ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ну вот, – пробормотала Ниина. – Опять двадцать пять.

– Я, шеф, никого конкретно не подразумеваю, – сказал Сквилл, – но, прежде чем тягаться с первобытными силами природы, не мешало б обзавестись путевым голосишком. А с твоим даже глухого дюгоня не зачаруешь.

– А ты играть не умеешь, – огрызнулся Банкан. – Даже на этом луке с одной-единственной паршивой струной.

Сквилл поднял лапы.

– Шеф, да я разве спорю?

Банкан уныло уставился себе под ноги.

– Все обманываю себя, внушаю, что со временем запою лучше. Но в душе понимаю: никогда у меня не получится с помощью голоса сотворить чудо.

– Ну, ты хоть на бренчалке своей лабаешь, – успокоила его Ниина. – Эх, кабы я могла чего-нибудь сбацать!

– Я б тоже не прочь, – признался ее брат.

Банкан поднялся с корня и повернулся к выдрам:

– Как промышлять чаропением, если не способен петь? Как спасать мир и прекрасных дев, если не умеешь творить путные чары?

– Ау! – тявкнула Ниина. – Ну вот, распустил нюни. Все вы, самцы, одинаковы.

Банкан скрипнул зубами.

– Ниина, скажи, почему ты вечно все упрощаешь?

Она кокетливо стрельнула глазами.

– Да потому, Банк, что я девчонка простая.

Банкан отвернулся.

– Черт, надо же что-то сделать! Что-нибудь трудное, возвышенное…

Сквилл похлопал по корню, на котором сидел.

– Запросто, шеф. Давай заберемся на это дерево.

Банкан метнул на друга гневный взгляд.

– Хоть минуту можно без дурацких хохм?

Выдр поразмыслил.

– Прости, но ты не до фига ли требуешь? – Сквилл глянул на сестру.

– Так и быть, попробуем, ведь ты наш лучший кореш.

– Ну, спасибо, – произнес Банкан устало и мрачно. – Как вы знаете, на колдовство моего пения хватает. А вот контролировать это дело не получается, голос слабоват.

– Чегой-то это все не тянет на самое надежное оружие против первобытных сил. – Сквилл больше не ухмылялся. – Да и меч тебя, парень, не выручит из любой передряги. Видывал я, как ты им машешь.

Прямо скажем, рубака аховый.

– А сам-то? Батьке своему в подметки не годишься.

– Эт точно, Мадж еще шустро клинком вертит, – подтвердила Ниина. – Хоть и раздался маленько в пузе.

– Ты только при нем этого не говори, – предостерег Банкан. – А то задницу надерет. – Он подошел к дереву и уперся в корень обеими руками. – Я знаю, на что способен. Играю неплохо. Если бы только как-нибудь улучшить… вокальные данные.

Ниина пощекотала его, и он подпрыгнул.

– Банкль, ты уж с этим поосторожней. Брательник ведь правду говорит, ты наш лучший друг среди невыдр. Угробишься, некого будет подкалывать. – Она переглянулась со Сквиллом. – Хошь, отпадную штуковину покажу?

– Что еще за штуковина?

Догадываясь, что Ниина затеяла новый розыгрыш, Банкан постарался изобразить любопытство.

Она достала из бокового кармана жилета плоскую квадратную коробочку черного цвета с прозрачным окошком на чуть выпуклой верхней грани.

Банкан, заинтригованный, пригляделся. Как только он узнал вещицу, глаза его округлились.

– Э, так ведь это…

Ниина энергично закивала.

– Сидюк, лазерный проигрыватель. Твой батяня принес из родного мира, когда последний раз там побывал. И подарил Маджу.

Банкан был ошеломлен.

– Да если предки узнают, что вы эту штуку из дому вынесли, они вам побреют задок и передок.

У Ниины вздрогнули усы.

– Эт точно. Но они ни фига не узнают. – Она подмигнула брату. – Даром, че ли, Мадж обучал нас своему прежнему ремеслу?

– Мы ж по-хорошему стариков уламывали, чтоб дали сидюк послушать, – добавил Сквилл. – Так ведь ни в какую! Ну, мы и решили одолжить на денек. Одна только проблема – не врубаемся, че теперь с ним делать.

Ниина погладила пальцем черную коробочку.

– Ага, без колдовства не включается. Мадж говорит, нужны тарабейки… или баратейки…

– Батарейки, – подсказал Банкан. – Как-то раз я видел, как Джон-Том их вставлял. Это четыре палочки, заряженные волшебством, без них такие вещи не работают. Видите? – Он поднял прямоугольную крышку и показал четыре цилиндра, угнездившихся в нише, точно личинки. – Но чары быстро иссякают, и отцу приходится их восстанавливать. Жалко, я не помню заклинания слово в слово. Там что-то про кролика, который все двигается, и двигается, и двигается.

Ниина поразмыслила.

– Вот че я думаю, Банкич. Ежели ты годишься в чаропевцы, то такое пустяковое колдовство наверняка тебе по плечу.

– Во, сеструха в жилу лепит! – Сквилл забрал у нее проигрыватель и опустил на землю. – Шеф, вперед.

– Э, погодите-ка, – обеспокоился Банкан. – Вам бы все шутки шутить, а тут, между прочим, серьезная магия задействована. Электроны, кролики и все такое прочее. И вообще не знаю, можно ли мне притрагиваться к имуществу Маджа.

Ниина пренебрежительно фыркнула.

– И он еще хочет спасать красоток и укладывать зло на лопатки!

Банкуй, ты не боишься меня разочаровать?

– Но ведь эта вещь – из Запределья!

– Кореш, ну че ты мандражируешь? – заклинал друга Сквилл. – Попытка не пытка. Ты ж ее не сломаешь, ага?

– Да как сказать. – Банкан снял дуару и нерешительно пощипал струны. Там, где гриф раздваивался, появилось мягкое золотое сияние. – Это все-таки рискованно.

– А походы в неведомые края и борьба с плохишами – это, по-твоему, не рискованно? – пустила шпильку Ниина. – Давай, Банкет, ты справишься.

Он набрал полную грудь воздуха и запел. Инструментальное сопровождение – просто блеск, а вот слова… Выдры с трудом одолели искушение зажать лапами уши. Лазерный проигрыватель не реагировал, разве что легонько подпрыгнул два-три раза. Юноша буквально лез вон из кожи, но добился от миниатюрного встроенного динамика лишь краткого писка. Наконец руки беспомощно повисли.

– Ну что, видели? – сердито спросил он. – Говорил я вам, ничего не выйдет…

– Банкуд, ты классно лабал, – сказала Ниина.

Все трое долго с сожалением глядели на непослушный проигрыватель, затем Сквилл воскликнул:

– Опаньки! Мысля!

– У тебя? – спросила сестра. – В кои-то веки?

Сквилл не обратил на подковырку внимания.

– Слышь, чувак, у нас-то с сеструхой полный ажур с голосами. И стишата кропать умеем.

– А че, брательник прав, – подтвердила Ниина. – Только я пока не просекаю, к чему он клонит.

– А ты просек? – Сквилл взволнованно посмотрел на Банкана. – Че, ежели ты будешь лабать, а прочее мы возьмем на себя?

– Не смеши. Чаропение – это тебе не совместное предприятие.

– Да прям! А разве колдуны никогда не сбиваются в кучу, чтоб сообща творить великие чары?

– Так ведь это совсем другое дело.

– Зуб даешь?

– Мы всю жизнь друг друга знаем. – Ниине явно пришлась по вкусу идея брата. – Вместе выросли, у нас полное психологическое совместилово. Ну, почти полное.

– Дружба и артельное волшебство – вещи разные, – возразил Банкан.

– Дружба есть волшебство, – парировала Ниина. – Хоть и нелегко мне это признавать, но, кажись, братан подкинул клевую идею.

У нее сияли глаза.

– По крайней мере, чувак, попытаться можно, – добавил Сквилл.

Ниина азартно хлопнула в ладоши.

– Придумала! Помнишь диск, который Джон-Том принес из Запределья?

Ну, тот, от которого наши предки плюются? Разве сейчас не самое время пустить его в дело?

– Ты имеешь в виду тот плюгавый рэп? Не уверен, что смогу аккомпанировать.

– Шеф, хорош прибедняться! Смогешь, однозначно! – Сквилл буквально лучился уверенностью. – Только подыгрывай нам, и хорош. Ведь смогешь, а?

– Наверное, – нерешительно произнес Банкан. И подумал: «Кого же тогда считать чаропевцем? Ничего у нас не получится. Но что еще остается делать? Тащиться домой? Выслушивать упреки родителей и наставника Головомоя? Это всегда успеется».

– Ладно. Пожалуй, кой-каких действенных словечек я у отца поднабрался. Попробуйте быстренько слепить из них стихи, а уж я подыграю как смогу.

Он взял дуару поудобнее, пальцы пробежали по струнам. Выдр посмотрел на сестру.

10
{"b":"9080","o":1}