ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Вам нужно находиться вместе с другими американскими миссис, — сказал Лаи Цин, доставая из секретного карманчика под блузой пятидолларовую бумажку и кладя ее девушке на колено. — До свидания, леди, — вежливо попрощался он, закидывая за плечи свою корзину, но она не произнесла ни слова ему в ответ.

Он взял мальчика за руку, и они отошли на несколько ярдов, но что-то заставило китайца оглянуться. Большая слеза ползла по щеке Фрэнси, оставляя на ней влажный след. Лаи Цин остановился, обуреваемый сомнениями. Во всем облике девушки сквозило такое щемящее одиночество, какое знакомо только совершенно отчаявшимся людям.

Лаи Цин опять подошел к ней и спросил:

— Шесть дней ты не плакала, теперь плачешь. Почему? Она покачала головой, и тут слезы потекли из ее глаз ручьем, а ручей постепенно превратился в полноводную реку.

— Я думала, что вы мой друг, — отрешенно прошептала она. — И вот вы меня покидаете.

— Моя не может быть твоим другом. Моя — бедный, несчастный китаец, а ты, — тут он посмотрел на ее дешевое платье, — американская леди.

Она терла глаза кулачками, стараясь приостановить поток слез, и он впервые заметил голубые тени у нее под глазами, нежную кожу и узкие слабые запястья. Его сердце сжалось от сострадания к ней, но он знал, что должен оставить ее с ей подобными.

Мальчик, терпеливо ожидавший рядом, сначала дергал Лаи Цина за штанину, а потом и сам заплакал за компанию. Китаец нежно потрепал его по голове, продолжая смотреть на девушку.

— Я бы очень хотела стать вашим другом, — вздохнула она.

Лаи Цин старательно обдумал вновь возникшую проблему, в то время как Фрэнси не спускала с него молящих глаз.

— Это будет очень трудно, — сказал он наконец.

— Хуже того, что я уже пережила, не будет.

Ее голос дрожал от горечи и слез, и Лаи Цин кивнул. — Тогда надо идти, — сказал он, закидывая корзину с пожитками за спину и беря китайчонка за руку.

Она поднялась на ноги и пошла за ними, чуть сзади, и Лаи Цину почему-то подумалось, что, если он скажет «мы пойдем на край света», она вот так же и пойдет следом, отставая на один шаг. Судьба взяла их жизни в свои руки.

Когда они прошли с милю, Лаи Цин остановился, чтобы купить поесть в маленькой лавчонке у дороги. Достав из секретного кармашка деньги, он отсчитал пятнадцать центов, а остальное аккуратно положил назад. Потом вынес из лавки тарелку горячего супа и несколько кусков хлеба с маслом. Фрэнси расположилась на куче камней, посадив ребенка, по обыкновению, себе на колени. Он прижимался к ней всем телом и обнимал ручонками за шею. Боги сотворили чудо. Она улыбалась.

— Кушай, — наставительно сказал Лаи Цин, втискивая жестяную тарелку ей в ладони. — Ты должна быть сильной.

Он следил за тем, как она ела суп, закрыв глаза и наслаждаясь, и с беспокойством думал, что у него осталось всего пять долларов. Это было все его состояние. Существовала, правда, книжка, выданная ему Китайским кредитным товариществом, где на его счету значилось сто три доллара и двадцать центов, но деньги, по-видимому, сгорели вместе с Сан-Франциско. Он вздохнул. Эти деньги он выиграл в маджонг. Это было все, что числилось за ним в прошлом. На эти деньги он рассчитывал в будущем. Однако его постигла неудача, и, тем не менее, он был жив и даже не ранен.

Благодаря тарелке супа, съеденного Фрэнси, на ее щеки вернулся румянец, походка стала тверже, и она даже взяла мальчика за руку, с улыбкой глядя, как он, быстро перебирая ногами, старается поспевать за взрослыми. Люди, попадавшиеся им на дороге, останавливались и сердито глядели им вслед, и Лаи Цин знал, что они не одобряли совместных прогулок белой женщины и китайца. Он понимал также, что им вместе нечего и соваться в лагеря для беженцев, расположенные в парках, и внимательно глядел по сторонам в поисках убежища. Когда они проходили мимо очередной придорожной лавочки, торговавшей палатками, он решил прицениться к ним и коротко спросил:

— Сколько?

Торговец посмотрел на него с презрением:

— Для китаезов — десять долларов. И это даже дешево. Лаи Цин молча повернулся и пошел прочь, чувствуя на своей спине подозрительный взгляд продавца. Становилось все темнее и темнее, было необходимо найти укрытие и побыстрее. Мальчуган совсем выдохся, и китаец взял его на руки. Как только темнота сгустилась окончательно, он наконец увидел то, что искал — полуразрушенный домик, к счастью, не развалившийся до основания во время землетрясения, как подобные ему домишки, в которых раньше жили ремесленники. Землетрясение, словно ножом, срезало верхушку строения, но первый этаж почти не пострадал. Дверь отсутствовала, и Лаи Цин вошел первым и огляделся. Полотняные шторы в шашечку трепетали на ветру, прикрывая окна без стекол. В центре гостиной стоял деревянный стол на тумбообразных ножках, наполовину скрытый мусором и осыпавшейся штукатуркой. Рядом с камином примостился диван, набитый конским волосом, а у стены валялся перевернутый комод, в котором каким-то чудом сохранились неразбившиеся тарелки, покрытые толстым слоем пыли. Лаи Цин внимательно осмотрел потолок — по нему шло несколько больших трещин, но в целом он выглядел относительно безопасно. По крайней мере, переночевать здесь можно было без особого риска.

Китаец подвинул диван поближе к стене и смел рукавом мусор с сиденья. Потом заявил с поклоном:

— Пожалуйста, садиться, леди.

Фрэнси с облегчением опустилась на диван, а китаец уложил мальчика рядом с ней. Потом он взглянул на нее и проговорил:

— Леди, моя китайца. Моя приехала в Америку без документов. Моя зарабатывает на жизнь игрой в карты и в другие игры. У меня нет прошлого, леди, и нет будущего. Моя имеет только сегодня. Так моя жила всегда, и так жила семья, в которой моя родилась. Моя ничего не может предложить леди.

Фрэнси внимательно выслушала Лаи Цина и пришла к выводу, что его жизнь ничем не отличается от ее собственной. Она кивнула в такт своим мыслям и ответила:

— В таком случае нам повезло — вам и мне. Землетрясение похоронило мое прошлое и лишило меня будущего. У меня, как и у вас, остается только сегодня.

— Может быть, к нам пришла удача после всех бед, — согласился он.

Мальчик спокойно заснул, а Фрэнси стала помогать китайцу в поисках хоть каких-нибудь покрывал или одеял, поскольку ночи стояли холодные, а огонь было запрещено разводить. Роясь в обломках и в мусоре, они ухитрились найти какие-то тряпки, после чего обессиленная Фрэнси свернулась клубочком рядом с китайчонком и сразу уснула. Лаи Цин укрыл ее потертым розовым стеганым одеялом, а сам, завернувшись в старые шторы, сел в углу и до рассвета не сомкнул глаз, охраняя их сон.

Фрэнси спала, а китаец думал о ней. Он вспомнил, как его поразила неприкрытая ненависть, которую он расслышал в ее голосе, когда они стояли и смотрели на пожар в большом доме на Ноб-Хилле. Лаи Цин знал, что она страдала, поскольку на собственном опыте испытал, что это такое. Всю свою жизнь он шел рука об руку с жестокостью, одиночеством, страхом и ненавистью. Тем не менее, когда она проснулась, он не стал ее ни о чем спрашивать. Он знал, что настанет день, когда ей захочется снять тяжесть с души и с кем-нибудь поделиться своими горестями, и тогда она расскажет всю правду без утайки.

На следующий день они продолжили путешествие, даже не оглянувшись на развалины домишки, где провели ночь.

— Куда мы идем? — спросил малыш на кантонском диалекте, держась за юбку Фрэнси.

— До следующей стоянки, — спокойно ответил Лаи Цин.

Он понятия не имел, где эта самая стоянка будет, но его ответ вполне удовлетворил мальчика, и он без жалоб потрусил дальше.

Они прошли совсем немного, когда встретили на пути очередной палаточный городок, разбитый, по обыкновению, в парке. Люди, расположившись на траве, болтали или читали газеты, в то время как другие стояли в очередях за бесплатными завтраками, которые отпускались с деревянных повозок. В воздухе носился запах горячего кофе и свежего хлеба, и изголодавшийся малыш требовательно дернул Фрэнси за юбку. Она встала в очередь за завтраками и за бумажными одеялами, которые также выдавались бесплатно. Они быстро поели, сидя на некотором удалении от толпы. Потом, накинув одеяла на спины, Фрэнси и мальчик двинулись за Лаи Цином, по-прежнему не имея ни малейшего представления о том, куда он их ведет.

41
{"b":"908","o":1}