ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— А когда он вернется? — спросил один их офицеров.

— Когда он вернется, я попытаюсь ему напомнить наше давнишнее свидание, чтобы добиться личной встречи, — ответил Чэхил тихо. — Я уверен, что он ничего не заподозрит. Я убью его. Ни один врач, ни один из его людей или предатель с Уэла, не сумеют помешать мне осуществить это намерение. Лехл потерпел неудачу. Я заверяю вас, что меня неудача не постигнет!

12

Он без всяких проблем добился свидания. Лу-Маклин, заверила психолога секретарь, будет рад встретить старого знакомого. Еще одно доказательство, решил Чэхил, что человек ничего не знает о его встрече с Томасом Линдсеем.

Он ехал из Кларии на маркаре. Вскоре машина вышла из трубы и помчалась по колосящемуся полю, сбивая зерна с колосьев. В пшенице был проложен магнитный рельс, благодаря которому машина и двигалась вперед.

Чэхил с вниманием и интересом обозревал хорошо обработанные поля. Он знал, что много лет назад атмосфера и окружающая среда на Ивенвейте были настолько загрязнены, что зерновые здесь просто не росли, и их импортировали. Он также знал, что Лу-Маклин был тем, чьими усилиями стала возможной очистка поверхности планеты. Глядя на бесконечные поля золотой пшеницы, на чистые голубые небеса, трудно было и вообразить, чем была недавно эта земля, испытывавшая постоянные выбросы диоксидов и иных отходов.

Неудивительно, что Лу-Маклин так высоко чтим среди людей и занимает в их обществе столь высокое положение. Но его главное достижение еще впереди: безоговорочное подчинение Уэла.

Его статус и его настойчивость дали ему доступ к секретным архивам правительства, и эту информацию он наверняка использовал для расширения своего бизнеса. Правительство считало, что его деятельность достаточно плодотворна и потому выгодна им, а конкурентам оставалось лишь изумляться его дару предвидения. Но все это малость, не имеющая никакого значения, по сравнению с тем, что было им замыслено теперь.

Движение прекратилось, магнитный рельс упирался в тупик на скалистом отроге, который спускался к южному морю Ивенвейта. Автоматические переключающие устройства зажужжали в высокой траве, и вагон Чэхила передвинулся на частный рельс. Затем он совершил головокружительный спуск по скале, выровнялся и вот уже волны подхватили его.

Выглянув наружу, он понял, что рельс шел под водой. Впереди виднелся недействующий вулкан, чьи серые склоны высились над поверхностью моря.

Сердцевина давно потухшего вулкана, который превратился в остров, целиком принадлежала Лу-Маклину. На застывшей лаве было построено его имение — лес изящных светящихся башенок, покрытых драгоценными эмалями. Солнечный свет как бы превращал остров в лес зеркал. Когда они приблизились к крепости, Чэхил понял, что башни служили не только украшением. Несомненно, внутри многих находились оборонительные устройства. Этого следовало ожидать. Вряд ли один из самых могучих людей в восьмидесяти трех мирах ОТМ станет жить в ничем не защищенной сказочной стране.

Это не обеспокоило Чэхила Райенза. Он и не мечтал покинуть остров живым.

Ему пришлось пройти несколько проверок. Не все вежливые стражи, проверявшие, есть ли у него оружие, были людьми. Было двое высоких оришианцев и один орофит. К великому облегчению Чэхила, выходцев с Уэла он не увидел.

Оружия у психолога не обнаружили, потому что он не был ничем вооружен. С самого начала он понял, что у столь важной персоны, как Лу-Маклин, наверняка разработана строгая система контроля, поэтому психолог отказался даже от мысли пронести с собой любое оружие, пусть и столь изощренное, как биологическое вещество.

План его был настолько прост, что его можно было бы назвать примитивным. Хотя он не был атлетического сложения, а ростом на полфута ниже людей, зато он был весьма массивен, фунтов на сто тяжелее среднего человека. Он выберет нужный момент, подойдет, насколько это возможно, близко к человеку — и не успеет сработать ни одно автоматическое устройство, как он бросится на Кииса ван Лу-Маклина и переломит ему шею.

То, что случится потом, уже не интересовало Чэхила Райенза.

Комната, в которую его ввели, была огромных размеров. Он в последний раз согнул свои щупальца. На высоте в несколько этажей парил сводчатый потолок, представляя собой пик из прозрачного камня, через который проникал солнечный свет. Потолок спускался вниз красивыми волнами к широкой прозрачной стене, опиравшейся на стеклянные же контрфорсы. Назвать это окном не поворачивался язык — слишком уж велико было прозрачное пространство.

Снаружи открывался вид на заходящее солнце, бесконечный океан и волнистый берег земли, известный, как Глаза Мары. Приближался вечер, и огни, раскиданные по отвесному берегу, замигали, разбрасывая свет.

Он проскользил на расслабленных щупальцах по отполированному полу, составленному из миллионов кусочков различных пород деревьев, привезенных из всех восьмидесяти трех миров ОТМ. А может быть, некоторые из них — из лесов наших планет, с горечью подумал он.

В дальнем конце этого помещения, похожего на собор, сидел человек. То, на чем он расположился, можно было бы назвать маленькой тахтой или большой подушкой. Он сидел не двигаясь, пока Чэхил не подошел вплотную. Затем он поднялся, улыбнулся и протянул руку.

«Терпение, терпение, — подбодрил себя психолог. — Сейчас слишком рано. Именно сейчас его оборонительные устройства особенно настороже. Расслабь это чудовище разговором, обмани бдительность его охраны. Затем убей его».

— Сколько лет, Чэхил Райенз! Сколько зим! — Рука Лу-Маклина коснулась щупальца и обменялась с ним жидкостью. Чэхил ощутил приступ тошноты, но сделал над собой усилие и спокойно принял пожатие.

Затем он оглядел Лу-Маклина. Внешне он мало изменился. Он выглядел почти так же, как и много лет назад, в пещере рождений. Разве только реже стали волосы на черепе, главным образом на лбу. Он не стал прибегать к грубой биоинженерии, которую неуклюже применяли в подобных случаях люди. Заметно было изменение цвета волос, из золотых они превратились в белесые.

На лице прибавилось морщин, что можно было сравнить с изменениями, которые происходили на коже ньюэлов, когда они начинали стариться. И все. Он внимательно приглядывался к человеку. Это должно произойти мгновенно. Он сомневался, что стража Лу-Маклина даст ему возможность для второго нападения. Люди были слишком сильны для него, но преимуществами Чэхила были его вес и две дополнительные конечности.

— Приятно вновь увидеть вас, — весело сказал Лу-Маклин. — Он повернулся спиной к Чэхилу и повел рукой. Из пола поднялся металлический цилиндр. Он ярко освещался разноцветными огнями. Маленькие краны окружали его верхнюю часть. — Могу ли я предложить вам чего-нибудь освежающего?

— Нет, благодарю, — сказал Чэхил. — Я займу у вас совсем немного времени.

Лу-Маклин пожал плечами и вновь сделал жест. Цилиндр исчез, и пол сомкнулся над ним.

— Мне сказали, что вы хотите задать мне несколько вопросов по поводу доклада, который готовите. Что-то по поводу психологического влияния на людей и на ньюэлов коммерческого товарообмена и сотрудничества. Мне всегда были интересны подобные вопросы. Я с удовольствием отвечу на них.

«Еще бы», — подумал Чэхил. Он осмотрел комнату, пытаясь прикинуть, где именно может располагаться защитное устройство. Все было отлично замаскировано, потому что он не сумел обнаружить даже глазка. Ладно, не имеет значения, у него займет не больше секунды, чтобы сомкнуть четыре щупальца на этой хрупкой человеческой шее. И тогда уже не имеет значения, как много камер или оружия направлены на него. Одно мгновение! Небольшое давление на шею — и они вдвоем вместе с Лу-Маклином переживут последние минуты жизни.

Вот и вся моя работа, грустно размышлял он. Все мои исследования, все мои давние желания создать Семью учителей. Все эти стремления потонули в одной насущной необходимости: убить врага. Как много иронии во Вселенной!

43
{"b":"9082","o":1}