотят улизнуть со своим заработком до того, как местные власти потребуют от них свою долю. Истинные маи.

Носильщики быстренько подготовились к уходу, взяли деньги и бросились бежать. Тсла взяли на себя вторую половину груза. Будучи крупнее и сильнее, чем маи, они не испытывали трудностей, взяв полный груз.

Через два дня путешественники дошли до предместий Аиба. Этьен свел брови вместе:

– Это забавно.

– Что забавно, Этьен? – спросил Тилл.

Этьен не обратил внимания на вопрос. Невежливо, но он был так озабочен, что забыл правила хорошего тона.

– Я не вижу судна, Лира.

Она напрягла глаза:

– Я тоже. Ты прав: его действительно нет. Здесь ли мы оставили его?

– Похоже, что да, – пробормотал Этьен. – Посмотри на этот базальтовый выступ.

– Что-нибудь не так? – спросил Тилл. – Я этого и опасался. Эти маи, – сказал он резко, узнав причину беспокойства людей и совершенно не обращая внимания на присутствие Хомата, – воруют все, что остается без присмотра, и не считают это аморальным.

– Мы заключили соглашение, – объяснил Этьен Тиллу, ускорив шаги, – с главой этого города, что он присмотрит за нашим судном. Мы заплатили ему полсуммы вперед.

– Может быть, жители Аиба не виноваты в пропаже волшебного корабля духов? – предположил Хомат.

– Ты хочешь обнадежить нас, Хомат?

– Что же нам предполагать? – Хомат переводил взгляд с одного пришельца с Земли на другого.

Этот взгляд был знаком Этьену, и он поспешил успокоить своего проводника:

– Не надо бояться нас, Хомат, мы твои друзья.

– Вспомните, де-Этьен, я предупреждал вас о такой возможности.

– Ну, точно, нет ничего. – Теперь они почти бежали. Причал был абсолютно пуст. – Я не знаю, де-Этьен, как корабль духов мог пропасть без ведома местных жителей. Если они не сделали это сами, то уж, конечно, не помешали это сделать другим. Вы говорили, что судно нельзя украсть, потому что оно само себя защищает.

– Да, так мы думали, – ответил Этьен угрюмо. – Похоже, мы ошибались.

– Он посмотрел в сторону города. – А не нанести ли нам визит нашему приятелю Гваттве?

Скромная резиденция мойта Аиба охранялась хорошо вооруженными, но очень нервничавшими воинами. Господина, как объяснил один из них, не было дома.

– Ты не будешь возражать, если мы зайдем и положим дань ему на стол?

– спросила Лира..

– Мне приказали не принимать никаких посетителей. – У воина был очень несчастный вид.

Заговорил Тилл:

– Этот отказ не делает чести твоему хозяину. Существует все-таки принцип гостеприимства по отношению к путешественникам.

– Если вы не пустите нас внутрь, мы призовем духов и они разнесут это место.

Это был блеф, поскольку асинаптический пистолет мог сделать не более чем царапину в каменной стене перед ними, но охранник этого не знал. Он посмотрел на пистолет на боку у Этьена, сообразив, что это оружие. У него не возникло желания лично изучить возможности этого оружия.

– Я придумаю, что сделать, – сказал он. Охранник повернулся и ушел в дом. Вокруг собралась толпа любопытных. Они с интересом рассматривали путешественников, обращая особое внимание на двух инопланетян, с которыми пришли пятеро тсла.

– Вас примут, – проинформировал появившийся через несколько минут охранник, – но только вас. Что касается этих вызывателей духов, то пусть они останутся на улице.

– Они пойдут с нами, – заявила Лира тоном, не терпящим возражений.

Охранник вздохнул:

– Мне сказали пригласить только вас, но если вы настаиваете, то входите.

Каменно-деревянное здание было значительно больше, чем обычный дом. И хотя его нельзя назвать и дворцом, оно все же считалось лучшим в маленьком городке, каковым являлся Аиб. Хотя проблема пропажи судна занимала большую часть мыслей Этьена, он не мог не обратить внимания на ту смесь зависти и неприязни, с какой местные маи смотрели на тсла.

Как Этьен и предполагал, Гваттве был на месте. Этьен отметил про себя, что он плохо выглядит. Странно…

– Где мой корабль? – закричал он на мойта, совершенно не заботясь о протоколе.

– Не понимаю, о чем ты, – устало ответил мойт. – Твоей лодки духов здесь нет.

– Ты украл ее, – взревел Этьен. – Мы заплатили аванс за доверие, которое ты не оправдал. Ты обещал, что нашему имуществу не будет причинено никакого вреда.

– Я солгал, – сказал Гваттве.

Вот оно почтенное искусство дипломатии, подумал саркастически Этьен.

Но это было не совсем то, чего он опасался, входя в город. Что-то тут было не так.

– Куда ты спрятал судно?

– У нас нет лодки духов. – Гваттве сделал наиболее выразительный жест сожаления и беспомощности. Тилл внимательно смотрел на нет.

– Я доверял тебе, но ты обманул меня. Почему я должен верить тебе теперь?

– А это не имеет значения, веришь ты мне или нет. У нас действительно нет твоего корабля. Мы не украли его. О, мы пытались сделать это. – Теперь

Гваттве говорил с горечью. – Мы очень старались. Твои духи убили моего советника и нескольких его учеников сразу. – Мойт сделал паузу, но если он ожидал услышать какие-то слова сожаления от Этьена, то ему бы пришлось ждать очень долго. Он продолжил. – Мы перепробовали все, что только могли придумать, но не смогли ни увидеть духов, которые охраняли твое судно, ни понять, как они убивают. – Гваттве поднялся с дивана.

29
{"b":"9076","o":1}