ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Matryoshka. Как вести бизнес с иностранцами
Рефлекс
Королевская кровь. Огненный путь
Дневник жены юмориста
П. Ш. #Новая жизнь. Обратного пути уже не будет!
Меган. Принцесса из Голливуда
Микро
Тихая сельская жизнь
В нежных объятьях
A
A

– С какой мощью?! – воскликнула она. – Мы же сожжем все запасы.

– Нет, ты не дослушала. Мы используем реактивную тягу там, где это будет крайне необходимо. А остальное время будем пользоваться мускульной силой. Носильщики, Лира. Поставим лодку на платформу и поднимем наверх.

Она быстро прикинула:

– Я согласна, наше судно легкое. Но это не та легкость. Тебе нужно взять тысячу маев или тсла, чтобы поднять его на тысячу метров.

Этьен посмотрел на Тилла:

– Скажи ей.

– Есть такие животные, – объяснил Тилл, – которыми пользуются на реке маи. Они называются врокупии. Маи используют их для того, чтобы тащить торговые суда против течения. Эти животные очень сильные. – Он посмотрел на Хомата. – Правильно я говорю, май?

Проводник задумался, потом ответил:

– Мы проплыли мимо многих торговых деревень и городов. В каждом есть несколько врокупий. Этих животных действительно используют тут, и они необычайно сильные, потому что течение здесь очень мощное.

– Ты думаешь, нам удастся найти их в достаточном количестве? – спросил Этьен.

– Не знаю. – Хомат задумчиво смотрел на торговую тропу.

Надежды Лиры на возвращение в Турпут улетучились.

– Допустим, мы найдем достаточное количество животных, чтобы выполнить эту работу, – спросила она. – Согласятся ли владельцы расстаться с ними?

– Если мы предложим достаточную сумму денег, то конечно, – сказал

Хомат, глядя на нее так, как если бы они обсуждали фундаментальный закон природы.

– А чем мы заплатим?

– Нашими товарами, – сказал Этьен, – у нас немного осталось.

– Если мы лишимся наших запасов, то у нас ничего не останется, чтобы дать туземцам, когда мы преодолеем это место.

– А если мы не преодолеем этого места, вопрос становится вообще бессмысленным.

Лире нечего было возразить. Этьен повернулся к Хомату.

– Могли бы эти врокупии поднять нас на высоту Джакайе?

Хомат выглядел обеспокоенным.

– Мы отправимся выше, чем привыкли эти тсла, которые с нами?

Этьен кивнул.

– Не уверен, но племена, живущие вверх по реке, очень гордые. Они увидят в предложении вызов, который захотят принять.

– Они не замерзнут, это не так высоко, – сказал Этьен.

Тилл подтвердил:

– Многие охотники маи поднимаются выше Турпута, и кровь продолжает спокойно течь в их жилах.

– Сколько врокупий нам понадобится? – стал размышлять Хомат. – По меньшей мере тридцать. Сорок было бы лучше. Пятьдесят – самое лучшее. А шестьдесят – просто великолепно. Но не думаю, что мы сможем найти такое большое количество желающих, даже если мы предложим им все сокровища мира.

– Мы должны постараться, – настаивал Этьен.

– Тогда я обращусь к брулам – так называют владельцев врокупий. -

Лысый череп Хомата блестел на свету. Он улыбнулся. – Это ведь моя работа, не так ли?

Этьен кивнул:

– Тогда начнем. Лира, ты действительно уверена, что согласишься с этим моим предложением?

Она пожала плечами:

– Если ты решил, вряд ли я могу остановить тебя, Этьен. Хотя я считаю ошибкой жертвовать остатком наших товаров ради плана, у которого слишком много шансов провалиться. Но я не спорю, поскольку это твой последний шанс. Наш последний шанс, – поправилась она с легкой улыбкой.

– Я обещаю, что, если мой план провалится, мы вернемся обратно в

Турпут. Я ведь знаю, ты этого хочешь.

Лира хотела сказать: «Я хочу того, что хочешь ты, Этьен», но не решилась. Слишком крепкие узы связывали их. Они и спорили, они и соглашались. Она согласилась и сейчас. Должна была согласиться, думая, как бы помочь мужу.

– Вилл, как ты думаешь, тридцать врокупий справятся?

– Я видел, как они тащили тяжелые баржи вверх по реке, – ответил тсла задумчиво. – Они очень сильные. Но я понимаю, что требуется гораздо больше силы, чтобы достичь вашей цели. Понадобится еще и сотрудничество между маями, которые будут заниматься этим делом. Врокупии смогут, я думаю, доставить твою лодку духов наверх к Джакайе. Но только если эти брулы не перессорятся между собой.

– Они будут работать дружно! – сердито объявил Хомат. – Я сам за этим прослежу.

– А почему ты думаешь, что они будут тебя слушаться? – откликнулся

Тилл. – Ты приехал из далекого города-государства, лежащего на границе

Гроаламасана. Речной народ не доверяет тем, кто пришел с земель, лежащих у океана.

– А я не из города-государства, – гордо произнес Хомат. – Я ниоткуда.

Я принадлежу… – Он, поколебавшись, посмотрел в сторону Этьена и Лиры. -

Я принадлежу к этому народу.

Этьену вдруг стало очень приятно.

– Только не причисляй меня к вашему духовному братству, – сказала сардонически Лира. – Я ввязалась в это сумасшедшее мероприятие, но не верю в него. Если Хомат считает себя заодно с Этьеном, это его дело. Идиотизм не знает границ. – Все заулыбались.

– У нас все получится, Лира, – обнял ее за плечи Этьен. – Вот увидишь, получится. Мы доставим судно в Джакайе в обход Топапасирута и пойдем вниз, к реке, по другой стороне. Затем снова отправимся в путь.

– Конечно, – сказала она мягко и глубоко вздохнула. – Я хотела бы, чтобы это все скорее началось. Скорее начнется, скорее кончится.

– Все правильно, – улыбнулся Этьен. – Но не так, как ты думаешь.

Вниз по реке был брошен клич, что требуются самые храбрые брулы и самые сильные животные. Тем временем плотники в Таранау, городке, где

Баршаягад начинает сужаться, сколотили под руководством Этьена и Лиры платформу, чтобы нести корабль. Легкая, прочная, на колесах, платформа была приспособлена к тому, чтобы судно могло уверенно подняться на ней с помощью реактивной тяги.

Брулы оказались куда дружней, чем маи-горожане. Они жили по собственным законам. На их лицах была написана гордость. Лира знала от

Хомата, что большинство брулов селились вне деревень небольшими группами, семьями. Они посвящали жизнь уходу за врокупиями и работе с ними.

Дело повернулось так, что Редоулам не пришлось разбазаривать свои запасы. Узнав о предприятии, брулы пришли из отдаленных селений не для того, чтобы получить плату, а чтобы доказать, что их врокупии самые сильные.

Экспедиции повезло: это обеспечивало сорок врокупий вместе со своими владельцами. После нескольких бесед с брулами врокупии были запряжены в повозку с судном в десять рядов по четыре животных в каждом. Они двигались на толстых коротких ногах, и их животы касались земли. Врокупии были мускулистыми животными с короткими квадратными головами на толстых шеях.

Линии роговых пластинок располагались вдоль верхней губы, поворачиваясь вокруг глаз, загнувшись вниз для защиты горла.

Вид у этих животных был просто потрясающим. За исключением нескольких желтых, все врокупии были покрыты коротким блестящим розовым мехом. Брулы сидели в мягких седлах верхом на них, разговаривая и перешучиваясь между собой, готовые пуститься в путь.

Экспедиция готовилась в путь под мощный рев Скара. Сначала между брулами возник спор по поводу тот, чей врокупий сильнее и где его поставить. В конце концов все уладилось, и путешественники двинулись в путь.

Врокупии тянули молча, даже там, где дорога стала круче и сложней.

Они привыкли тянуть корабли против сильного течения, поэтому работа казалась им несложной. Этьен знал, что настоящее испытание ждет их впереди, когда придется преодолевать последнюю тысячу метров, где воздух будет холодным и разреженным.

Дни проходили, скорость их замедлилась. Даже погонщики-брулы стали меньше шутить. Этьен и Хомат проводили среди маев каждый вечер, прислушиваясь к разговорам, опасаясь появления малодушия и разочарования.

Напряжение достигло предела, когда они наконец прошли четырехтысячеметровую отметку, четыре пятых пути к вершине. Земляне, тсла и маи также устали, как и терпеливые врокупии. С этого времени шутки совсем прекратились, а холод начал беспокоить даже брулов. Хотя их животные оказались довольно терпеливыми, одно из них все же погибло. Дрожа от холода, оно упало и была растоптано тяжелыми ногами других врокупий, которые двигались не останавливаясь. Брулы, которые любили своих животных и раньше клялись вернуть их домой в хорошем состоянии, теперь были разочарованы. Больше всего их пугал холод. Когда температура упала до шестидесяти градусов, брулы укутались в тяжелые одежды – это все, что они могли сделать, сидя в седлах. Холодный ветер непрерывно дул со стороны

37
{"b":"9076","o":1}