ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Именно это я привез тебя посмотреть, — проговорил он, с гордостью распахивая перед ней двери. — Наш собственный склад в Гонконге. Мне повезло, что я нашел это здание на таком ничтожном удалении от береговой линии, поскольку большая часть земли здесь принадлежит крупным торговым фирмам. Я купил склад на твое имя, Фрэнси. Вот бумаги, которые тебе требуется подписать.

Фрэнси с недоумением принялась рассматривать документы, составленные на китайском языке.

— И это только начало, — продолжал Лаи Цин возбужденным голосом. — Конечно, тайпаны крупных компаний постараются стереть нас с лица земли, если мы попытаемся конкурировать с ними. Нам повезло только по одной причине — мы еще слишком слабы, чтобы представлять для них угрозу. И именно эта кажущаяся слабость станет нашим козырным тузом — мы займемся тем, что будем подбирать крохи, за которыми им просто лень нагнуться.

Возможно, тебе покажется, что склад выглядит не очень презентабельно для «Л. Ц. Фрэнсис и компания», но помни, что величие произрастает из скрытности и скромности. Недостаток средств и могущества пока заставляет нас двигаться в мире более сильных конкурентов крадучись, но однажды мы предстанем перед ними во всей своей мощи.

Фрэнси взглянула на Лаи Цина совершенно пораженная. Он казался таким маленьким и хрупким в своем синем рабочем халате, но глаза его сверкали, и в них горели знания и ум. Он был ее наставником, учителем и, казалось, знал все и разбирался во всем.

Лаи Цин взял ее за руку и ввел внутрь помещения. На деревянных полках толстым слоем лежала пыль многих десятилетий — склад был далеко не нов. Сквозь щели в ставнях узкими золотистыми иглами пробивались солнечные лучи. Склад действительно выглядел довольно дряхлым и заброшенным, но Лаи Цин с уверенностью пообещал:

— Когда в следующий раз ты придешь сюда, наш складик будет забит товарами до самой крыши.

Китайская набережная была чрезвычайно оживленным местом. Всюду сновали обнаженные до пояса кули, которые несли, тянули, катили всевозможные грузы, иногда раза в два превышавшие их собственный вес. Вытянувшись в живые цепочки, они нагружали ящиками и мешками баркасы, которые непрерывно сновали между берегом и судами, стоявшими на якоре. У бедного кули подчас не было времени, чтобы вытереть капающий с лица пот.

Фрэнси с интересом наблюдала за всем происходящим, но не заметила, как один из кули внезапно прекратил работу и уставился на нее и Лаи Цина. Не заметила она и того, как этот кули вдруг начал крадучись двигаться в их направлении, скрываясь в тени контейнеров.

Он был не высок ростом, широк в кости, но отчаянно худ, и на его согнутой спине и на залитом потом лице лежала печать постоянного страдания и муки. Толстые и грубые волосы на его голове были выбриты на лбу, а сзади заплетены в косу. На нем были дешевые черные бумажные штаны, которые, как и соломенная шляпа, являлись непременной принадлежностью всех грузчиков. Его кожа загорела почти до черноты, и лишь глаза выдавали в нем европейца. Эти глаза в настоящий момент горели жгучей ненавистью. Кули был не кто иной, как Сэмми Моррис, и он неотрывно следил за Фрэнси.

Если Сэмми все это время и просил о чем Бога, так это чтобы встретиться с Фрэнси Хэррисон снова. Когда его бросили, изувеченного и избитого, в затхлый трюм проклятого китайского клипера, он поначалу думал, что вот-вот умрет. Самое главное, ему хотелось умереть — какой смысл оставался в его жизни? Жить для него — означало переносить постоянные страдания кровоточившего тела. Да и как ему было жить, зная, что Джош умер? Жить, чтобы чувствовать, как со всего корабля в темноте трюма к нему сбегаются крысы, жадно принюхиваясь к запаху крови? Каждую минуту он ожидал, что они бросятся на него и на кусочки разорвут своими острыми зубами. Поэтому Сэмми был чрезвычайно озадачен, когда ему принесли кружку воды и миску риса. «Почему?» — спросил он. «Ты не должен умереть, — ответили ему. — Таковы полученные нами инструкции». Таким образом, несмотря на свои ужасные раны и горячее желание распроститься с этим миром, его принудили жить дальше, чтобы подвергнуться еще более страшному унижению нищеты и отчаяния. Он превратился в кули, весь божий день надрывающегося из-за нескольких юаней, которых едва хватало на миску риса утром и вечером и аренду вонючей дыры шесть футов на девять, где он спал по ночам. В дневное время предприимчивый хозяин сдавал жилье другому кули, работавшему ночью.

Неоднократно он замышлял самоубийство. Казалось, нет ничего легче, чем, позабыв про боль и окружающую мерзость, выкурить трубочку опиума, а потом броситься в пролив или, забравшись на шаткие бамбуковые мостки в строящемся доме, подняться до самого верха и низвергнуться в бездну. Можно было также прикупить в китайской аптеке какого-нибудь яду. Но Сэмми так и не смог решиться на это. Его поддерживала жажда мести. Прежде чем погибнуть самому, он должен отомстить Франческе Хэррисон, заставить ее перед смертью страдать, как страдал в свое время Джош, а теперь страдает он. Благодаря ей он прожил шесть лет в аду, но она жестоко просчиталась, не убив его сразу, а отправив в Китай. Несколько лет он потратил на то, чтобы добраться до Гонконга. И вот теперь судьба вновь отдает ее в его руки.

Она выглядела элегантной, холодной и неприступной, словно королева, снизошедшая до своих подданных. Сердце Сэмми сжалось от давно не испытанного волнения. Не обращая внимания на сердитые окрики десятника, он начал осторожно продвигаться от одного прикрытия к другому, держась в тени и стараясь подобраться к Фрэнси и ее спутнику как можно ближе. Он видел, как они уселись в поджидавшую их колясочку рикши, и побежал за ней, стараясь не отстать и в то же время держаться на приличном расстоянии от коляски.

Жизнь кули закалила его, несмотря на согбенную тяжелым трудом спину, он дышал по-прежнему спокойно и ровно, даже когда они добрались до центра и свернули на Педдер-стрит. Затерявшись в толпе, он остановившимися глазами следил за тем, как Фрэнси вылезла из колясочки и скрылась в подъезде роскошного отеля.

Возвращаясь назад в свою затхлую крысиную нору, которую язык не повернулся бы назвать домом, Сэмми упорно размышлял, как ему быть дальше. Он купил себе миску риса и вареных овощей в крошечной лавочке на углу и, прислонившись к стене, принялся есть, обдумывая свои дальнейшие шаги. Вернувшись же домой и закурив трубку с опиумом, он возблагодарил ту силу, которая свела его с Фрэнси на узкой дорожке. На этот раз, решил Сэмми, он любой ценой постарается заполучить мисс Франческу Хэррисон. Он подвергнет ее пыткам, вроде той, которой его подвергли китайские бандиты, но потом он проявит милосердие. Он убьет ее.

Фрэнси пробыла в Гонконге месяц, и поначалу казалось, что все идет как следует. Они нашли торговый корабль, выставленный на продажу. Он был довольно старый и ржавый, не слишком скоростной, но, как оказалось, крепкий. Покупку оформили за несколько дней, тут же набрали команду из китайских моряков и нашли капитана-американца. Теперь судно стояло на якоре в гавани с пустыми трюмами и ожидало, когда его заполнит первый груз. Но именно груз оказался проблемой.

Те самые крошки со стола богатых торговцев, о которых говорил Лаи Цин, пока никак не давались им в руки. Тайпаны заявили Лаи Цину, что не ведут дел с китайцами. Когда же к ним отправилась Фрэнси, все двери перед ней закрылись, а строго проинструктированные служащие и управляющие были вежливы, угощали ее бисквитами и шерри-бренди, но все, как один, говорили, что их хозяева не занимаются делами с женщинами. Пытаясь сохранить лицо, она бормотала, что это не характеризует их как хороших бизнесменов, и уходила с гордо поднятой головой, но на самом деле в абсолютной растерянности.

Казалось, что прочную стену цеховой солидарности гонконгского купечества ничем невозможно пробить. Все дела вершились только внутри тесного клана больших хонгов — Жарденов, Свиров и других.

Тем временем складик Лаи Цина в порту почистили и вымыли, и он стоял, готовый принять в свои недра рулоны шелковых и бумажных тканей, дорогие ковры, фарфор и жад, контейнеры с чаем и специями, все то, что стоило отправлять морем в Штаты, но и он был сейчас почти пуст. Большие хонги упрямо не хотели пускать Лаи Цина в свой бизнес. Стараясь приободрить Фрэнси, он говорил, что в таком случае придется погрузить на корабль другие товары, но она догадывалась, что прибыль от их перепродажи в Америке будет ничтожной. Фрэнси чувствовала себя препаршиво — она ничем не могла помочь Лаи Цину.

80
{"b":"908","o":1}