ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Это было большое здание, как бы прижавшееся к горе. Это место могло служить убежищем для какого-нибудь индивидуала-оператора. Такие дома являлись атрибутом новейших символов благосостояния.

Окна этого дома выходили на просторы Кларианской равнины. Луны-близнецы смотрели вниз на извивающуюся нитку реки Иблин, протекающую внизу. На северо-западе можно было увидеть верхушки труб Тросери, города-спутника Кларии.

Само здание состояло преимущественно из белых кирпичей. Террасы и коридоры дома образовывали петлю вокруг скалы. Было похоже, что жилище облепило скалу как замерзший сахарный сироп.

— На кого вы работаете. Селауза? — спросил он опять, когда транспортное средство тихо остановилось, аккуратно припарковавшись.

— А вы, однако, настойчивы. Но я же уже ответила вам на этот вопрос. Я говорила и могу повторить еще раз, что не имею права давать вам информацию.

— Вы работаете сами на себя, не правда ли? А те другие, — и он посмотрел на мужчин и женщин, плотно заполнявших кабину транспорта, которые уже больше не притворялись, — все они работают на вас. Вы самостоятельно, должно быть, проводили операции вне синдиката.

— Я нелегал двадцать третьего класса, — сказала она гордо.

— Я потрясен, — и он медленно закивал головой. — Значит, кто-то нанял вас и вашу партию, чтобы привезти меня сюда. С помощью вас они провели эту операцию, потому что этим надеются сохранить как можно большую анонимность. Или, может быть… потому что больше никто не попытался бы сделать то, что они хотят. Или, может быть, все дело в том, что никто ни в каких синдикатах, кроме вас, ни за что не согласился бы работать на них?

— Может быть, — ответила она, сохраняя при этом все то же серьезное выражение лица. В это время они уже шли по тускло освещенному коридору. И эта высокая темноволосая женщина казалась теперь уже совсем другой. Она смотрела на выходы, которые были расположены в стенах, или в направлении к закрытых дверей. С ее стороны это было проявлением непрофессионализма. Ведь она не должна была позволять себе сосредоточивать внимание на чем бы то ни было, кроме пленника.

— Я уверена, что вы не первый захваченный лидер, с которым они имеют дело, — сказала Селауза по-прежнему не глядя на Лу-Маклина.

— А почему бы кому-нибудь другому не взять на себя эту работу?

— Я же сказала вам, что не знаю. Мне не известно, что послужило причиной. Не волнуйтесь. Мы с этим уже почти покончили.

— Чем быстрее, тем лучше, так вы считаете? Ха!

Она не ответила.

Они вошли в комнату. Там стояло несколько кушеток, удобное кресло, и, конечно же, в этой комнате можно было увидеть вездесущий экран компьютера. Обычно в таких местах для антуража висели картины, на подставках расставлялись изделия из стекла, керамики или драгоценных металлов. Но в этой комнате их не было. Свет был слегка притушен, точно так же, как и в коридоре. По правде говоря, в комнате было почти темно. Один из людей Селаузы кашлянул. Послышался неожиданно сердитый, призывающий к полной тишине возглас. Где-то очень громко жужжал увлажнитель. Воздух в комнате был как в тропиках. Атмосфера насыщенная и плотная. Селауза с беспокойством посматривала по сторонам.

— У наших хозяев имеются какие-нибудь проблемы с дыханием? — поинтересовался Лу-Маклин.

Вместо ответа она сделала нервный жест рукой, в которой держала оружие. Лу-Маклин пожал плечами и прошел дальше, на середину комнаты. Здесь находились несколько полок, которые были заполнены книгами. Эти книги были защищены от влажности специальным стеклом.

«Настоящие книги, — заметил он. — Книги, сделанные из бумаги.» Они выглядели достаточно потрепанными. Это были старинные экземпляры. Лу-Маклин еще раз осмотрел комнату. Все в ней, и вещи и их расположение, говорили о наличии больших денег. Именно это сразу бросилось в глаза Лу-Маклину, когда он обратил внимание на мебель. Но Лу-Маклина трудно было удивить богатством и роскошью.

Мебель была защищена от порчи пластиком. В добавок к кушеткам и креслу в комнате были еще несколько предметов мебели, обтянутых непрозрачным полотном. Их формы были необычными.

— Я думаю, что хозяину просто нравится такой климат, — сказала Селауза. Она говорила шепотом, и он никак не мог понять, почему.

Он опять повернулся к ней лицом. Теперь уже только двое из тех четырнадцати человек, которые сопровождали их, остались в комнате. Они стояли теперь несколько расслабленно и не держали оружие наготове, а их внимание не было больше направлено на Лу-Маклина.

Все здесь находились в состоянии страха перед кем-то. Лу-Маклин был уверен, что боялись они не его. Кого же? Может быть все-таки попытаться?..

Он сделал несколько иронических замечаний по поводу отсутствия остальной части его эскорта.

— Они сейчас находятся снаружи, — сказала Селауза, указывая куда-то вверх. — В этой комнате только один вход. Так что в любом случае вы не выйдете, не пройдя мимо них, если даже вам удастся убежать от Дома, Таквида и меня самой.

— А не попытаться ли мне прорвать вашу охрану? — сказал он, проверяя ее. — Не вывести ли мне вас троих из строя? — Лу-Маклин говорил очень спокойно, стараясь употреблять слова как можно осторожнее. — Вы думаете, что я заперт здесь, — и он сделал жест, указывая на экран компьютера. — Если мне удастся связаться с внешним миром, а я думаю, что так оно и будет, то мои люди будут здесь в течение часа.

— Мне не хотелось, чтобы вы делали это, — произнес какой-то новый голос. При этом послышался такой звук, как будто он шел из глубины старого каменного колодца. Он был вибрирующим, гортанным.

Лу-Маклин повернулся налево. Дом, один из помощников Селаузы, пошел по направлению к двери. Он был молод и хорошо сложен. Теперь же он начал обильно потеть, а на лице его появилось выражение смущения, неподдельного отвращения и сильного беспокойства.

Один из темных задрапированных предметов мебели внезапно зашевелился, стащил с самого себя ткань и сбросил ее на пол.

Киис ван Лу-Маклин редко удивлялся. Но на этот раз он был действительно поражен.

— Я надеялся, — продолжал булькающий голос, — что мы можем поговорить. — Одно из щупалец, серое и влажное от слизи, указало на фигуру Селаузы. — Поэтому пришлось доставить тебя сюда обманом, чтобы ты не отказался или не стал настаивать на том, чтобы тебя сопровождали твои люди.

— Это было необязательно, но я понимаю, почему вы так сделали. Не многие люди согласились бы на такую встречу добровольно.

— Но тебя это не беспокоит? — спросил голос.

— Нет, — ответил Лу-Маклин. — Ничуть.

Низкий звук, напоминающий бормотанье, донесся со стороны говорящего. Огромные глаза навыкате с золотыми блестящими пятнышками вокруг вытянутых зрачков раздвинулись в разные стороны.

— Я надеялся, что так и будет. Пока что мои надежды сбываются.

Представитель исключительно мерзкой расы, которая была известна как ньюэлы, вытащил защитное покрытие из странного стула, на котором он сидел. Стул имел форму подковы. Ньюэл натянул покрытие на себя, и таким образом его громоздкое тело оказалось в клинообразном пространстве.

Ньюэлы управляли несметным количеством миров в Галактике. Они исследовали границы ОТМ в течение семи сотен лет, рискуя, ставя эксперименты, выискивая слабые места и уходя, когда таковых не было. Они провоцировали различные инциденты и вообще пытались любыми способами получить власть над ОТМ.

Их внешний вид был отвратителен любому другому цивилизованному народу. Поэтому ньюэлы, еще когда они только начинали исследовать окружающие их звезды, пришли к выводу, что они могут обеспечить свою безопасность, только получив власть над другими.

И они добились значительных успехов в достижении своей цели… пока не столкнулись с могущественным союзом народов, составляющих ОТМ. Их продвижение замедлилось, и соответственно возрос их страх самим быть покоренными.

Они дошли до того состояния, что согласились бы на любые условия, лишь бы подчинить себе торговые и правящие круги ОТМ. Соответственно их отчаянию возросла и их изобретательность.

27
{"b":"9082","o":1}