ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Успокой меня
Центр тяжести
Роман с феей
И повсюду тлеют пожары
Мой путь к мечте. Автобиография великого модельера
Remodelista. Уютный дом. Простые и стильные идеи организации пространства
Последние Девушки
Тень Невесты
Интуитивное питание. Как перестать беспокоиться о еде и похудеть
A
A

– Но не только просто экзометрические, я думаю, все гораздо более сложнее. Температура металла именно такая, чтобы лед не таял над огромной полостью в ледяном колпаке.

– Возможно, – тихо произнесла Лира, – установка была построена до того, как ледяной колпак продвинулся так далеко на юг. Может, ледники просто похоронили ее под собой.

– Они заняли это место минимум десять тысяч лет тому назад, насколько мы можем извлечь из того малого, что нам известно о геологии Тсламайны.

Женщина ничего не ответила.

Путешественники продолжали осмотр, но не нашли никаких следов строителей странной конструкции. Все вокруг выглядело массивным, солидным, казалось сформированным из отдельных матриц. Этьен и Лира не обнаружили ни дверей, ни окон, ни одного намека на размеры или форму строителей. Только гладкие геометрические фигуры. Удивило также отсутствие каких-либо пультов управления.

– Это полностью автоматическая установка, – заметила Лира. – Она полностью рассчитана на действие длительный период времени без какого-либо постороннего наблюдения, поэтому не было необходимости выставлять пульты управления на холодный воздух.

– Вероятно. Мы получили бы более точный ответ, если бы узнали, работает эта штука или бездействует.

– Для этого необходимы приборы. Сядь и отдохни, Этьен. Я скоро вернусь.

Лира направилась к судну, взяв с собой двоих тсла. С их помощью она установила рядом с корпусом несколько чувствительных зондов, направила их на странную конструкцию и начала считывать показания. Некоторые приборы работали с расстояния эффективно, а некоторым требовалось получить данные о структурах от выносных датчиков.

Металл сам по себе выделял тепло, с точки зрения источника энергии странная установка бездействовала. Показатели, появившиеся на дисплеях, были сравнимы с мощностью самих приборов землян и батарей их судна. Хотя осмотр трудно было назвать подробным из-за ограниченных возможностей оснащения экспедиции. Редоулы пришли к выводу, что что бы ни задумали спроектировать создатели установки, сейчас они уже ее не контролировали.

Компьютер проинформировал исследователей, что самовозбуждающиеся сплавы существовали только в теории… до сих пор. Что касалось самих машин, то они не соответствовали технологической архитектуре ни одной из известных цивилизаций.

Однако какой бы древней ни была странная установка, большинство ее частей прекрасно сохранились. Хотя отдельные элементы попадали на землю, следов коррозии ни внутри металла, ни на металлокерамике не было.

Хотя ученые не смогли определить возраст установки ее создателей, им удалось приблизительно классифицировать использованные в ней материалы.

Кроме индия, Этьен нашел две дюжины сплавов, не поддающихся химическому и спектральному анализу. Причем одну маленькую металлическую пластинку компьютер определил как сплав металлического натрия, несмотря на тот факт, что во влажном воздухе пещеры не было ни малейшего следа окисления. Когда

Этьен опустил пластинку в воду, и ничего не произошло, Редоулам показалось, будто они услышали, как к ним приблизились любимые духи

Хомата.

Многое в лодке землян оставалось тайной для Тилла, и он никак не мог найти свежую штуку, называемую Лирой батареей или элементом питания. Он осторожно рылся в складском отсеке, стараясь ничего не повредить. Шорох наверху заставил его остановиться.

Любопытно. Тсла полез по трапу наверх. Его хобот вытянулся, принюхиваясь. Звуки провели его через корпус и вторую палубу на самый верх. Он прошел мимо спальных кают людей, мимо места принятия пищи, которое они называли камбузом, и остановился в проходе, ведущем прямо в кабину. Тилл долго присматривался, прежде чем заговорить.

– Что ты здесь делаешь, май?

Хомат испуганно оглянулся, но, увидев того, кто его окликнул, успокоился.

– Просто смотрю. Нам, маям, всегда интересны новые вещи.

Тилл явно оскорбительно повел своим хоботом.

– Тебе нужно бы помочь нашим друзьям.

– Знаю, знаю. Я скоро приду. Но там так холодно, так холодно. – Хомат поежился.

– Мне тоже было холодно снаружи, но сейчас холод пробрался ко мне внутрь.

– Не понимаю тебя, философ.

– Ты слишком часто и подолгу стал находиться в самых важных местах корабля. Я замечаю это уже несколько дней. Ты всегда следил за действиями наших друзей, но после нападения на стал еще более внимательным. Думаю, друзья пришельцы не заметили этого интереса. Они мудры, но во многих вещах по-детски наивны. К тому же заняты изучением нашей планеты и нашей жизни.

Но я не так занят и не так наивен. Нужно выяснить, откуда у тебя взялся этот неестественный интерес. – Тсла повернулся, чтобы уйти.

– Стой, философ! – Холод внезапно перебрался из тела Хомата в его голос.

Тилл медленно оглянулся. Его взгляд упал на прибор, крепко зажатый в руке Хомата. Прибор был тяжелым для шестипалой кисти, и Хомат был вынужден поддерживать его второй рукой. Тсла достаточно часто видел этот прибор в действии, чтобы узнать его.

– Май, – прошептал Тилл, пытаясь вложить все свое презрение в это короткое слово.

Хомат не удивился и не испугался. Маи обычно побаивались тсла, но только не он, не Хомат. Эти покрытые шерстью твари были выше и сильнее, но отнюдь не умнее. Нет, размеры не были свидетельством большого ума, и Хомат планировал доказать это.

– Знаешь, что это такое? – спросил он, довольный собой, взмахивая прибором. – Это принадлежащий людям источник молний. Я видел его в действии много раз. Должно быть, его трудно сделать, но пользоваться им очень просто. Эти штуки, согнутые к нижней части пульта кобуры, – они сидят в своих маленьких домиках, получая силу от мировых духов, пока не станут готовыми служить людям. Но эти духи глупы. Они не требуют жертв, молитв или обещаний и будут служить тому, кто выучит ритуал общения с ним.

За последние месяцы я тщательно изучил этот ритуал.

– Для чего? – мягко спросил Тилл, прикидывая расстояние до противника.

– Ты видишь спящих здесь духов и много этого драгоценного суннита.

Достаточно богатства, чтобы купить полмира.

– Я уверен, – осторожно ответил Тилл, – люди не станут возражать против того, чтобы ты взял металла с собой сколько хочешь.

– Конечно, они позволят мне взять с собой немного, но чтобы он не мешал им везти бесполезные камни, собранные де-Этьеном в качестве образцов. Зачем мне кланяться и унижаться за нищенскую долю, когда я могу нагрузить металла столько, сколько сможет увезти волшебная лодка? – Он улыбнулся. – Я могу завладеть лодкой духов. Металл сделает меня правителем маев. Этот корабль сделает меня хозяином Гроаламасана.

Ярость Тилла сменилась грустью и жалостью.

– Бедный май, твои мечты больше твоего тела.

– Правда? – ехидно переспросил Хомат. – Я хотел подождать, но ты сам подтолкнул меня. Тсла всегда подталкивают маев. В конце концов мы победим вас. Видел, как действуют простые священные приборы людей? Просто прикасаешься к этой маленькой круглой штучке…

Этьен оторвался от огромной металлической массы, которую изучал, оперевшись на приспособленный для него Лирой костыль, и посмотрел в сторону судна. Свет от двух мощных прожекторов заставил его отвести взгляд в сторону.

– Ты ничего не слышала?

Лира тоже оторвалась от работы. Она попыталась опередить, не являются ли некоторые осколки, выпавшие из конструкции, пишущими.

– Что?

– Корабль. Кажется, я слышал какой-то звук.

Женщина пожала плечами:

– Я ничего не слышала.

Этьен задумался на мгновение, затем посмотрел направо:

– Йулур, ты не слышал никаких звуков на священной лодке?

Молодой тсла сидел на земле и играл какими-то цветными камешками.

– Нет, не слышал, Учитель.

И тут Этьен увидел приближающуюся к ним фигуру.

– Вон Хомат. Может быть, он что-то слышал.

Лира вернулась к работе, а Этьен подождал, пока их проводник выйдет из яркого света.

52
{"b":"9076","o":1}