ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Этьен хотел было присоединиться к своим товарищам, но обнаружил, что его путь перекрыт другим чудовищем. Оно шагнуло вперед и двумя руками ударило его дубиной. Этьен прыгнул за ближайшую стену.

Избежав необходимости обороняться от двух атакующих, фермеры помчались за оставшимся в живых. В ход пошли пики, копья, косы. На заревел и наклонился, пытаясь поймать ближайшего тсла. Сильно изрезанный, он встал на колено и размахнулся дубиной, чтобы убить пару тсла, которые подобрались так близко. Теперь на уже не казался таким огромным и непобедимым. Этьен тщательно прицелился и выстрелил ему в основание черепа. Кость оказалась слишком толстой, но и удар был достаточным, чтобы вызвать временный паралич. Тварь растянулась по улице.

Этьен почувствовал удовлетворение, хотя Лира вряд ли бы его одобрила.

Еще бы! Смотреть, как мирные, философичные тсла прыгают по телу и режут его на куски. Понимая, что от помощь уже не нужна, Этьен покинул спасенных фермеров, занимавшихся мясницким делом.

Но ему не надо было беспокоиться. На отступили, преследуемые смелыми горожанами. Этьен увидел Йулура на крыше здания и тоже залез туда.

– Ты не сражался, Йулур?

– Нет, Ученый, – покачал головой тугодум носильщик. – Я хотел помочь, но Учитель Тилл не позволил, сказав, что я могу только повредить себе.

Этьен кивнул, отметив, что Тилл поступил разумно. Он посмотрел вслед убегавшим на. Одни из них уносили большие куски мяса из магазина, в который вломились, другие что-то несли в больших кожаных мешках. Тсла преследовали грабителей только до ворот. Этьен увидел только еще один труп на. Наверное, двух смертей достаточно, чтобы напугать остальных на и заставить отступить. Или же они добились того, ради чего пришли? Этьен решил подумать над этим потом. А сейчас он устал и радовался тому, что чудовища убегали.

Другой народ преследовал бы их, чтобы вернуть украденное, но только не тсла. В их философии не было места для активных военных действий. И в открытом пространстве они не имели бы преимуществ перед своими противниками, которым размеры мешали маневрировать между домами на узких улицах.

Редоул медленно пошел к разбитым воротам, глядя вслед убегавшим на.

Вокруг него стала собираться группа любопытных местных жителей. Улыбаясь и обращаясь к тсла с жестами дружбы, он пробирался к Тиллу, который беседовал со стариком, покрытым серебристым мехом. Тилл познакомил их:

– Это Руу-Ан, Первый Ученый Джакайе. Руу-Ан, позволь представить тебе

Ученого Этьена, прибывшего из другого мира. Он здесь для того, чтобы узнать о нас… и, как ты мог видеть, иногда помогать.

– Очень рад, что ты здесь, – произнес старик.

Его произношение отличалось от произношения Тилла и других тсла

Турпута, но слова были понятны. – Ты счел необходимым отставить в сторону учение, чтобы помочь нам в самое отчаянное время. Я рад заявить, что ты помог расправиться с двумя на и заставил бежать остальных.

Этьен убрал в кобуру пистолет:

– И часто это происходит? Непонятно, как вы можете терпеть подобные нападения.

– Эти разбойники нападают на нас нечасто и обычно с меньшими потерями. Много раз мы просто уходили к горе и позволяли им брать все, что они хотят. На – разборчивые воры и никогда не берут больше того, что могут унести. Но сейчас мы переживаем не лучшее время и поэтому решили сопротивляться. Я не думаю, что мы поступили мудро.

– Они приходят за едой?

– Тяжелое время для нас является также тяжелым и для них. Кроме того, они не умеют выращивать пищу для себя. Несмотря на свою внешность, они изголодались по плодам земли. Когда им приходится трудно на Гунтали, они приходят к нам. Полагаю, их нельзя винить за это. Жизнь на Гунтали действительно очень тяжелая.

– Звучит так, словно ты готов простить их, – сказал Этьен, бросив взгляд на тела, разбросанные у разрушенных ворот.

– Мы всегда готовы, – сказал Первый Ученый. – Разве у них нет души, как и у нас? Их скорее можно пожалеть, чем ненавидеть за необразованность и слабость.

– Я не видел этих слабых, но знаю, что вы, тсла, более склонные к всепрощению, чем мы, земляне.

Горожане стали убирать тела погибших. Это вызвало у Этьена неприятные воспоминания.

– После… погребальной церемонии… что вы будете делать с телами ваших погибших сограждан? – Он не мог смотреть на Тилла в тот момент, когда говорил это.

Понимая испытываемое им неудобство, проводник предоставил отвечать

Первому Ученому.

– Мы кремируем тела, а потом разбрасываем пепел на полях, чтобы следующие поколения смогли вырастить лучшие урожаи.

– Которые потом были бы украдены этими на? Вы должны положить конец этому.

– Неплохо бы, – ответил старик, – но невозможно. Мы не можем преследовать их до Гунтали. Там так холодно и воздух так разрежен, что нам трудно сражаться с ними. Наверху они хозяева. Они не могут долго находиться здесь. Толстый мех, который защищает их от холодов Гунтали, перегревает их тела, и поэтому они вынуждены отступать.

– Хорошо, что мне не нужно рассчитывать на погоду, чтобы защитить себя, – ответил Этьен, хотя не его делом было критиковать способ, с помощью которого тсла защищали свою жизнь.

– Кроме того, – продолжал старик, удивляя землянина, – бывает время, когда мы мирно торгуем с на.

– Мне как-то творили, что тсла служат посредниками между маями и на…

– Не нужно судить о них по этому нападению, – посоветовал Руд-Ан. -

Бывало не раз, когда маи тоже предпочитали воевать вместо того, чтобы торговать.

Этьен был рад, что Хомат оставался в лодке.

– Покушай, я здесь получаю от тебя информацию, но это не по моей части. Вот Лира обязательно запишет рассказ о вашем образе жизни. – Он огляделся. – А где она, кстати?

– Я не видел ее с того момента, как мы начали сражаться с на. Ах,

Ученая Лира… – пробормотал Тилл.

– Да разве она не была с тобой, Тилл? – Этьен похолодел. Холод пронзил его тело, сковал руки и ноги.

– Нет, мы разделились во время боя, и я больше не видел ее. Думаю, нам следует вернуться к тому месту, где мы начали сражение. – В голосе

Тилла звучала озабоченность.

Они не обнаружили никаких признаков присутствия Лиры ни там, где

Этьен и фермеры победили двух на, ни на ближайших улицах, ни у ворот Был брошен клич среди горожан. Кто-нибудь да видел ее… Инопланетянку, сражавшуюся среди них, сразу бы приметили.

Потом пришел неприятный ответ.

13

Цели экспедиции, надежды Этьена на личный успех, отчеты, которые он планировал представить различным научным обществам, его знания и заслуги – все вдруг превратилось в ничто по сравнению с пустотой в его сердце.

Десять лет его работы пошли прахом, как эти ворота, которые так неэффективно защищали тсла Джакайе.

Несколько горожан видели, как инопланетянка исчезла в мешке у на вместе с несколькими тсла. Они были уверены, что в то время женщина была еще жива.

Этьен и Тилл вместе с Первым Ученым, сопровождаемые двумя молодыми тсла, поспешили по узкой улице к воротам. Они быстро нашли несколько разорванных лоскутов рубашки Лиры… и кое-что более значительное. Ее пистолет лежал на тротуаре, где она уронила его. С немым вопросом Этьен в отчаянии посмотрел на Руу-Ана. Старик взглянул на Тилла, который знал это странное создание лучше, чем он, но ничего не говорил. Тогда заговорил он:

– Я рассказывал тебе, Ученый Этьен, что, когда времена на Гунтали становятся трудными, на приходит сюда, чтобы найти пропитание. Они неразборчивы: мясо для них остается мясом. Они захватили живых пленных, чтобы обеспечить себя свежей пищей, как мы поступаем с домашними животными.

От подобной иронии судьбы Этьену хотелось смеяться, но он не мог. Не мог он и плакать. Все, что он мог делать, это молча смотреть сквозь разбитые ворота на тропу, ведущую на плато Гунтали, находящееся на тысячу метров выше, чем Джакайе. Лира была где-то там наверху, и, без сомнения, ее мысли занимала беспрецедентная возможность изучить культуру так близко.

41
{"b":"9076","o":1}