ЛитМир - Электронная Библиотека

– Неудивительно, что тушканиха сочла нас грязнулями, – добавил Банкан.

Ниина не удержалась от ухмылки.

Из прохладного сумрака гостиницы вышел разодетый капибар. Он был полноват, мех на голове расчесан на пробор. Банкан попросил его остановиться.

– Откуда вы, пришельцы? – с подозрением спросил капибар путников.

– С Нижесредних болот, – гордо ответил Сквилл. Гигриец поглядел на него в упор, подергивая тупым носом.

– Я в этом сомневаюсь, однако вижу, что вы не из наших краев.

Банкан указал на приближающихся чистильщиков.

– И часто они так?

– Разумеется, несколько раз на дню. – Капибар неприязненно фыркнул и отступил назад, чтобы увеличить дистанцию между собой и высоким человеком. – Гигиенический патруль.

Сквилл захихикал.

– Патруль? И че он сделает, когда найдет грязь? Арестует?

Граджелут испуганно замахал на него лапами, но выдра это, конечно, не образумило.

– Вам, иноземцам, естественно, этого не понять. – Капибар снова фыркнул. – Но мы гордимся своим укладом. На вашем месте я бы как можно скорее уехал отсюда.

– Почему?

Банкан вспомнил предупреждение мыша.

– Потому что вы не соответствуете нашим высоким стандартам. Ну, а теперь, если не возражаете, я с вами попрощаюсь.

Банкан шагнул в сторону и проводил взглядом уходящего вразвалку капибара.

– Интересно, что он имел в виду?

– Не знаю, – сказал Граджелут. – Но лучше не стоять, иначе нас выметут вместе с мусором.

Они вошли в гостиницу как раз в тот момент, когда с ними поравнялся патруль. Банкан был вынужден признать: точность и слаженность движений восхищали. Как только уборщики прошли мимо, он высунул голову из дверного проема и посмотрел им вслед.

– Похоже, пронесло.

По плечу его постучал палец.

– Не совсем, кореш, – заметил Сквилл.

По следам подметальщиков шествовало отделение копейщиков – пак, белок, дегу, капибар и прочих грызунов. Они шагали двумя шеренгами, перегораживая переулок от стены до стены. Белые мундиры сверкали чистотой. Каждый стражник поверх капюшона носил бандану без узора.

Только на головной повязке низкорослого крыса, шествовавшего впереди, сверкала золотая эмблема. Когда отделение остановилось перед гостиницей, Банкан спокойно встретил взгляд командира. Крыс рассматривал пришельцев, и его отвращение было почти осязаемым.

– Чужаки, – пробормотал он. – Только что прибыли?

– Совершенно, верно, – подтвердил Банкан. И вдруг почувствовал, что Граджелут за его спиной пытается раствориться в тени.

Два дегу заметили маневр ленивца и вошли в гостиницу, растолкав выдр.

– Вы должны пройти с нами, – сказал Банкану крыс.

Банкан нахмурился.

– С какой стати? Мы всего лишь хотим снять номер-другой.

– Мы позаботимся о вашем размещении.

Крыс отдал краткий приказ, и наконечники восьми пик нацелились в путников.

Банкан положил ладонь на меч, но Граджелут подступил к нему вплотную.

– Мы в самом центре города. Сопротивление бесполезно.

Как всегда, купец говорил дело. Юноша заставил себя расслабиться.

– Возможно, они хотят всего лишь расспросить нас, – сказал ленивец.

– Наверное, придется дать взятку. Чего бы они ни хотели, лучше выполнить их требования, чем устраивать скандал.

– Эт ты так считаешь, – буркнул Сквилл, но за оружие не взялся.

– Ничего не предпринимаем!

Банкан шагнул вперед.

Крыс ростом в три с половиной фута мгновенно отступил от высоченного примата, выхватил из кармана серебряный свисток и изо всех сил дунул. По улице раскатился оглушительный свист. Словно ниоткуда появились новые солдаты, и через считанные мгновения путники оказались даже не окружены, а зажаты толпой.

– Эй, полегче!

Банкана, как и его товарищей, возмутила столь неожиданная и ничем не спровоцированная демонстрация силы. Впрочем, он сразу понял: бессмысленно хвататься за меч или даже за дуару. Судя по воинственным гримасам, эта рать при малейшем намеке на агрессию пустит в ход свой грозный арсенал.

– Мы пойдем сами.

– Разумное решение. – Крыс удовлетворенно кивнул.

Пехота в белом образовала непробиваемый строй как впереди, так и позади помрачневших путников. И вывела их на улицу.

– Вы все еще не сказали, что мы сделали плохого, – обратился Банкан к начальственному крысу.

– Что вы сделали плохого? – оглянулся на него командир патруля. – Своим присутствием вы нанесли оскорбление городу! Сам факт вашего нечистоплотного существования подрывает моральные устои, это поистине насмешка над всем, что свято для нашего достойного общества!

– Э, шеф, полегче! – сказал Сквилл. – Ты че, намекаешь, что мы с чуваками – грязнули?

– Нет, – ответил крыс. – Не намекаю. Я прямо говорю, что вы ведете гадкий, предосудительный, грязный образ жизни. От вас ужасно пахнет, и ваши ноги оскверняют землю при каждом соприкосновении с ней. Что же касается вашего дыхания, то его не описать никакими словами!

Ниина наклонилась к брату.

– Похоже, этот хмырь намекает, что мы не совсем вписываемся в тутошние представления о чистоплотности.

– У вас будет возможность очиститься, насколько это возможно, прежде чем вы предстанете перед магистратом, – сообщил крыс, когда они повернули за угол.

Улица примыкала к скверу, заточенному в белый известняк. В центре, вокруг фонтана из белого мрамора, собралась толпа. Жители глазели, разинув рты, на импровизированный парад.

На другой стороне площади высилось большое здание. Туда-то и привели путников и велели ждать в просторном зале, пока командир советовался с сидящей за конторкой коллегой. Затем последовало требование сдать оружие и личные вещи. Возражать, разумеется, не было смысла. К великому огорчению Банкана, пришлось отдать и дуару. Сразу после этого большая часть эскорта удалилась. Оставшиеся отконвоировали путников, не очень вежливо подталкивая, по короткому коридору в просторную камеру с решетчатой стеной. Расположенные необычно, наискось, прутья решетки были выкрашены в белый цвет.

Если это и была тюрьма, то беспрецедентно чистая.

Сквилл вцепился в прутья и закричал вслед крысу и его спутнице, главной тюремщице:

– Э, начальнички, так-растак! Не советую держать нас тут дольше, чем нам самим захочется! Мы – могущественные волшебники, вот так!

Крысы оглянулись и ехидно заулыбались.

– Да, конечно. Но только ответь, чужеземец: если вы такие великие мастера тайных искусств, почему не воспользуетесь магией, чтобы хорошенько вымыться?

– Че? Ты кого назвал грязнулей, голохвостый?

Сквилл запрыгал от негодования.

– По цивилизованным меркам, вы нечистоплотны.

Офицеры скрылись. Ниина опустилась на одну из двух подвешенных коек. Очевидно, так легче было их мыть, предположил Банкан.

– Зато нет проблемы с ночлегом. – Юноша решил проявить оптимизм. – Все не так уж плохо. Непривычно, но, похоже, неопасно. Мы ответим на их вопросы, дадим, как предлагает Граджелут, на лапу, пополним запасы и уберемся из этой чистоплюйской Гигрии.

– Мой фургон, моя упряжка… – причитал купец.

Банкан сурово посмотрел на него.

– Кажется, это вы предложили подчиниться блюстителям порядка.

Ленивец ответил с нетипичной для него строгостью:

– Вы же видели, сколько их. В ближнем бою у нас не было бы ни единого шанса. Хороший стратег выбирает ситуацию, удобную для него, а не для противника.

– Эт точно. – Сквилл сложил лапы на груди. – И теперь, значица, самое подходящее время нам, обалденным стратегам, выбираться из этой клепаной кучи стерильного дерьма.

– Но мы, по крайней мере, живы. – Ленивец демонстрировал нехарактерное для него упрямство. – У нас не было права на ошибку.

– Ваще-то можно выбраться отсюда с помощью волшебства… – пробормотала Ниина, – да вот только…

– Дуару отобрали, – закончил за нее Банкан. – Делать нечего, остается только вымыться, чтобы соответствовать высоким стандартам.

– Чувак, ты не дослушал. – Сквилл провел лапой по косым прутьям. – После помывки нас обещали не отпустить, а отвести к тутошним законникам. Сдается мне, кореша, хоть из шкуры выпрыгни, все равно не дотянешь до ихних клепаных стандартов. – Он показал острые зубы. – И ваще не люблю я, когда всякие отбеленные поганцы мне в нос тычут.

29
{"b":"9080","o":1}