ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Психология влияния и обмана. Инструкция для манипулятора
Предательница. Как я посадила брата за решетку, чтобы спасти семью
Поденка
Remodelista. Уютный дом. Простые и стильные идеи организации пространства
Нелюдь. Время перемен
Отчаянные
Понаехавшая
Трансформатор. Как создать свой бизнес и начать зарабатывать
О тирании. 20 уроков XX века

– Мо-омент всего. Ухо-оди.

С этими словами Мальвит улетел в боковой коридор, его огромные крылья скреблись о стены. Банкан задумчиво затворил за собой дверь и двинулся по узкому проходу в глубь Древа, проникшего во многие измерения. Яркие шары освещали путь.

Он заглянул в кладовку, заваленную свитками и книгами. Там никого не было.

– Клотагорб! Магистр Клотагорб!

Войдя в кабинет, он остолбенел. Перед ним предстал, рыча и громыхая, воронкообразный вихрь. В его спиралях бешено кружились щепки и щебенка. Банкан инстинктивно отпрянул и потянулся к мечу, но тотчас вспомнил, что меч остался дома, в платяном шкафу. Приносить оружие в школу запрещалось.

Упругий вихрь скользнул ему за спину и оттеснил от двери. Банкан чувствовал плотность завитков ветра, заключенную в нем силу. Такой запросто оторвет голову. И в этот миг появился Клотагорб, с любопытством глядя на Банкана поверх очков.

– Ну, и кто у нас тут? Банкан Меривезер, если не ошибаюсь?

– Да, сударь.

Банкан повернулся лицом к вихрю и с благоговением наблюдал, как тот носится по полу, прыгает через скамейки и лихо отплясывает на хрупких инструментах.

– Сударь, я за вас испугался. Думал, это какое-то колдовское оружие ваших врагов. А теперь вижу, оно вас слушается. По мне, так ничего не может быть страшнее визита такой вот необузданной стихии.

– Она вовсе не страшная. Самый обыкновенный пылесос.

Банкан неуверенно показал на змеящийся вихрь:

– Вот это – пылесос?

– Да. Торнадо, правда маленький. Так называет явление твой отец.

Мой термин гораздо длиннее, и я предпочитаю этот. Очень полезный метеорологический феномен… конечно, если ты способен его контролировать. Иначе он такое устроит…

Черепах отвернулся и пробормотал несколько фраз, непонятных Банкану.

Торнадо послушно отпрянул от юноши и пошел мести комнату, сдувать пыль с оконных рам, выгребать мусор из-под ковров и мебели и выполнять прочие выраженные в заклинаниях требования Клотагорба.

– Очень эффективно, знаешь ли. – Колдун, не обращая внимания на смерч, толстой лапой ткнул Банкана в спину, вытеснил его в коридор и повел к другому залу. – Приходится регулярно обновлять заклинание, иначе он перестает слушаться. Ну, так что привело тебя ко мне?

Банкан оглянулся.

– По-моему, эта тварь хотела меня проглотить.

– Что поделаешь, инстинкт. Вряд ли стоит ее за это винить. Торнадо – очень действенный, уже не говоря об экологичности, способ чистки, особенно когда в доме полно труднодоступных мест.

– Экологичность? Что это?

– Сей термин я тоже позаимствовал у твоего отца. Боюсь, нам, волшебникам, не мешало бы вспоминать его почаще. Не сбрасывать токсичные отходы в третью космическую расщелину. И еще много чего не следует делать. Твой отец – умный парень, правда, немножко горяч.

Впрочем, ему простительно, ведь он человек. А тебе разве не в школе положено находиться?

Банкан подавил искушение солгать величайшему в мире волшебнику.

– В школе. Но у меня проблемы.

В переднем зале Клотагорб усадил гостя на диванчик под огромным окном-панорамой, а сам расположился напротив, на стуле с прямой спинкой.

– Тебе восемнадцать. В этом возрасте у кого не бывает проблем? Все на свете беды наваливаются исключительно на твои плечи, а тебе и невдомек, как их одолеть. – Колдун повернулся направо. – Мальвит!

В тот же миг появился филин. Богато разукрашенная бандана не позволяла перьям закрывать глаза. Вместо метлы и совка он держал коврик и бутыль с жидкостью янтарного цвета.

– Чаю из чистокора нам с гостем, – распорядился волшебник. – Горячего или холодного? – уточнил он у Банкана.

«Интересно, – подумал юноша, – почему всякий раз, когда я хочу поговорить о своих трудностях, мне сразу предлагают чай?»

– Ну… горячего, пожалуй.

– Шевелись! – приказал Клотагорб.

Филин метнул в Банкана испепеляющий взгляд, но беспрекословно подчинился магистру. Вскоре он вернулся.

– Итак, мой друг, я весь внимание, – взял мягкий тон Клотагорб. Он налил себе чашку терпкой жидкости и добавил туда чайную ложку неволнуйского меда. – Что у тебя за проблемы?

– Ну, во-первых, ребята в школе знают, что мой старик – чаропевец, и все время дразнятся. С самого первого дня. И вообще меня тошнит от учебы.

– Да, твой отец как-то упоминал об этом. Кажется, он считает, что лучший выход для тебя – поступить в ученики к приличному мастеру.

Либо, если ты верен музыке, – примкнуть к большому ансамблю. По-моему, для твоего возраста это стоящая идея, по крайней мере ее не следует отметать с порога.

– Но я хочу стать настоящим чаропевцем, как Джон-Том.

– Ах, вот как… – задумчиво протянул маг, глотнул чаю и закинул короткую толстокожую ногу на ногу. – Да будет тебе известно, в чаропевцы годится не всякий. Ремесло сие гораздо сложнее, чем, скажем, торговля фруктами или овощами. Твой отец – явление исключительное. У него природный дар, божья искорка.

Банкан похлопал по дуаре.

– Я унаследовал его способности. Тут никаких сомнений.

– В самом деле? А я и не знал, что эти способности передаются по наследству.

– И я уже умею колдовать. Правда, не всегда получается в точности то, что задумал.

– А твой отец говорит, у тебя никогда не получается.

– У папы сначала были точно такие же сложности.

– Ну, вряд ли они были столь же серьезны. Родителю твоему достался слабый голос, но Джон-Том компенсировал этот недостаток музыкальными произведениями своего мира. А ты не в восторге от его музыки и потому вынужден импровизировать. Судя по его отзывам, в игре ты почти не отстаешь, но в подметки не годишься ему по части пения.

Банкан поморщился – только ленивый его не бранит, до чего же осточертело! Впрочем, он знал, на что шел.

– Ничего, научусь.

– Возможно. Если только никого при этом не отправишь на тот свет.

Банкан покраснел.

– Да, нашкодил я маленько в кухне. Ну, и что такого?

– По словам Джон-Тома, ты подверг смертельному риску жизнь родной матери.

– Жизнь моей матери? Смертельному риску? – Банкан едва не рассмеялся. – Да моя мать выйдет против трех лучших фехтовальщиков Поластринду и выпустит им потроха, а сама не получит ни царапины. А перед схваткой велит привязать ей одну руку к спине.

Клотагорб погрозил гостю коротким и толстым, как пенек, пальцем.

– И все-таки факт остается фактом. Ты балуешься с силами гармонии, слабо разбираясь в их природе и совершенно не контролируя.

Банкан обмяк, откинулся на удобную спинку дивана.

– Интересно, почему мне все это кажется таким банальным?

– Дружок, банальность – это всего лишь правда, навязшая в зубах.

– Тогда почему бы вам не взять меня в ученики? Помогите стать чаропевцем.

Клотагорб вздохнул.

– Увы, не всему на свете можно обучить. И я не в силах развить твой голос с помощью чар. В лучшем случае ты годишься в аккомпаниаторы отцу. Пальцы у него не столь быстры, как в былые годы…

– Что ж, спасибо на добром слове.

Не расстающийся с сарказмом Банкан поднялся и направился к выходу.

Это было ужасно невежливо – следовало дождаться, когда маг его отпустит. Впрочем, Клотагорб мог бы легко задержать юношу несколькими удачно подобранными словами, но волшебник предпочел всего лишь смотреть ему вслед сквозь толстые очки.

– Друг мой, ты должен решить сам. Ты уже почти взрослый.

Банкан резко обернулся.

– Что значит – почти? Я намерен стать чаропевцем и вершить великие дела. И прекрасно обойдусь без вашего одобрения. И без отцовского. А теперь, если не возражаете, я…

Он потеснил брызгающего слюной и хлопающего крыльями филина.

– Мальвит, пропусти его, – устало велел Клотагорб. – Он еще слишком юн, но годиков через сто до него начнет доходить. Конечно, если он столько проживет.

– Хозяин, а с эти-им уже все-о?

Филин собрался убрать посуду со стола. Клотагорб поднял переднюю лапу.

– Ладно, оставь. Я утомился от возни с пылесосом. И от упрямства юных.

8
{"b":"9080","o":1}