ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Половина начатого была бесполезной. Для команды требовались двое.

Под утро усталость все-таки взяла свое, и Лира уснула, а проснувшись, обнаружила, что время приближается к полудню. Этьен был раздражен, когда жена разбудила его, чтобы позавтракать, но особенно не спорил. Похоже, делая едкие замечания по поводу кулинарных способностей Лиры и ее опеки,

Этьен отвлекался от своих болячек. Каждое критическое замечание мужа доставляло Лире удовольствие.

По настоянию Этьена Йулур перенес его и усадил на высокий табурет, чтобы он мог смотреть наружу. Лира села за пульт управления.

Взревев, судно поднялось на подводные крылья. Лира развернула его и направила в мрак пещеры. Ночных агрессоров нигде не было видно. Течением отнесло куда-то три выброшенных молодым тсла тела.

Лире хотелось бы, чтобы мнение мужа о тсла хотя бы слегка изменилось в лучшую сторону. Ведь, несмотря на присущий им фанатизм, в кризисных ситуациях они вели себя мужественно.

Лед поглотил расстояние и дневной свет. Вход в пещеру превратился в маленькое белое пятнышко. Лира включила задние и передние прожекторы, вызвав восхищенные возгласы Тилла и Хомата. Сидя в кресле пилота, она освещала противоположный берег. Река впереди продолжала сужаться.

Потревоженные освещением рыбы выпрыгивали из воды.

Удивительно, но потолок пещеры оставался по-прежнему высоким. Корабль плыл по тоннелю под миллионами тонн льда.

– Здесь живут духи, – нервно бормотал Хомат. – Это вершина мира.

Здесь живут духи…

Под крышей планеты даже надетый на него термокостюм работал в полную силу, чтобы сохранить тепло.

– Нам нужно останавливаться и брать образцы, – напомнил Этьен жене.

Лира неопределенно посмотрела на него.

– Думаешь, ты сможешь управлять судном?

– Это не тяжелее, чем готовить завтрак, которым ты меня накормила, – усмехнулся Этьен. – Йулур, дай мне руку.

Убедившись, что Этьен не страдает от боли, женщина одела свой термокостюм и вышла на палубу. Полчаса она высматривала образцы, и потом

Этьен услышал ее крик.

– Остановись, скорее остановись. – Ее тон был настойчивым, но не встревоженным. Этьен нажал нужные кнопки. Двигатель стих, и судно осело на метр в воду.

– Что там? – крикнул Этьен в переговорное устройство. Сначала он решил, что Лира увидела на, но это не вязалось с ее позой. Она стояла возле перил и смотрела на берег.

Услышав крик Лиры, Тилл помчался на палубу. За ним бросился Йулур.

– Если можешь, выйди на палубу. – Теперь голос жены звучал весело.

– Что там? Что-то не так?

– Все не так. Сам увидишь.

Это все, что ему удалось вытянуть из Лиры, перед тем как натянуть на свое ноющее тело термокостюм. Когда он направился к трапу, Хомат осторожно дотронулся до него рукой.

– Не ходите де-Этьен. Здесь живут духи.

– Лира не станет ссориться ни с одним духом, Хомат, – мягко сказал

Этьен. – Мы не верим в духов.

– Никто не верит, пока духи не доберутся до него.

– Хорошее замечание, но я держу пари, что нас они не тронут.

Однако выйдя на палубу и увидев причину возбуждения жены, Этьен серьезно задумался над предупреждением мая. Сами духи пока не появились, но они оставили следы своего существования.

Редоулы молча смотрели на берег, пока Тилл не нарушил тишину.

– Что это, ученый Этьен?

– Я не уверен, Тилл. Но похоже на какие-то машины. По крайней мере, они выглядят как машины.

С помощью портативного пульта, принесенного из кабины, Этьен повернул прожекторы. Мощные лучи осветили обнаруженную Лирой боковую пещеру, голубые металлические формы и группы вращающихся частей. Желто-белые спирали труб соединяли различные структуры, а спирали поменьше, зеленого и густо-желтого цвета, выходили из более крупных механизмов.

– Что это за место? – спросил Этьен тсла.

– Никогда о нем не слышал. Насколько я знаю ни один тсла не бывал здесь.

Дыхание Лиры замерзало в холодном воздухе.

– Нужно подойти поближе. – Она взглянула на мужа. – Если это строили не тсла, то, вполне очевидно, что и не маи.

– Тогда кто? Не на же.

– Ты задаешь риторические вопросы. Иди лучше к пульту и подведи судно поближе, пока не упал.

Этьен кивнул и вернулся в кабину. Оставшиеся на палубе переглянулись, когда лодка опять поднялась из воды. Этьен развернул ее и повел к берегу.

Лира достала из кладовой фонари и дала каждому, даже Хомату, который высунулся из кабины. Итак, вооруженные против темноты, возглавляемые

Этьеном, они спустились по трапу и пошли по гладкому гравию к странной конструкции.

Было видно, что непонятное оборудование не избежало воздействий льда.

На земле валялись кусочки металлокерамики. Но разрушения казались незначительными.

– Интересно, сколько же всему этому лет? – прошептала Лира. – Трудно сказать без необходимых анализов.

Этьен осторожно опустился на колени и поднял небольшой кусочек какого-то прозрачного металла. В него были впаяны крошки темного металла, края которого выступали с обломанного края.

– Не стекло, – сказал Этьен, проведя по поверхности кусочка пальцем.

– Может быть, кварц.

– Нет, что-то на основе кремния. Но это еще не все.

Этьен протянул кусочек Лире.

– Господи, какой тяжелый! – воскликнула она, удивленная. Лира повертела кусочек в руках, рассматривая. – Сплав на основе индия? Впрочем трудно что-либо пока сказать.

Хомат не понимал странных чужих слов и не очень разбирался в металлах, так что, даже если бы люди разговаривали на родном ему языке, все равно не смог бы поддержать беседу. Впрочем, это его не интересовало, поскольку он знал, что чужеземцы открыли обиталище духов. Святое место.

Более святое, чем то, о котором говорили провидцы, лежа на своих ложах сна. Более святое, чем то, что большинство философов могло вызвать в своем воображении.

История старого торговца оказалась правдой, его предсмертное предупреждение Зануру По-Рабы основывалось на фактах. Он был в этом месте духов и вернулся с доказательством правдивости своей истории. Хомат засветился от гордости. Ни один тсла не добирался сюда, а старый май был.

Путешествие убило его, но он успел вернуться и рассказать всему народу правду. Из всех маев только Хомат повторил его путь.

Не все эти странные и ужасные конструкции выглядели святыми, но большая их часть могла повергнуть в шоковое состояние членов Занура, пославших его сюда. Здесь было достаточно богатства, чтобы купить себе какое-нибудь предприятие или лавку, склады зерна или лодку. Здесь было достаточно богатства, чтобы купить целый город-государство. Достаточно богатства, чтобы купить целый мир.

Окаменевший Хомат разглядывал волшебные сооружения, не смея прикасаться к серым массам драгоценного металла. Лира предупредила его не заходить далеко. Она заметила эффект, произведенный на проводника, хотя не поняла причин.

Некоторые сооружения возвышались метров на двести над полом пещеры к потолку, где лед отделялся от металла. Причина этого была очевидна, выяснилась при прикосновении. Большинство окружающего путешественников металла было приятно теплым на ощупь.

– Не очень тепло, – прокомментировал Этьен, – но энергия задействована приличная. Некоторые механизмы еще функционируют, защищая место от вторжения льда.

– Ни одного звука, – отозвалась Лира.

– Изоляция. Имеет смысл в таком холодном месте.

– Более чем просто смысл, – сказала женщина, проведя рукой по гладкому боку искривленного металлического эллипса. – Но нигде ничего не двигается, нет никакой вибрации. Думаю, исключено, что нагрев может быть характеристикой самого сплава.

Сняв одну перчатку, Лира подняла с земли короткий толстый кусочек какого-то желтоватого металла.

– Отбит. Видишь зазубренный край? – Она подняла голову. – Вероятно, упал откуда-то сверху. Трудно сказать, сколько он пролежал здесь, но он остался таким же теплым, как и остальные сооружения. Генерирование тепла – это первейшее свойство тела. Экзометрические реакции.

51
{"b":"9076","o":1}