ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Всеобщая история любви
Воображаемые девушки
Скажи, что будешь помнить
Святой сыск
Сердце бабочки
Монтессори. 150 занятий с малышом дома
Нелюдь
Врачебная ошибка
Господарство Псковское

Час от часу поток выдровых сетований слабел. Поскольку делать больше было нечего, они все же запели, но дальше хитроумных рифмованных оскорблений в адрес надзирателя дело не пошло. А страж почти не обращал на них внимания, лишь изредка снисходительно улыбаясь. Его не спровоцировала даже зажигательная проза Сквилла. «Да и с чего бы ему возмущаться, – подумал Банкан, – если утром мы, все шестеро, превратимся в пищу для земли?»

Кси-меррог так скучал, что время от времени задремывал на несколько минут, но всякий раз распахивал веки. Если это и давало пленникам шанс, то лишь воображаемый.

С наступлением ночи в глубине деревни зазвучала ритмичная полифоническая молитва. Ее сопровождали звуки цимбал, бубнов и кастаньет. Банкан предположил, что это ритуальное взывание к духам или богам. Он вдруг с ужасом подумал, что, когда музыканты умолкнут, к нему и его спутникам придет смерть. Много ли нужно времени, чтобы из тела вытекла вся кровь?

Он глянул в проем шатра. Пока темно, хоть глаз выколи. Сколько осталось до рассвета, можно лишь догадываться. Как-то раз Джон-Том принес из Запределья миниатюрную вещицу под названием «часы», правда, Банкан так и не понял, почему ее не нарекли попросту «время». Часть его души хотела, чтобы сейчас она была на его запястье. Другая же часть желала оставаться в неведении. Как говорится, перед смертью не надышишься.

«Прости, папа. Прости, мама. Я не ожидал такого оборота. Все-таки мир бывает очень жесток».

Между тем охранник снова задремал, голова свесилась на правое плечо. Банкан изо всех сил боролся с путами на запястьях, но лишь напрасно выбился из сил. Казалось, с каждым его рывком кожаные ремни только глубже врезаются в кожу, угрожая остановить ток крови. Выдры дремали, да и Виз тихо посапывал под стропилом.

Поэтому Банкан весьма и весьма удивился, когда за спиной раздался боязливый шепот:

– Приготовьтесь.

Банкан повернул голову, посмотрел на купца.

– Приготовиться? К чему?

– Что значит – к чему? К чаропению. Пора вам заняться волшебством.

– Ленивец повернул голову. – Эй, вы! Сквилл, Ниина!

– Хррр… Че?

Сквилл заморгал заспанными глазками.

– Разбудите сестру. Подготовьте чаропеснь.

Выдр обалдело посмотрел на спящего охранника и вновь – на ленивца.

– Да ты че? Без дуары Банкана ниче не выйдет.

– Это мне известно. Я собираюсь всех вас освободить.

Через секунду у Ниины сна в глазах осталось не больше, чем у брата.

– С помощью чего? Добрых слов или благих пожеланий?

Действительно, Граджелут был надежно связан – лапы за спиной, когти в перчатках. Вдобавок он не обладал силой Банкана или изворотливостью выдр. Посмотришь со стороны – не усомнишься в его полной беспомощности.

Да вот только… кси-мерроги все-таки допустили промашку. Либо сказалось головокружение от успеха, либо они еще не встречались с представителями Граджелутова народа. О громадных, бросающихся в глаза когтях кси-мерроги позаботились должным образом, однако упустили из виду язык.

Купец изо всех сил подался вперед, натянул ремень, которым его привязали к шесту. Из пасти выскользнул язык – длинный, гибкий, чуткий. Сполз по груди, пересек талию и дотянулся до штанов. Раздался тихий щелчок – это сдвинулся один из фальшивых бриллиантов, украшавших пряжку ремня из змеиной кожи. Пошевелился охранник, все затаили дыхание. Но сурикат лишь почесал морду и пошевелил усами, а глаза так и не открыл.

Едва он успокоился, Граджелут вернулся к своему занятию. Снова щелкнуло, и откинулась крышка на пряжке. В тайничке хранился неприкосновенный запас бывалого путешественника: склянка с бодрящим снадобьем на меду, такая же – с отравой, два драгоценных камня… и ножичек. При виде его выдрам стоило огромного труда не завопить от восторга.

Не размыкая век, страж прихлопнул на лбу муху, повернулся, устроился поудобнее. Граджелут, хрипя от натуги, нащупал рукоять ножика концом языка, осторожно обвил. Банкан сочувственно морщился и поражался точности движений купца – тот не допустил ни одной ошибки.

Ниина лежала к ленивцу ближе, чем ее брат и Банкан. Граджелут выпрямил спину, а затем наклонился вправо и аккуратно повалился на бок. Банкан судорожно вздохнул, но страхи его были напрасны – Граджелут удержал ножичек. Снова высунув до отказа язык, о чьей невероятной длине Банкан раньше и не подозревал, ленивец вложил оружие в ладонь ерзающей от нетерпения выдры.

– Хохмачка безмозглая, выронишь – убью! – прошипел Сквилл. Он и сам дрожал от возбуждения.

– Ты, морда шваброй! Заткнись. – Пауза: А потом – торжествующее:

– Готово!

Граджелут снова высунул язык – на сей раз, чтобы облизнуться. И улыбнулся Банкану.

– Это было нелегко.

– Почему вы сразу не сказали?

Купец поерзал, но сесть так и не смог.

– Чтобы кто-нибудь из ваших юных приятелей выболтал мою тайну? По правде говоря, была еще одна причина: я сомневался, что дотянусь до пряжки. Я ведь не из тех, кто живет пустыми надеждами.

– Да поторопись ты! – раздраженно бросил Сквилл сестре.

– Ага, хочешь, чтоб выронила? Отстань. Жуй усы и не вякай.

Сквилл замолчал, но это стоило ему чудовищных усилий.

Тихая возня чуть ли не под носом у охранника не мешала тому сладко спать.

Проходили минуты, но каждая из них казалась часом. Наконец Банкан увидел, как рванулись в стороны кисти Ниины. Она торопливо помассировала их, чтобы возобновить циркуляцию крови, а потом взялась за путы на нижних лапах. Теперь дело пошло куда быстрее – ведь она уже не боялась выронить ножик.

Как только упал последний ремень, Ниина встала и на цыпочках бесшумно приблизилась к сурикату сзади. Банкан уловил резкий взмах лапы – выдра еще раз пустила в ход миниатюрный нож. Охранник мучился недолго. Закончив малоприятное, но необходимое дело, Ниина вернулась и занялась узами Граджелута.

– Э, сеструха! – возмутился Сквилл. – А как же я?

– А ты, торопыга, еще чуток поваляешься. С тебя не убудет.

Сквилл злобно посмотрел на нее и зарычал. Но тихо.

Вскоре и купец получил свободу. Выдра, не позволив брату укусить ее за ногу, перешла к Банкану. Затем наступила очередь Виза и, наконец, Сквилла. Опоясываясь мечом, Банкан задел ногой зарезанного суриката.

Циновка под ним пропиталась кровью.

– У кого ты этому научилась?

Ниина ответила, не оглядываясь:

– У милой мамани. Она всегда говорила, что теория ни фига не стоит без солидной практики.

За свое освобождение Сквилл наградил сестру испепеляющим взглядом.

Все же на этот раз обошлось без потасовки. На сведенных судорогой лапах выдр доковылял до мертвеца и пнул его в морду. Брызнула кровь.

Банкан нахмурился.

– А это зачем?

Выдр недобро ухмыльнулся.

– Да затем, чувак, че мне охота порадовать себя.

Он собрался повторить, но Банкан преградил ему дорогу.

– Хватит. Береги силы, нам еще предстоит выбираться отсюда.

Сквилл постоял на одной лапе, наконец кивнул и направился к груде вещей – забрать имущество.

Виз размял крылышки, вспорхнул, но быстро устал и присел перевести дух.

– Без Снуга нам не уйти. – Птах огорченно покачал головой. – Даже не верится, что кси-меррогам удалось его подпоить. Он же так здорово держался!

– Несомненно, он был уверен, что сумеет вовремя остановиться, – философски заметил Граджелут. – Увы, это заблуждение широко распространено среди тех, кто питает нездоровое пристрастие к хмельным напиткам. Не будем слишком строги к нему.

– А может, его не подпоили, а опоили? – предположил Банкан, вешая дуару за спину.

Виз повеселел.

– Верно, об этом я не подумал. Мне пришло в голову самое очевидное.

– Как и всем нам. – Банкан в предвкушении скорой расплаты погладил дуару. – Перед нами непосильная задача: выбраться отсюда, освободить Снугенхатта и сбежать по охраняемому ущелью. Кругом слишком много стражников и молящихся. Но на нашей стороне внезапность. Используем же ее с толком, – Да, примените чаропение, – взволнованно сказал Граджелут. – Но в какой форме на сей раз?

64
{"b":"9080","o":1}