ЛитМир - Электронная Библиотека

– Че выть-то будем? Нельзя ж просто взять любую запредельную песенку из тех, че мы слышали. Надо, чтоб в жилу.

– Ага, чтоб его проняло.

Ниина указала на черный параллелепипед, который по-прежнему безмолвно стоял перед ними.

Пока Банкан нетерпеливо переминался с ноги на ногу, выдры обсудили между собой несколько вариантов. Наконец Сквилл выразил готовность.

Глядя друг на друга, брат и сестра грянули… рэп. Зазвенели струны дуары – аккорды пустились в безнадежную погоню за словами.

У тебя нет музона, а у нас нету текста.
Кто же лепит чары из пресного теста?
Ты лабай погромче, ты лабай получше,
Ну, а мы подтянем, чтоб звучало круче!
И поставим на уши лес дремучий!
Мы еще устроим, мы еще покажем
Колдунам-героям с многолетним стажем!

Должно быть, впервые на своем веку Колоколесье внимало рэпу.

Чего-чего, а энтузиазма и импровизаторской ловкости выдрам было не занимать. Банкан вспотел, пытаясь угнаться за их бешеным темпом. На развилке грифов усилилось свечение, розоватый оттенок сменился красным. Сияние окутало пальцы дуариста, затем кисти рук. Лазерный проигрыватель задрожал.

Глава 4

Выдры знай себе пели, а черный параллелепипед подпрыгивал, пританцовывал, как заметил Банкан, в такт музыке. У него на глазах из выпуклой крышки вынырнул золотистый смерчик. Крошечный встроенный динамик выплескивал музыку. Песню юноша не узнал – слишком был занят игрой. Внезапно выдры умолкли и тоже уставились на проигрыватель.

Замерли и пальцы Банкана.

Проигрыватель плавал в четырех футах над землей и все еще приплясывал – но уже под свою музыку. Слова были совершенно непонятны, однако это не имело значения. Во всяком случае сейчас.

– А ну-ка, вдарим во весь дух! – в восторге от своих успехов предложил Сквилл.

Сестра медленно кивнула, не отрывая взора от разошедшегося проигрывателя. Они снова запели рэп, и опять Банкан поспешил за ними вдогонку. Или на сей раз – впереди? Некогда было выяснять. В ответ динамик прибавил громкость. Еще как прибавил! Теперь черный параллелепипед быстро крутился вокруг своей оси, золотистый смерчик пронизывал его снизу доверху. Вокруг новоявленного трио завибрировал лес, листья-колокольчики трезвонили в ритме рэпа. В панике метались насекомые и летучие ящерки.

Нерешительность Банкана рассеялась без следа, уныние сменилось эстрадным экстазом.

– А ведь здорово!

Ему пришлось кричать. Шум стоял неимоверный: из вошедшего в раж проигрывателя рвались аккорды, вовсю звенела дуара, азартно благовестил лес, и на все это накладывалась кузнечная пульсация доселе неслыханного выдриного рэпа. От ладов дуары отлетали искры. Энергия музыканта и певцов ничуть не уступала вспышкам звездного света, на которые не скупился золотистый смерчик. Его появление поначалу огорошило Банкана, но теперь юноша вроде бы понял, что это за диво.

Зримая музыка…

Как только выдры довели до конца особо пикантную фразу, смерчик взвился к заходящему солнцу.

Проигрыватель дал сбой, содрогнулся и притих. Возбужденно гудя, смерчик топтался на месте; высотой он уже сравнялся с деревом.

Начинающие чаропевцы переминались, уставившись вверх, откуда градом сыпались пузырьки волнующей зримой музыки. Ударяясь о землю, они тотчас таяли, как снежинки на раскаленной сковороде; ноты падали каскадом и тонули в пропитанной мелодией земле.

– Класс! – Банкан стряхнул со лба случайный си-бемоль. – Ну, а теперь что делать будем?

Придерживая на голове кепи, Сквилл разглядывал проигрыватель. Тот, казалось, вовсе не имел намерения спускаться с горделивых высот.

– Шеф, меня спрашиваешь? Кажись, ты больше всех хотел заделаться чаропевцем.

Банкан чувствовал, как у него повышается кровяное давление.

– Ты меня втянул! Ты и твоя сестра. – Он моргал, глядя вверх. – А впрочем, какое мне дело? Ведь это не моего отца проигрыватель.

Выдры настороженно посмотрели на него.

– Э, кореш, ты ж не бросишь нас в беде, – сказал Сквилл. – Уж помоги, будь человеком.

Банкан пожал плечами.

– Магия – штучка капризная.

Ниина вцепилась в его рукав.

– Банкид, мы тебя за здорово живешь не отпустим. Ежели не достанем сидюк, Мадж нас прикончит.

– А что мамаша сделает…

Сквилл боялся даже вообразить Виджи в ярости.

– Это мы своим пением его туда закинули, – заявил Банкан. – Если еще разок споем, он запросто может сгинуть без следа. Не знаю, что и делать.

Сквилл не скрывал огорчения.

– Я тоже.

– Конечно, можно что-нибудь придумать, – задумчиво сказал Банкан. – К примеру, попросим ворона Корандера снять проигрыватель.

Сквилл с сомнением покачал головой.

– Эта чертова хреновина запросто могет его с собой утащить.

Объясняй потом, куда он уканал. Нет. Раз уж мы сидюк чаропением туда забросили, чаропением и снимать нужно. Лучше ни фига не придумаем.

– А можа, залезешь на верхушку? – предложила его сестра. – И спрыгнешь на сидюк.

Сквилл повернулся к ней и зло сверкнул глазами.

– Е-мое, да за кого ты меня держишь? За белку-летягу?

Он сделал неприличный жест.

– Так мы ни до чего путного не договоримся. – Пальцы Банкана пробежались по струнам. – Ладно, давайте попробуем. Но уж вы, пожалуйста, будьте готовы к худшему.

– Все путем!

Двойняшки отошли в сторонку посоветоваться.

– Ну, долго вы там? – рявкнул Банкан через некоторое время. Дело было не в спешке – он просто-напросто нервничал.

Ниина сердито зыркнула на него.

– Банкунг, ты сам велел приготовиться к худшему. Нельзя же горячку пороть. Второго шанса можа и не быть.

Она стряхнула с плеч блестящие ноты. Выдры снова взялись за рэп, на этот раз медленно, расслабленно, чуть ли не апатично. Банкану, застигнутому врасплох нежданной переменой темпа, понадобилось несколько секунд, чтобы приноровиться.

Ты берешь чересчур высоко,
До тебя нам долезть нелегко.
Это, чувак, совсем некрасиво.
Ну-ка, давай приземляйся живо!
За тобою карабкаться влом.
Сам не слезешь – пойдешь на слом.
И это совсем не пустая угроза.
Нам твоя, шеф, ох, не нравится поза!

На грифе дуары мягко запульсировало сияние, на сей раз призрачно-голубоватое. Но оно вовсе не выглядело многообещающим.

Напротив, лазерный проигрыватель даже поднялся на несколько футов.

Однако потом завис – похоже, в нерешительности. Диск все еще вращался, наземь сыпались ноты. Наконец он уступил – пошел на снижение, покачиваясь в неторопливом ритме выдрового рэпа. Золотистый смерчик похудел, сжался – и вот он уже не толще карандаша. Поредел музыкальный град, аккорды утратили яркие краски и рассыпались на отдельные ноты.

Как только закончилась песня, проигрыватель коснулся земли. Смерчик, что поддерживал его, исчез бесследно.

Едва проигрыватель затих, на него хищно прыгнул Сквилл.

Параллелепипед тщился выскользнуть из его пальцев, но бывают случаи, когда ловкость побеждает магию. Выдр прижал добычу лапой, затем другой, перевернулся на спину и сел, торжественно потрясая призом. Тот лишь слабо подрагивал.

Ниина поспешила к брату.

– Ну, че, нормалек? Цела фиговина-то?

– Вроде цела.

Банкан тоже подошел взглянуть.

– Подними-ка крышку.

Сквилл повиновался. Неподвижный серебристый диск слегка нагрелся, но выглядел как всегда. Банкан выковырнул и отбросил застрявший фа-диез. Тот, нестройно звякнув, приземлился возле его ног. Выдр щелчком водворил на место крышку и засунул проигрыватель в карман.

11
{"b":"9080","o":1}