ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Тогда где наш корабль?

– Мне больно сказать, но он украден.

– Не тобой?

– Не нами. Почему, как ты думаешь, мне так больно? – Было совершенно очевидно, что Гваттве из Аиба расстроен только потому, что кто-то другой преуспел в том, в чем он потерпел неудачу. – Когда я потерял моих лучших советников из-за твоих духов, то чтобы справиться с ними, я в конце концов решил обратиться к знаменитому Давахасси, главному советнику лангая в

Хочаке.

Тилл подошел к Этьену и заговорил на языке маи:

– Хочак – очень плохое место. Он расположен на несколько легатов северней того места, где Оранг впадает в Скар. Мы редко торгуем с ними, поскольку жители его очень ничтожны в духовном отношении и предпочитают скорее убить продавца, чем платить за товар. Впрочем, к этому склонны вообще многие маи.

Этьен увидел, как напрягся Хомат, и подумал, что надо бы попросить

Тилла быть несколько сдержанней в оценках маев в присутствии Хомата.

– Мы надеялись, что Давахасси сможет раскрыть секрет твоего корабля – продолжал Гваттве, – поскольку он много путешествовал и многое знает. Он прибыл на лодке с лангаем в сопровождении большого числа советников. Я уже тогда заподозрил неладное, но не знал, что еще делать. Секрет, сказал

Давахасси, заключается в том, чтобы не беспокоить духов, охраняющих твое судно, поскольку они сражаются с любым, кто пытается вторгнуться на корабль, они защищают свой дом. Но это вовсе не значит, что нельзя сдвинуть сам дом, ничем не побеспокоив духов. Поэтому, по его инструкции лангай велел построить большую деревянную клетку. Клетка была построена вокруг корабля. И в ней они потащили его. Сначала по воде, а потом водрузили на платформу и перетащили в центр Аиба. После этого мы стали праздновать победу, а судно стояло там. – Гваттве указал на площадь возле своей резиденции. – Празднуя трудную победу, мы чувствовали себя прекрасно. Все получили бы прибыль от этой акции. Мы отдыхали вместе с нашими гостями. Давахасси – пусть ему во внутренности заберутся паразиты!

– подмешал наркотики в наше прекрасное вино. Проснувшись на следующий день, мы обнаружили, что лангай и его советники опять вернули лодку духов в реку. Деревянная платформа, на которую она была водружена, оказалась очень удобной для них, этих стервятников, чтобы оттащить лодку домой. Мы преследовали их, но было поздно, а лангай расставил солдат на холмах, отделяющих нашу территорию от Хочака. Конечно, мы не смогли догнать их. -

Закончил Гваттве грустную историю о потерянных возможностях жестом, заменявшим маям раздраженное пожимание плечами. – Как видишь, мы не украли твой корабль, хотя нельзя сказать, что не пытались этого сделать.

– Как благородно с твоей стороны говорить так.

– Деревянная клетка, – пробормотала Лира. – Дерево – плохой проводник. Вытащив корабль из воды, они могут чувствовать себя в безопасности, пока не дотрагиваются до корпуса.

– "Оставь духов в мире", – сказал Этьен. – Это объясняет все. С защитной системой корабля ничего не произошло. Они просто не входили с ней в контакт. Вот уж никогда не думал, что местные жители сообразят сдвинуть судно, не поднимаясь на борт. – Он повернулся к Гваттве: – Нам нужна твоя помощь в возвращении нашего имущества. Ты мог бы даже заработать премию, предоставив нам войска, чтобы помочь в нападении на Хочак.

– Если бы это было так легко, – пробормотал Гваттве, – я бы сделал это только ради того, чтобы отомстить, но Хочак – это не Аиб, волосатый.

Не то чтобы больше, но сильней. Потребуется большее количество солдат, чем может предоставить Аиб, чтобы победить их. Хочак – город, окруженный стенами и хорошо защищенный. Иначе соседи, которых его жители грабят, и обижают, давно бы расправились с ним. Хочакцы известны своей воинственностью. Мы же, народ Аиба, мирные люди.

– Вороватые ручки, а теперь, оказывается, еще и трусливые ножки. – В это время на плечо Этьена мягко опустилась рука.

– Может быть, лучше, – прошептал ему Тилл на языке тсла, чтобы

Гваттве не понял, – просто уйти. Хочакцы, скорее всего, ожидают нападения.

Если же мы приблизимся незаметно, осторожно, это будет для них неожиданностью. Но не посвящай этот типа в наши планы. Он, как обычно поступают подобные ему, сочтет, что ему выгодно продать эту информацию тем, кто его обокрал. Подлость и обман естественны для них.

Этьен повернулся к мойту, ожидавшему его решения:

– Поскольку мы потеряли наше судно и не можем вернуть его, нам ничего не остается, кроме как вернуться вниз по реке в Гроаламасан, на нашу базу, за другим кораблем. А ты нам должен будешь вернуть то, что уже тебе заплачено.

– А я и не отказываюсь. Бизнес есть бизнес, – с готовностью согласился Гваттве.

– Мы примем в качестве компенсации пару парусных речных судов, на которых мы могли бы безопасно спуститься вниз по реке.

Гваттве успокоился и, казалось, был доволен.

– Это справедливо, – сказал он быстро. – Корабли скоро будут готовы.

Желаю спокойного путешествия вниз по реке.

Это действительно было бы спокойнее, подумал Этьен, но он не намеревался плыть на юг.

Не имея нужды плавать по Скару, тсла не были хорошими моряками. Зато

Хомат чувствовал себя на воде как дома. С его помощью два парусных судна медленно двинулись вверх по реке.

Они встали на якорь в отдалении от окруженной стенами гавани Хочака.

Случайные рыбачьи лодки проплывали мимо, и их команды приветствовали вновь прибывших. Этьен и Лира не выходили на палубу, и Хомат сам отвечал на вопросы любопытствующих. Внешность тсла вызывала удивленные взгляды, но многие из рыбаков были родом из отдаленных мест вверх по реке, и их расспросы ничем не угрожали. Были среди рыбаков, правда, и несколько жителей Хочака. Но и для них вид тсла, хотя и необычный, все-таки не был поводом для объявления тревоги.

Лангай Хочака и его советник Давахасси могли знать, что инопланетяне

– владельцы украденной лодки духов посещали земли тсла, но не было основания связывать инопланетян с этими волосатыми рыбаками, поскольку и лангай, и другие в Хочаке считали, что Этьен и Лира Редоул далеко отсюда.

Поэтому никаких солдат не посылали для осмотра, и оба судна с наступлением ночи смогли безопасно пристать к берегу. Как только совсем стемнело, Этьен и Лира вышли на верхнюю палубу и достали приборы ночного видения.

– Нужно приготовиться к нападению, – сказал Этьен, глядя через монокуляр. – Ограждение сделано из дерева, а не из камня, но оно крепкое и высокое. Слишком высокое, чтобы можно было легко забраться на него. Можно увидеть места, где бревна закалены огнем. Верхушка же плоская и заполнена битым стеклом. Умно.

– Виден ли ваш корабль? – мягко спросил Тилл.

– За ограждением ничего не видно, но очень много света в центре города. – Этьен прикоснулся к своему прибору ночного видения, тронув какой-то сенсорный выключатель, и все услышали слабый шум, который усиливался одновременно со вспышками света. От неожиданного шума Хомат подскочил на месте, а тсла отшатнулись, жестикулируя. Лира успокоила их.

Как только Хомат преодолел свой испуг перед невиданным прибором,

Этьен попросил его:

– Не мог бы ты послушать, что передает этот прибор, и объяснить нам, что происходит?

Май нерешительно подошел к источнику звуков:

– Барабаны, трубы, флейты, хвалебные песни. Все звучит так, как будто они празднуют что-то. – По лицу Хомата было видно, что он узнал одну песню. – Так и есть. Они празднуют свою великую победу над аибитами и успешную кражу. Сначала я не понял слов. Многие из них отличаются от тех, какими пользуются в По-Раби.

– Тогда у нас есть шанс нагрянуть неожиданно, пока они гуляют.

– Не думаю, де-Этьен. Они наверняка поставили надежную охрану к кораблю, иначе его украдут свои же, чтобы выгодно продать где-нибудь вниз по реке. Тот, кто достаточно умен, чтобы украсть лодку духов, не будет настолько наивен, чтобы доверять своему народу.

30
{"b":"9076","o":1}