ЛитМир - Электронная Библиотека

Русло речушки превратилось в красивый каньон с отвесными стенами, петляющий в сторону севера. По части топографии Граджелут был настоящим докой, да и на крылатого разведчика вполне можно было положиться. Всякий раз, когда купец предлагал сменить направление, Виз улетал вперед, а по возвращении докладывал, что ленивец прав. Банкан только дивился таланту проводника.

– Благодарить за это, молодой человек, следует мои многолетние странствия, они кому угодно отточат чувство направления.

– Должно быть, вы правы, – сказал Банкан, рассматривая складки песчаника. – Сам-то я давно бы заблудился среди этих холмов и ущелий.

Как думаете, долго еще нам ехать по пустыне?

– Этого, мой юный друг, я вам сказать не могу.

Ленивец рассматривал кромку высокого обрыва.

– Как бы то ни было, пока дорога дается нам гораздо легче, чем я ожидал.

– Да. – Всегда мрачноватый купец едва заметно улыбнулся. – Должно быть, кто-то ошибся.

– Никто не ошибся, шеф. – Сквилл уютно лежал в седле, невероятно гибкое тело свилось в такой тугой клубок, что голова покоилась на бедрах. – Просто удача наконец решила с нами скорешиться, в натуре. И давно пора, язви ее.

А каньон все углублялся, все расширялся. И вот уже кажется, что облака непременно должны задевать его высоченные кромки. На дне тут и там разрозненные останцы тыкали в небеса своими заостренными вершинами.

Они казались чрезвычайно хрупкими, готовыми рассыпаться от первого порыва ветра. И все же они стояли, эти молчаливые и неподкупные часовые, единственные свидетели появления в ущелье кажущихся крошечными разумных существ.

Снугенхатт, лязгая доспехами, плескался в мелкой речушке. У противоположного берега он опустился на колени – утолить жажду. Выдры, радуясь возможности поплавать, спешились и разделись одним плавным стремительным движением. Банкан расположился на уютном плоском валуне, а Виз решил поохотиться на водяных жуков. Граджелут с великим достоинством сполз с седла и приступил к омовению физиономии и конечностей.

Банкан лежал на спине и разглядывал небо. И размышлял о том, что путешествие, по большому счету, получилось совсем недурственное. А нынешний этап и вовсе чудесен. Никаких опасностей, кругом – тишь да гладь. Он лениво посмотрел налево-направо и озадаченно моргнул. К ним что-то приближалось. Оно было громадным, даже больше Снугенхатта.

Гораздо больше! Если точнее, его высота равнялась трети стены ущелья.

Юноша вскочил на ноги как ошпаренный. Великан имел форму, больше всего напоминающую перевернутый конус. Верхушка была шире основания, которое неслось над самой землей. Пока он приближался, слабый шепот, выдавший его появление, перерос в глухой рев. Выдры пулей вылетели из заводи и напялили одежду. Виз вспорхнул на свою жердочку, Граджелут тоже переместился поближе к спасительному туловищу носорога. Взор испуганного купца заметался.

– Укрытие! Необходимо найти укрытие!

– Не волнуйся, – сказал Виз. – В стране Чакмадура я видел смерчи и покрупнее. Надо всем держаться поближе к Снугенхатту. Не думаю, что у вихря достанет силенок сдвинуть его с места. – Он огляделся. – Не вижу пещер. Делать нечего, придется переждать здесь.

– Вам-то легко говорить. – Граджелут вцепился в носорожьи доспехи, с ужасом следя за приближением закрученного вихря. – Вы без труда можете уйти от этого феномена – достаточно отлететь подальше. Мы же обречены на увечья, а может быть, на медленную, мучительную смерть.

Снугенхатт повернул голову к смерчу и приник к земле. Вихрь подхватывал по пути щебень и невезучих насекомых, рассыпал сучки и листья, подобранные где-то в другом месте, и ревел – громко, но не оглушительно.

Банкан прижался к могучему боку носорога, зажмурился. Мусор летел прямо в лицо. Ничего, сейчас эта неприятность пройдет мимо, и они поедут дальше. Он ничуть в этом не сомневался, пока не увидел второй смерч, который двигался с противоположного конца ущелья, по их следам.

И был он гораздо больше и сильнее первого, его ревущий хобот достигал трех четвертей высоты каньона. И был он не сереньким в крапинку, а гневно-черным, и нес не сучки и листочки – целые деревья кружились и трещали. Приближаясь к путникам, он поднимал огромные валуны, как вату, и злобно отшвыривал в сторону. Увидел его и Граджелут.

– Крайне редко удается встретить одновременно два подобных атмосферных явления. Я всерьез опасаюсь за нашу безопасность. – Он протер глаза – летящий песок досаждал уже не на шутку. – Возможно, они минуют нас, врежутся друг в друга и прекратят свое существование.

– Е-мое! – Сквилл замахал лапой. – Там еще один!

– И еще! – прокричала Ниина.

Парочка новых воздушных штопоров прибыла с той же стороны, что и первый. Они то и дело сталкивались друг с другом и с кручами, но при этом ухитрялись сохранять свою индивидуальность. Повернувшись, странники уже без удивления обнаружили еще несколько смерчей разной формы, размеров и цветов. Вихри заполнили ту часть ущелья во всю ширину, они толпились позади черного гиганта, который за миг до этого напугал пришельцев. Бежать было некуда, укрыться негде. Смерчи отрезали оба пути. Банкан указал на кучу громадных валунов у ближайшей стены. Он бы предпочел глубокую пещеру, но такую роскошь ситуация не предлагала.

– Туда!

Снугенхатт привел свою тушу в движение и на бегу вслух пожалел, что не прихватил в дорогу бочонок крепкого пойла. Едва очутившись за каменной баррикадой, путешественники укрылись за бронированным корпусом носорога и как можно теснее прижались друг к другу. Что теперь будет? Как поступят могучие вихри? Спокойно пройдут мимо или свернут и разорвут путников на куски?

Это стало ясно, когда два передовых смерча вдруг остановились и повернули к груде валунов. Ураганные сгустки поднимали пыль и песок, мутили воду в речушке.

– Я их первым увидел! – с придыханием, врастяжку заявил меньший смерч.

Банкана это не удивило – юноша часто слышал, как стонет и воет ветер в кронах колокольных деревьев. Так отчего бы ему еще и не разговаривать?

– Протестую! – Высокий и куда более грозный вихрь согнулся пополам, словно хотел рассмотреть путешественников. – Я первым обнаружил их присутствие.

– Да какая разница, кто первый, кто последний? – поинтересовался третий, витавший чуть поодаль.

На Снугенхатте под напором ветра уже позвякивали доспехи. Ураган трепал одежду путников, швырял в лица пыль, слепил глаза. Носорог мотал головой, но не двигался с места. Каньон был от края и до края забит толкающимися, колышущимися вихрями, и каждый неистово месил вокруг себя воздух, каждый боролся с соседями за место для своей турбулентной ноги. Все это сопровождалось ужасающим грохотом.

– Для меня есть разница, – заметил маленький смерч. – Я первым их увидел, значит, они мои.

На него наскочил второй воздушный жгут, но меньший не дрогнул и дал сдачи. Началась шумная потасовка, вихри-забияки вырывали друг у друга камни, щепки, целые деревья; мелькали даже живые существа с вытаращенными глазами.

– Я и не знал, что смерчи дерутся друг с другом, – пробормотал Банкан.

– Дерутся? Ха! – Сквилл прижимался к боку Снугенхатта и обеими лапами удерживал на голове кепи. – Я и не знал, че эти чертовы фиговины болтать умеют.

– Не все. Только образованные.

Банкан со Сквиллом повернулись к купцу. Тот сидел, вдавливая спину в вогнутую поверхность камня.

– Откуда вы знаете? – спросил Банкан.

– С одним таким я уже сталкивался. – Граджелут пытался лапами защитить глаза. – И эта встреча оказалась разорительной. Он вытащил все мое имущество из кибитки и закутался в него, точь-в-точь как жеманная девица кутается в тончайшие полотна. Это был маленький смерч, от силы в десять раз выше меня, и совершенно безнравственный. Создания эти очень любопытны и, к великому моему прискорбию, донельзя алчны. О том, что они способны общаться, я впервые узнал, когда тот разбойник похвалил меня за ассортимент товаров. И хотя это саморазоблачение позволило мне выразить протест, смерч не сжалился. Мне было велено радоваться тому, что вихрь недостаточно силен, чтобы вместе с моими пожитками прихватить и меня. – Ленивец указал на огромные воющие хоботы. – Думаю, нет необходимости убеждать вас в том, что у этих хватит сил на любые проделки.

57
{"b":"9080","o":1}