ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Белая хризантема
Крах и восход
Диета для ума. Научный подход к питанию для здоровья и долголетия
Настоящий ты. Пошли всё к черту, найди дело мечты и добейся максимума
Корона Подземья
Ветана. Дар исцеления
Сила Киски. Как стать женщиной, перед которой невозможно устоять
Милые обманщицы. Соучастницы
Цена вопроса. Том 1

– Что вы наделали? Заставьте его уйти!

Выдры запели быстрее, пальцы Банкана стремительнее запорхали по струнам, но свирепая буря не прекратила свое целеустремленное турбулентное наступление, и вот она почти нависла над ними. Перед лицом такой опасности Банкану нелегко было устоять на ногах. Выдры уже не обнимались, а крепко вцепились друг в дружку. Даже кряжистый могучий носорог отступил на несколько футов. Банкан понял, что этот вихрь не заботится о сохранности экспонатов своей коллекции. Он бездумно и безжалостно растерзает их в клочья, как тот злосчастный смерч.

Позади Банкана завопил перепуганный Граджелут:

– Чаропевцы, прогоните его! Прогоните, пока не поздно!

Едва ли эти жалобные мольбы являлись конструктивным предложением, но выдр они подстегнули.

Ты завейся, закрутись,
В паутину заплетись.
Смотайся в клубок,
Скукожься в комок.
Вывернись, коловорот,
Шиворот-навыворот.
Опрокинься на лопатки,
Дай нам время смазать пятки!

До вихря уже можно было дотянуться рукой, и тут его поверхность пошла морщинами, а затем и трещинами. Торнадо остановился, и от него явственно повеяло недоумением. Через секунду-другую он заскрипел, словно обладал костяком, и его сотрясла череда неистовых конвульсий.

Буйные ветры все еще овевали путников, но уже бесцельно и неорганизованно.

На глазах у странников торнадо съежился. Он дергался и извивался, он сворачивался в петли и распрямлялся он бестолково выбрасывал в разные стороны черные ветряные щупальца. А потом с тяжким стоном эта громадина завалилась набок и под оглушительный грохот растянулась на дне каньона, подняв тучу пыли и песка.

Банкан повернулся к урагану, лишь когда облако начало оседать.

Поверженный торнадо беспомощно бился, но тщетны были попытки развязать тысячи узлов, в которые скрутилось его тело по вине чаропевцев.

Раньше всех пришел в себя Граджелут:

– Это изумительное зрелище, но лучше бы нам побыстрее уехать отсюда.

Ниина перевела дух.

– Шеф, я обеими лапами «за». Не, вы видали, а? Еще немного, и нам бы опаньки!

Опасливо поглядывая на запутанный торнадо, двуногие взобрались на носорога, и тот, когда последний наездник оказался в седле, пустился рысью, торопясь набрать спасительную дистанцию между собой и грозным, но временно недееспособным атмосферным явлением.

Когда они наконец выбрались из крутобокой бездны, Граджелут поглядел назад. Ни единого признака обузданной бури.

– Вот так же я пытаюсь одолеть конкурентов, – хмуро сообщил он спутникам. – Конечно, гигантский смерч рано или поздно освободится…

– Я тоже так думаю. – Банкан рассматривал лежащие впереди столовые горы и равнины. – Надеюсь, к тому времени мы будем уже далеко.

Купец устроился в седле поудобнее.

– Но если он вздумает нас преследовать, вы его, конечно, снова свяжете, не правда ли?

Банкан почувствовал, как по спине легонько постукивает дуара.

– Слишком полагаться на это не советую. Пока нам исключительно везет с чаропением, но Джон-Том часто говорил, что копии не бывают лучше оригиналов. Думаю, таково природное свойство волшебства. Если торнадо погонится за нами, испробуем что-нибудь другое, и я не ручаюсь, что получится так же хорошо. Я бы предпочел ехать побыстрее.

– Мой юный друг, похоже, я верю в вас намного больше, чем вы – в себя.

– Слышь, шеф, – вмешался в разговор неделикатный выдр. – Зато у меня веры в себя до фига, вот так. Можешь меня нахваливать, я не против.

Граджелут отвесил выдру легкий поклон.

– Мое уважение относится в равной мере ко всем.

– Ну, тогда ладно. – Сквилл покусывал нижнюю губу. – Только гляди, шеф, чтоб и дальше так было.

Глава 18

Их возросшая вера в себя не сократила просторы Тамаз и не уменьшила жару. Поэтому днем путешественники вынуждены были останавливаться на долгие сиесты, а ночами старались наверстать упущенное.

– Слышь, начальник, – брюзжал Сквилл в своем железном седле. – Сколько еще нам чапать по этому клепаному пустырю?

Выглядел он не лучшим образом, даже яркие перья на кепи обвисли от жары.

Граджелут пристально смотрел на особенно высокий шпиль.

– Точно этого сказать нельзя. Протяженность пустыни никем не измерена, на этот счет добрые жители Поукелпо были правы. Однако мы продвигаемся довольно быстро и равномерно, и я не думаю, что переход займет еще десятки недель.

– Недель! – тявкнула Ниина, открыла пасть и часто задышала. – Не знаю, выдержу ли еще хоть день такой пытки.

– Предпочитаете повернуть и встретиться с нашими приятелями смерчами?

– Шеф, да не боись, они все разбежались.

Сквилл чуть распрямился.

– Я и сам чуток устал. – Снугенхатт подчеркнул жалобу вялым фырканьем. – Думаете, легко бежать на солнцепеке в доспехах?

Виз свесился с насеста, заглянул носорогу в глаз.

– Старина, хватит ныть. От жажды не умрешь – воды здесь хватает.

Может, тебя беспокоит что-то еще?

– В точку, приятель. Меня беспокоит, что нельзя помыться.

– Я тоже уже сколько дней не плавала! Выдры воду любят, а не пески.

– На морде у Ниины появилось мечтательное выражение. – Дома большая река, веселые кореша, рыбы вволю. А тут – одни неприятности. Да разве какой-то вшивый Великий Правдивец стоит таких мучений?

– Можа, и стоит, – хмуро добавил ее брат, – ежели существует.

– Будем надеяться, что существует, – прошептал Граджелут. – Кажется, я замечаю некоторый спад энтузиазма.

– Спад? Шеф, да он уж на ладан дышит.

Банкан поморщился – на пути встретился неглубокий сухой лог, и пока носорог его форсировал, наездников здорово трясло и качало.

– Не знаю, как вы, ребята, а я не могу повернуть назад, даже если бы и захотел.

– Эт еще почему, кореш? – спросил Сквилл.

– Потому, что это было бы признанием поражения.

Снова по спине хлопнула дуара. Выдр заморгал.

– Е-мое, да че ж в этом постыдного? Да я хоть щас признаю поражение, ежели мне за это дадут мешок свежих раков. – Он мелодраматично вскинул лапы и обратился к богам – всем, кому было до него дело. – Эй, вы! Глядите, я признаю свое поражение! Встречаю его с распростертыми объятьями. Ну, как насчет свежатинки?

Лишь через минуту он опустил лапы.

– Кажись, богам недосуг. Кажись, им завсегда недосуг.

– Мы не повернем, – твердо заявил Банкан.

– Вот так, да? А можа, проголосуем? – Выдр оглянулся. – Кто за то, чтоб вертаться взад, поднимите лапу. – И вскинул свою.

Не получив поддержки, он удивленно посмотрел на сестру.

– А ты-то че? Ведь ныла больше всех нас вместе взятых.

Ниина потупилась.

– Ну, просто я подумала над словами Бански. Насчет поражения. Как мы все объясним Маджу и Виджи? Да я и не уверена, что сдаваться прямо щас – такая уж хорошая идея.

– Е-мое, сеструха, чем же она не хороша? – Близнец не скрывал изумления. – Разве щас не самое подходящее время? – Не дождавшись ответа, он добавил:

– Так ты, значица, за то, чтоб продолжать эту клепаную авантюру?

– Я этого не говорила. Я воздерживаюсь. Вот так.

– Че ты сказала? Воздерживаешься? Ты че, офигела? Нет у тебя права воздерживаться.

У нее встали торчком усы.

– Нет, есть.

Через секунду Банкан решил, что лишь выдры с их замечательным проворством и потрясающим чувством равновесия способны затеять серьезную потасовку на спине бегущего носорога и не свалиться.

Как всегда, возня близнецов завершилась без особого ущерба для обеих сторон. Спустя несколько минут брат и сестра как ни в чем не бывало расселись по своим седлам.

– Слышь, чувак, есть идейка поколдовать. Давай-ка прямо тут организуем прохладный пруд. Найдем среди скал подходящую ямку и попробуем. Как тебе моя мысля?

60
{"b":"9080","o":1}